Поиск по сайту:
НОВОСТИ МФВТ МЕДИЦИНСКИЙ ОСК ИЗДАНИЯ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ ФОТОРЕПОРТАЖИ ПРОМЫШЛЕННАЯ МЕДИЦИНА
        Дезинфектологическая практика | СГЛ  | ЧИТАЙТЕ НА ЗДОРОВЬЕ  

…Истоки учения о раке матки в Казани

«От языка, от культуры, от истории — духовность национальности». Струве

В дореволюционной России не существовало общегосударственной системы противораковой борьбы. По сообщению В.Н. Ковалева и соавторов «….было открытие в 1903 г. на частные пожертвования купцов Морозовых первого в России Института для лечения страдающих опухолями на 56 коек. Кроме того, в порядке частной благотворительности в больницах Петербурга, Тамбова и Варшавы были открыты специальные палаты для презрения и лечения раковых больных» (Матер. Всеросс. н-пр.конф., Казань, 2003,стр.66-70).

А что было в Казани?

«Мысли, вызываемые самим ходом событий, зарождаются разом не в одной голове». Екатерина II. 18 век

Известно, что акушерская клиника медицинского факультета Казанского Университета была открыта в 1833 году при проф. А.Е. Лентовском. В это время гинекологии в виде самостоятельной отрасли медицины не существовало. В 1840 году клиника была размещена в специальном здании («старая клиника»). Количество акушерских коек увеличено с 6 до 14, но плановых гинекологических больных по-прежнему не было. В 1860 году, во время заведования проф. А.И. Козлова, количество коек доведено до 25, организована гинекологическая амбулатория. Начиная с 1861 года, появились первые сведения о количестве и характере гинекологических больных. Всего за 1861 — 1875 гг. было 392 стационарных и 960 амбулаторных пациенток. Среди них не было раковых больных.

Хирургическая помощь в эти годы была в руках хирургов. С января 1840 г. кафедру теоретической хирургии в Казани возглавлял проф. А.А Китер. Им, вместе с проф. Ф.О.Елачичем, сделана 24 мая 1844 г. влагалищная экстирпация матки, пораженной раком. Наблюдав больную 3 года и убедившись в отсутствии рецидива рака, они решились на публикацию операции с подробным описанием её техники и послеоперационного ведения. Можно считать, что с этого момента в г. Казани начинается диагностика и оперативное лечение рака матки.

Оживилась работа гинекологического отделения при проф. К.Ф.Славянском (1877), ибо он был не только акушером, но уже сложившимся гинекологом. Он ввел в практику гинекологического отделения современные методы диагностики и оперативное лечение женских болезней, вплоть до чревосечений. За 1876-77 гг. было 38 больных. Однако, среди них раковых больных тоже не было.

При проф. В.М.Флоринском (1877-1885) через гинекологическое отделение прошло 236 пациенток. Раковых больных среди них также не было.

Заметно оживилась работа гинекологического отделения при проф. Н.Н.Феноменове (1885-1899). За эти годы только стационарную гинекологическую помощь получили 1657 женщин. По выражению проф. П.В.Маненкова: «Около ¾ всех стационарных больных…подверглись оперативному лечению, причем значительное количество (свыше 500) — чревосечению». Через амбулаторию прошло 589 больных раком матки, в основном с запущенными формами. Госпитализировано было 117 женщин, из них 115 — с раком шейки матки. Лечили исключительно оперативно, используя удаление матки через влагалище. Была разработана предоперационная подготовка больных. Послеоперационная смертность колебалась от 5,47% до 7,01%. Внедрена гистологическая диагностика рака. Научной разработки клинического материала по раку матки не велось. Тем не менее следует отметить защиту диссертации на степень доктора медицины акушером И.М.Львовым «К учению об этиологии новообразований» (1884).

Так закончился XIX век.

Интенсивное изучение рака матки в Казани началось лишь с приходом на кафедру проф. В.С.Груздева в 1900 году. Этому способствовала хорошая предварительная научная подготовка. Прежде всего следует отметить, что его диссертационная работа «Саркомы яичников» (1896) уже говорит об определенном научном интересе. Затем следует упомянуть, что В.С.Груздев хорошо знал текущую литературу по всем разделам акушерства и гинекологии. Подтверждением этому служат его подробнейшие «Обзоры важнейших работ» отдельно по акушерству и по гинекологии за 1897-98-99 гг. В числе этих работ более трех десятков посвящены раку матки. Затем мы видим также, что кроме теоретического изучения В.С.Груздев стремился и практически помочь больным раком матки, делясь своим опытом в работе «К вопросу о применении углекальция в гинекологической практике» (1899). Он считает, что «…хорошим паллиативным средством для лечения запущенных раков матки», может быть «…кальций-карбид, преимущественно как кровеостанавливающее средство». Забегая вперед, скажем, что в своей дальнейшей врачебной практике В.С.Груздев постоянно пользовался этим методом, убеждаясь в его положительном эффекте и даже счел возможным еще раз упомянуть о нем в своей фундаментальной работе «К патологии и терапии рака матки» (1911).

Напомним читателю, что в конце XIX века сформировалось уже достаточно четко оперативное лечение рака матки. Радикальное удаление матки выполнялось преимущественно влагалищным доступом. С совершенствованием асептики и антисептики постепенно внедрился и лапаротомный подход. Наибольшего радикализма добился в Европе Вертгейм. В.С.Груздев владел оперативными методами лечения рака матки, в т.ч. он делал и расширенную экстирпацию матки по Вертгейму. По рассказу его ученицы, М.В. Монасыповой, технику этой операции В.С.Груздев осваивал у самого Вертгейма во время одной из заграничных поездок. Вопрос преимущества этой операции обсуждался в начале ХХ века на I съезде общества российских акушеров и гинекологов (1903). А.А. Драницын в публикации «Современная статистика и новейшие взгляды в оперативном лечении рака матки» («Труды» съезда, стр. 523-534) писал: «Брюшное удаление раковопораженной матки с вычисткой клетчатки и железами еще не получило права гражданства», но эта операция «…теоретически более обоснована и более правоспособна, чем простая влагалищная,…может дать, по крайней мере, 50% выздоровления и …дает полное основание ожидать соответствующего повышения полного выздоровления».

Несомненно, все это было хорошо известно В.С.Груздеву. Сегодня общеизвестно, что он является одним из основоположников отечественной онкогинекологии (А.А. Опокин, 1926; И.Ф.Козлов, 1948; П.В. Маненков, 1966). Однако, представляет большой исторический интерес: а как все это происходило? Ведь в те далекие годы централизованной онкологической службы не было. Так, в частности, в Казани онкологический диспансер был открыт только в 1960 г. До этого времени диагностика и лечение женщин с раком матки была сосредоточена в гинекологических клиниках.

Обратимся к первоисточникам.

Вступив в заведование кафедрой в Казанском университете, В.С.Груздев в круг своих научных интересов включил разработку диагностики и лечения опухолей женской половой сферы. Появились публикации с описанием отдельных наблюдений: Г.В.Зеленский, 1903; В.В.Дъяконов, 1903; Н.И.Горизонтов, 1906; П.В.Занченко, 1907; М.С. Малиновский, 1911; П.Д.Левитский,1913 и др. Постепенно накопился большой клинический материал по раку матки. В.С.Груздев тщательно его анализировал и все первые 10 лет работы усиленно размышлял об этой тяжелой патологии. Итог длительной, напряженной работы был представлен в публикации монографического характера «К патологии и терапии рака матки» (1911). Уже во вступлении он писал «Среди болезней женских половых органов нет другой, которая-бы уносила столько-же жертв, борьба с которой стоила-бы таких-же усилий и была-бы  столь-же малоуспешна, как это мы видим по отношению рака матки. …Стоя более 10 лет во главе акушерско-гинекологической клиники в Казанском Университете, я особенно чувствовал и чувствую это бессилие…и могу без колебания сказать, что ни одна сторона не стоила мне такого труда и не вызывала вместе с тем такого горького чувства разочарования и беспомощности как эта.» И тут же объясняет: «Главная причина этого кроется в том, что значительный % больных раком матки является за оперативной помощью слишком поздно, когда болезнь успела уже далеко распространиться за пределы первоначально пораженного органа». Дальше дается анализ 596 больных раком матки (564 шейки, 32 тела матки), из которых, только в 17,1% процесс ограничивался стенками половых органов. Разработаны возможные причины, дана патолого-анатомическая характеристика с подробным описанием трех форм процесса. Исчерпывающе изложена гистологическая картина и распространение за пределы половых органов. Особое внимание уделено клинической картине, диагностике и лечению. В диагностике подчеркивается важность биопсии, а в лечении для больных с незапущенными формами рака «…доступ в клинику был открыт более широко, чем для больных с запущенными формами». Эти больные лечились амбулаторно симптоматическими средствами в первую очередь с целью остановки кровотечения (прижигание полуторахлористым железом, карбидом кальция, 10 %-м спиртовым раствором брома). Зловонные бели ликвидировались спринцеваниями марганцево-кислым калием, тимолом, формалином. Боли снимались наркотическими средствами. Рекомендовалось усиленное питание, ликвидировались запоры.

Больные с незапущенными формами рака госпитализировались в клинику и подвергались различным видам оперативного лечения, в том числе расширенной экстирпации матки по Вертгейму было подвергнуто 40% больных. Этот раздел изложен подробнейшим образом и мы отсылаем любознательного читателя к первоисточнику. Здесь лишь укажем, что на этом этапе научного изучения результатов лечения В.С.Груздев пришел к выводу о равноценности влагалищного и брюшностеночного путей удаления матки.

В итоге многолетнего труда В.С.Груздев пришел к выводу: «Очевидно, не в повышении радикальности оперативного вмешательства — истинный путь борьбы с раком, а в тех мерах, благодаря которым больные более своевременно обращались-бы к оперативной помощи» (обучение населения ранним проявлениям болезни, подготовка врачебных и средних медицинских кадров на местах, удобные и дешевые пути сообщения, повышение материального благополучия больных). «Без этих мер наша борьба с раком матки всегда останется бесплодной, всегда будет служить для врача источником горького чувства сознания, собственного бессилия и беспомощности».

Через три года этот материал дополнен, подытожен и оформлен в докторскую диссертацию В.В.Дьяконовым «Материалы к учению о раке матки» (Казань, 1914).

foto-1-vv-diakonovОколо 700 страниц текста с подробным изложением состояния вопроса на тот момент, с анализом 983 случаев рака матки. Капитальный труд сопровождает атлас с 91-м рисунком маток с вариантами локализации ракового процесса и с 20-ю рисунками гистологической картины рака. Среди многочисленных разделов появился «Рак матки и беременность». Заключение содержит выводы по этиологии, патанатомии, симптоматике, диагностике и оперативного лечения рака матки. Среди этих многочисленных выводов, отражающих как успех, так и неуспех в лечении, грустным звучанием колокола включены строки, что «…в деле борьбы с раком матки на первом плане должны стоять меры, направленные к тому, чтобы больные более своевременно обращались к врачебной помощи»

Рисунки из диссертации В.В. Дьяконова

foto2Итак, 14 лет упорного, напряженного труда позади. Результаты преданы огласки. Создалось впечатление, что эти две капитальные печатные работы должны были обеспечить известность В.С.Груздеву и его сотрудникам среди коллег-гинекологов России.

Однако, сложилась парадоксальная ситуация.

В библиотеке В.С. Груздева под номером 232 имеются «Труды Первого Всероссийского Съезда по борьбе с раковыми заболеваниями» (Петроград, 1915). Съезд состоялся 31 марта — 3 апреля 1914 г.. Но среди 334 делегатов нет В.С. Груздева (?). Казань представляли:

  1. П.П. Денике (Университет)
  2. В.В. Дьяконов (акушерско-гинекологическая клиника)
  3. М.С. Малиновский (акушерско-гинекологическая клиника)
  4. А.И. Тимофеев (акушерско-гинекологическая клиника)
  5. И.З. Штейн (Казанский уезд, село Хотня, земская больница)

В оргкомитете съезда Казань представлял проф. И.Г. Савченко.

А где же В.С. Груздев?

Более того, на 475 страницах «Трудов» нет никаких материалов и докладов из Казани. Только лишь в самом конце, на 474 странице, в разделе «Выставка», читаем: «Д-р Груздев выставил влагалищный клемм».

И уже совсем удивительно, что никто из пяти казанских делегатов не принял участие в прениях по обсуждаемым вопросам. Объяснений этому мы представить не можем.

В последующие годы из клиники продолжают выходить печатные работы с описанием наблюдений (А.И. Тимофеев, 1916; М.П. Бушмакина, 1917; Ю.А. Лейбчик,1917 и др.).

В 1922 году В.С. Груздев издает в Казани руководство для студентов и врачей «Гинекология» (1-ое издание). В нем 50 страниц посвящено разделу «Новообразования женской половой сферы», а из них 16 (треть!) страниц отведены раку женских половых органов. Из числа стационарных больных, наблюдавшихся в клинике за 1900-1917 гг., у 405 — диагносцирован рак: матки — у 294, яичников — у 93, вульвы — у 9, влагалища — у 5, маточных труб — у 4. Текст сопровождался рисунками макро- и микропрепаратов.

Ко всему сказанному следует добавить то, что в это же время А.И. Тимофеев составляет и публикует «Деятельность Казанской акушерско-гинекологической клиники по борьбе с раком матки за 15 лет (1900-1915 гг.)» в сборнике работ к 25-летию деятельности В.С. Груздева (Петроград, 1917-1923) и «Обзор случаев рака матки, наблюдавшихся в Казанской акушерско-гинекологической клинике с 1900 по 1923 г.» (Казанский мед.ж., 1923, №6). С этими материалами А.И. Тимофеев выступил с обширным докладом на I съезде Поволжских врачей (Казань, 1923). В этом докладе основной упор был сделан на анализ оперативных методов лечения рака матки.

Таким образом, к исходу первой четверти XX века, В.С. Груздев и его ученики внесли свой весомый вклад в учение о раке матки. Не удовлетворившись только лишь оперативными и паллиативными методами лечения, В.С. Груздев активно изучал и внедрял лучевые методы лечения.

«Искания новых путей является основой человеческой мысли и создает прогресс в сфере научных знаний». А.А. Редлих

Известно, что в конце XIX века получила право на жизнь лучевая терапия. В клиниках Западной Европы, особенно Германии, стали широко применять рентген- и радий-терапию. В.С. Груздев широко знал эту ситуацию и естественно проявил большой интерес к изучению и внедрению в Казани лучевой терапии рака матки. Ему особенно импонировала деятельность проф. В. Krönig’а в Фрейбурге, который, как известно, был большим сторонником оперативных методов лечения рака матки. Внедрив глубокую рентген- и радий-терапию, он получил хорошие результаты и в начале ХХ века полностью перешел на лучевую терапию рака матки. Особенностью работы проф. В. Krönig’а было то, что он наряду с клиническим применением лучевой терапии, развернул  экспериментальное изучение её на животных.

Чтобы «…познакомиться с постановкой дела гинекологической рентгенотерапии и радийтерапии в германских акушерско-гинекологических клиниках…» 8 января 1914 г. ассистент Николай Иванович Горизонтов был командирован по совету В.С. Груздева во Фрейбург. Он пробыл там 7 месяцев и 2 августа 1914 года вернулся в Россию (см. отчет «Фрейбургская клиника перед великой европейской войной» в юбилейном сборнике к 25-летию работы В.С.Груздева. Петроград, 1917-1923, стр. 715-756).

Естественно представляет интерес, когда же начали использовать лучевую терапию в Казанской клинике? В упомянутом выше юбилейном сборнике работ есть два упоминания об этом.

Первый раз в статье «Казанская акушерско-гинекологическая клиника в ее прошлом и настоящем» авторы (Н.И. Горизонтов и др.) на странице 64 пишут: «В 1914 г. в клинике было начато лечение амбулаторных больных Röntgen’овскими лучами. Лечению подверглись 11 больных, страдавших раком матки, у которых, в общей сложности, было произведено 136 сеансов рентгенизации. С началом войны и этот вид лечения амбулаторных больных пришлось временно прекратить вследствие невозможности получения Röntgen’овских трубок».

Второе упоминание обнаружено в обзорной статье А.И. Тимофеева «Деятельность Казанской акушерско-гинекологической клиники…» в том же сборнике на странице 432, в которой он пишет: «Наша клиника, насмотря на свои скромные средства, благодаря стараниям своего директора, обогатилась одним из этих методов новейшей терапии. В конце 1913-1914 уч. года у нас произведено оборудование кабинета для глубокой рентгенотерапии фирмой Reiniger, Gebbert и Schall  ее аппаратом «Apex» с индуктором в 25 сантиметров» (рис.3). Далее он, ссылаясь на «тяжелые условия военного времени», указывает, что «…наш опыт по лечению раков матки лучами Röntgen’а совсем незначителен» и приводит краткие сведения о 6 больных с рисунками гистологических препаратов до и после лечения, подтверждающими разрушительное действие Х-лучами на раковые клетки.

Нашлось и третье упоминание.

Просматривая диссертацию В.В. Дьяконова «Материалы к учению о раке матки» (1914) в главе о лечении на стр. 629, читаем: «…с весеннего семестра 1913/14 уч. года в Клинике проф. В.С. Груздева установлен Röntgen’овский аппарат для глубокой терапии (модель «Apex» фирмы Reiniger, Gebbert и Schall)».

А.И. Тимофеев у рентгеновского аппарата (1915 г.).

31Итак, в результате вышесказанного имеем:

первое — В.С. Груздевым приобретен аппарат и весной 1914 года начата в Казани глубокая рентгенотерапия рака матки. Этим положено начало лучевой терапии в клинике;

второе — одновременно командирован сотрудник клиники в Германию для изучения достигнутого в этом вопросе зарубежными специалистами.

Забегая вперед, укажем, что применение и совершенствование лучевого метода лечения в акушерско-гинекологической клинике проф. Груздевым и его сотрудниками продолжалась непрерывно, вплоть до открытия городского онкологического диспансера в 1961 г.

Не менее интересно и внедрение радийтерапии в Казани.

На Первом Всероссийском съезде по борьбе с раковыми заболеваниями (1914) на заседании, посвященном оперативному лечению рака, заслушено было 12 докладов. Семь из них посвящено раку матки. Среди докладчиков мы видим хорошо уже известные фамилии: П.И. Тихов, Н.М. Какушкин, Е.М. Курдиновский, Л.А. Кривский. В прениях выступил К.К. Скробанский. Лейтмотивом их выступлений было то, что все виды оперативного лечения рака матки не дают достаточного излечения болезни. Поэтому, председатель заседания И.К. Спижарный, в заключение сказал: «Может быть, на помощь хирургии придет и лечение лучистой энергией и хемотерапия; но изучение этих средств находится в начальном периоде».

В начальном периоде!

В унисон этому заключению, одно из заседаний съезда посвящено рентген-, а одно радийтерапии. Несомненно, В.С. Груздев изучал эти материалы и хорошо был знаком с постановкой вопроса. В этом убеждает вся его дальнейшая деятельность. Но о ней дальше, а здесь изложим лишь одну деталь из «Трудов съезда», хранящихся в библиотеке Груздева под номером 232. На всех 475 страницах «Трудов» нет никаких пометок на полях. А вот на страницах 302 и 303, на которых помещена в развернутом виде таблица «Ближайшие результаты комбинированного лечения радием и рентгеновскими лучами…», имеются карандашом подчеркнутые пункты с дозами в миллиграмм-часах радия и результатами лечения.

Итак, В.С. Груздев теоретически подготовился. Следующим шагом его было приобретение радия для лечебных целей. Предоставим ему слово (из речи на годичном совещании Общества Врачей при Казанском университете 22 января 1922 г., опубликованной в Казанском мед.ж., 1922, №1, стр. 103-128): «…радий в количестве 100 мгр. бромистой соли, помещенных в 8 платиновых гильзах (по 5-20 мгр. в каждой), был приобретен во Франции, летом 1916 года, на средства, пожертвованные К.М. Сапожниковым». В Казанской Общине сестер милосердия Красного Креста был организован радиотерапевтический кабинет, где В.С. Груздев лечил раковых больных «…до конца августа 1918 года, когда при частичной эвакуации Общины, радий без моего ведома был увезен из Казани». Как оказалось впоследствии — в Самару, а оттуда был перевезен в Москву в Физический Институт. С большим трудом, с помощью наркома здравоохранения Н.А. Семашко, часть радия удалось вернуть в Казань (6 капсул с 60 мгр радия), теперь уже в возглавляемую В.С. Груздевым клинику, где с июня 1920 года было возобновлено лечение больных.

Итог целенаправленной работы подробно В.С. Груздевым изложен в двух солидных публикациях: «Радиотерапия рака матки» (Казанский мед. ж., 1922, №1, стр. 103-128), «К радиотерапии рака матки» (там же, 1924, №1, стр. 48-62) и Д.З. Елиным в монографии «Радиотерапия рака матки» (Казань, 1928). Большой интерес представляет работа А.К. Софотерова «К вопросу о действии радия на раковые клетки и другие ткани, пораженные раком матки». Это, выполненная на материале гистологических исследований, научная работа была настолько важной для В.С. Груздева, что он счел необходимым сообщить основные выводы из нее в одной из упомянутых выше работ. Смысл в том, что «Действие радия на раковые клетки…сказывается резким и глубоким жировым перерождением как протоплазмы клеток, так и ядра с ядрышками; перерождение это, являющееся доминирующим над остальными и ведущее к гибели раковой клетки, и лежит, по-видимому, в основе терапевтического действия радия при лечении им злокачественных новообразований».

Выше указывалось, что результаты были доложены годичному совещанию Общества Врачей. Но особенно знаменательно был итоговый доклад В.С. Груздева на I Поволжском съезде Врачей (25-28 июня 1923 г.). Основная мысль: «…вряд ли подлежит сомнению, что из всех, доселе известных, нам способов неоперативного лечения рака матки, радиотерапия, наряду, может быть, с рентгенотерапией, а еще правильнее будет сказать, — в сочетании с последней, является наиболее действительным…И эта действительность данного способа, как и оперативного вмешательства, тем выше, чем более своевременно применяется радиотерапия».

Имея многолетний опыт применения лучевого лечения рака женских половых органов, В.С. Груздев смело включил рентген- и ридийтерапию в свое руководство «Гинекология» (1922) и в разделе «Неоперативные методы гинекологической терапии» отводит им 14 страниц с рисунками микропрепаратов.

Итогом этой, более чем 25-летней, работы стало всеобщее признание В.С. Груздева как гинеколога-онколога. Подтверждением этому является VII Всесоюзный съезд гинекологов и акушеров (Ленинград 23-28 мая 1926 г.). Съезд открыл профессор Д.О. Отт: «Приветствую всех собравшихся. Предлагаю избрать президиум. На всех съездах принято избирать почетным председателем корифеев науки. Я предлагаю Почетным Председателем профессора старейшего Казанского Университета Викторина Сергеевича Груздева».

Итак, по общему признанию проф. В.С. Груздев — корифей науки. Напомним, что в этом 1926 году 6 февраля ему исполнилось 60 лет со дня рождения и 35 лет его трудовой деятельности. Славный подарок преподнесли ему коллеги.

ПРИВЕТСТВЕННАЯ РЕЧЬ ПРОФ. В.С. ГРУЗДЕВА

В.С. Груздев (1926 г.)

foto4

«Дорогие товарищи! Позвольте мне от души поблагодарить Вас за высокую честь избрания меня председателем настоящего Съезда. Пользуясь здесь случаем принести сердечную благодарность и тем из товарищей, которые почтили меня приветствиями в недавно исполнившийся день моего 30-летнего юбилея.

Отношу эту честь и эти приветствия не столько за счет своей скромной личности, сколько за счет, во-первых, той школы, к которой я имею честь принадлежать. Эта та школа, которая положила основы современной русской научной гинекологии, — школа, во главе которой стояли Антон Яковлевич Крассовский и Кронид Федорович Славянский, к которой принадлежал и мой непосредственный учитель, недавно скончавшийся Алексей Иванович Лебедев. Им-то я и старался подражать в своей научной и клинической деятельности.

Еще большее влияние имела на меня та светлая личность, которую в свое время справедливо называли «живой совестью русского врача». Я говорю о Вячеславе Авксентьевиче Монассеине. В нынешнем году исполнилось ровно четверть века с того дня, как уснул вечным сном дорогой учитель, с того дня, как навеки замолкли уста, к которым — на страницах «Врача» — чутко прислушивался весь русский врачебный мир. Великие события, пережитые за эти 25 лет нашей родиной, заслонили от глаз современников эту обаятельную личность, но заветы Вячеслава Авксентьевича переживут на века…Я предложил бы Съезду почтить как его память, так и память основоположников русской гинекологии вставанием.

Во-вторых, отношу выпавшую на мою долю высокую честь за счет того университета, которого я являюсь в настоящее время одним из старейших представителей, — старого славного Казанского Университета. Много невзгод пришлось вынести за последнее время этому Университету, но несмотря на эти невзгоды жив еще старый Казанский Университет, сильны его традиции, ярко еще светит его маяк, в течение более века освящающий восточную часть нашей родины.

Недавно отпразднованный нами юбилей гениального Лобачевского выявил urbi et orbi, чем был Казанский Университет уже в первое время своего существования. Для гинекологов достаточно будет сказать, что кафедру, которую я там занимаю, украшали такие корифеи русской гинекологии, как Кронид Федорович Славянский и Николай Николаевич Феноменов. Нет сомнения, что и в будущем роль Казанского Университета будет не менее значительна…

Итак, не только от своего лица, но и от лица славного Казанского Университета еще раз приношу Съезду сердечное спасибо за оказанную честь.»

Речь, достойная настоящего врача, гражданина, патриота, педагога.

(Продолжение следует)

Л.А. Козлов, профессор, Н.В. Яковлев, ассистент, к.м.н.

Кафедра акушерства и гинекологии №1 ГОУ ВПО «Казанский ГМУ Росздрава»

(зав. — проф. А.А. Хасанов)

Теги: ,

Интересное в рубрике 'Акушерство и гинекология'

  • Новый взгляд на быстрые роды 
  • Конгестивный синдром у женщин. Эндоваскулярные методы диагностики и лечения
  • Современные представления о роли маркеров дисфункции эндотелия в развитии патологии беременности при острых респираторных заболеваниях
  • Роль витамина D в сохранении здоровья и репродуктивного потенциала женщин


  • stop