Болезнь Шëгрена у женщин: взаимосвязь качества жизни с психическим статусом и типами отношения к патологии


Е.Ю. ГАН, Л.А. ШАРДИНА, С.А. ШАРДИН 

Уральский государственный медицинский университет, 620219, г. Екатеринбург, ул. Репина, д. 3 

Ган Елена Юрьевна — аспирант кафедры сестринского дела, тел. (343) 351-15-85, e-mail: GEU1978@mail.ru 

Шардина Любовь Андреевна — доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой сестринского дела, тел. +7-961-771-90-20, e-mail: z34394@mail.ru

Шардин Станислав Андреевич — доктор медицинских наук, профессор кафедры сестринского дела, тел. +7-909-023-43-94, e-mail: z34394@mail.ru


Проведено исследование качества жизни, психического состояния и типов отношения к болезни у 93 пациенток с болезнью (первичным синдромом) Шëгрена. В обследованной группе выявлено: а) преобладание астении и депрессии легкой степени выраженности, высокого уровня реактивной и личностной тревожности; б) преобладание дезадаптивных типов отношения к болезни над адаптивными; в) невысокие значения по всем шкалам качества жизни с максимальным снижением ролевого физического и ролевого эмоционального функционирования; г) отрицательная корреляция между качеством жизни больных и уровнем астении, депрессии, тревожности; д) обратная зависимость между качеством жизни больных и дезадаптивными типами отношения к болезни.

Ключевые слова: болезнь Шëгрена, качество жизни, астения, депрессия, тревожность, типы отношения к болезни.

 

E.Yu. GAN, L.A. SHARDINA, S.A. SHARDIN


Ural State Medical University, 3 Repina St., Ekaterinburg, Russian Federation, 620219 

Sjogren’s syndrome in women: the relationship of quality of life with the mental status and type of attitude to pathology 

Gan E.Yu. — postgraduate student of Department of Nursing, tel. (343) 351-15-85, e-mail: GEU1978@mail.ru

Shardina L.A. — Doctor of Medical Sciences, Professor, Head of Department of Nursing tel. +7-961-771-90-20, e-mail: z34394@mail.ru

Shardin S.A. — Doctor of Medical Sciences, Professor of Department of Nursing,tel. +7-909-023-43-94, e-mail: z34394@mail.ru

The quality of life, mental status, and type of attitude to the disease in 93 women patients with Sjogren’s syndrome were studied. The following was identified in the study group: a) the prevalence of asthenia and depression of mild degree, a high level of reactive and personal anxiety; b) the prevalence of maladaptive types of attitude to the disease over the adaptive ones; c) the low values of quality of life by all scales with a maximum reduction of role physical and role emotional functioning; d) the negative correlation between the patients’ quality of life and the level of asthenia, depression, and anxiety; e) the inverse relationship between the patients’ quality of life and maladaptive types of attitude to disease.

Key words: Sjogren’s syndrome, quality of life, asthenia, depression, anxiety, types of attitude to disease.

  

В настоящее время пристальное внимание уделяется проблеме оптимизации качества жизни (КЖ) пациентов как обстоятельству, связанному со здоровьем [1-3], а также вопросам взаимоотношений соматического и психического статусов у больных ревматологического профиля. С современных позиций, основанных на биопсихосоциальном подходе к индивидууму [4, 5], КЖ представляет собой «комплексную характеристику физического, психического и социального функционирования человека, основанную на его субъективном восприятии» [6]. Комплексный подход к изучению КЖ дает возможность наряду с клинико-лабораторными данными оценить психический и социальный статусы больного, что позволяет сформировать целостное представление врача о состоянии здоровья пациента [7, 8]. В контексте изложенного исследование психического статуса и внутренней картины болезни [9] у пациентов с ревматическими заболеваниями является важной и актуальной задачей современной науки.

Одной из достаточно распространенных нозологических форм в ревматологической практике является болезнь (или первичный синдром) Шëгрена (БШ), которая относится к группе системных заболеваний соединительной ткани неизвестной этиологии с аутоиммунным механизмом развития и наличием лимфоплазмоцитарной инфильтрации пораженных структур. Для БШ характерно прогрессирующее течение патологического процесса и высокий риск развития лимфопролиферативных заболеваний. Клинические проявления БШ обусловлены поражением эпителиальных желез (прежде всего слюнных и слезных) с возможным вовлечением в патологический процесс различных органов и систем (суставов, периферической и центральной нервной систем, почек, легких, ретикулоэндотелиальной системы и др.) и, как правило, сопровождаются лабораторно-иммунологической активностью [10].

Кроме соматических нарушений, у пациенток с БШ обнаруживаются различные изменения психического статуса, которые, вероятно, обусловлены личностными характеристиками больных, особенностями течения заболевания и проводимой лекарственной терапией. Колоссальную роль в определении состояния здоровья пациенток с БШ и уровня качества их жизни играет не только объективная клинико-лабораторная характеристика патологии, устанавливаемая врачом, но и субъективно воспринимаемая пациентом внутренняя картина болезни, отражением которой является формирующийся у больной тип отношения к болезни [11]. В связи с этим крайне важной задачей современной ревматологии является изучение не только соматического, но и психического состояния пациенток с БШ, типов их отношения к болезни для установления переменных, значимых для последующей коррекции, направленной на оптимизацию результатов терапии и повышение качества жизни больных с указанной патологией.

Цель работы — оценка взаимосвязи между уровнем качества жизни пациенток с болезнью Шëгрена и их психическим состоянием (степенью выраженности астении, депрессии и тревожности), а также типами отношения к болезни.

Материал и методы исследования

В исследование включены 93 пациентки с болезнью Шëгрена. Диагноз БШ устанавливался согласно европейско-американским критериям, разработанным в 2002 году (American-EuropeanConsensusGroupCriteriaforSjögren’sSyndrome) [12]. Критерии включения пациенток в исследование: возраст до 75 лет, отсутствие психических заболеваний, онкопатологии, тяжелых сопутствующих соматических болезней, выраженной энцефалопатии и других (помимо БШ) аутоиммунных заболеваний.

Медиана возраста больных, включенных в исследование, составила 56 лет (LQ-UQ51-61). Медиана длительности болезни — 6 лет (LQ-UQ 3-8). По степени активности процесса пациентки были распределены на три группы: с низкой степенью — 51 (54,84%) чел., с умеренной — 28 (30,11%) чел. и с высокой — 14 (15,05%) чел. С учетом варианта течения болезни больные распределены на два класса: с подострым течением — 61 (65,59%) и хроническим — 32 (34,41%) пациентки.

С целью оценки качества жизни пациенток с БШ использовался опросник ShortFormMedicalOutcomesStudy (SF-36) [13]. Русскоязычная версия опросника SF-36 валидирована Межнациональным центром исследования качества жизни (МЦИКЖ). При исследовании психометрических свойств были подтверждены надежность, чувствительность, валидность и получены популяционные показатели КЖ жителей г. Санкт-Петербурга [6]. Опросник состоит из 36 вопросов, объединенных в 8 шкал и два компонента здоровья: физический (физическое функционирование, ролевое физическое функционирование, телесная боль и общее здоровье) и психический (жизнеспособность, социальное функционирование, ролевое эмоциональное функционирование и психическое здоровье) [14]. Показатели каждой шкалы варьируют от 0 до 100 баллов, где 100 представляют полное здоровье.

В ходе изучения психического состояния пациенток с болезнью Шëгрена в группе исследования давалась оценка степени тревожности, как реактивной, так и личностной, а также уровня астении и депрессии.

Определение уровня астении проводилось с использованием опросника «Шкала астенического состояния», разработанного Л.Д. Малковой на основе MMPI (Minnesota Multiphasic Personality Inventory) и адаптированного Т.Г. Чертовой, который представлен 30 вопросами [7]. Подсчет данных проводился суммированием баллов. Оценка результатов исследования осуществлялась по следующим критериям: отсутствие астении — 30-50 баллов, легкая астения — 51-75 баллов, умеренная астения — 76-100 баллов и выраженная астения — 101 и более баллов.

Определение уровня депрессии проводилось с помощью опросника «Шкала депрессии» А. Бека BDI(BeckDepressionInventory), который состоит из 21 вопроса [15]. Подсчет баллов проводился суммированием ответов. Оценка результатов осуществлялась по следующим параметрам: отсутствие депрессии — 0-9 баллов, легкая депрессия — 10-18 баллов, умеренная — 19-29 баллов, выраженная депрессия — 30 и более баллов.

Исследование реактивной и личностной тревожности выполнялось с использованием опросника «Шкала реактивной и личностной тревожности», разработанного Ч.Д. Спилбергером STAI(StateTrateAnxietyInventory) и адаптированного Ю.Л. Ханиным, который содержит 40 вопросов [15]. Подсчет полученных данных проводился суммированием баллов. Оценка результатов осуществлялась по следующим значениям: 0-30 баллов — легкая тревожность, 31-45 баллов — умеренная тревожность, 46 и более баллов — выраженная тревожность.

Анализ типов отношения к болезни проводился с применением методики «Типы отношения к болезни», разработанной на основе классификации А.Е. Личко и Н.Я. Иванова [16] и апробированной в Санкт-Петербургском научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева [11]. Подсчет данных осуществлялся путем перевода полученных оценок по каждой из шкал с помощью специальных таблиц и последующим суммированием результатов. Если в диагностической зоне оказывалась одна шкала из 12 возможных, то устанавливался чистый тип отношения к болезни, соответствующий этой шкале, две-три шкалы — смешанный, более трех шкал — диффузный тип реагирования на заболевание. Методика позволяет диагностировать 12 типов отношения к болезни, которые объединены в 3 блока: адаптивный (гармоничный, эргопатический, анозогнозический), дезадаптивный интрапсихический (тревожный, ипохондрический, неврастенический, меланхолический, апатический) и дезадаптивный интерпсихический (сенситивный, эгоцентрический, дисфорический, паранойяльный).

Статистическая обработка данных проводилась на персональном компьютере с использованием программного обеспечения Statistica 7. 

Результаты и обсуждение

В процессе исследования психического состояния пациенток с болезнью Шëгрена оценивались уровень их реактивной и личностной тревожности, а также степень выраженности астенических и депрессивных проявлений, результаты которых представлены в виде медиан (Ме) и квартилей (LQ-UQ). Анализ полученных данных показал, что медиана уровня астении у пациенток с БШ в анализируемой выборке равна 61 (LQ-UQ 52-72). При этом в исследуемой группе у 22 (23,66%) больных отсутствовали признаки астении, у 52 (55,91%) диагностирована легкая, у 18 (19,35%) — умеренная и у одной (1,08%) — выраженная астения. Медиана уровня депрессии у пациенток изучаемой группы равна 14 (LQ-UQ 9-21). Низкий уровень депрессии обнаружен у 32 (34,41%), умеренный — у 20 (21,5%), выраженный — у 11 (11,83%) пациенток. В 30 (32,26%) случаях признаки депрессии не выявлены. Медиана уровня реактивной тревожности у пациенток с болезнью Шëгрена равна 51 (LQ-UQ 44-55), а личностной — 54 (LQ-UQ 48-58). Низкая реактивная тревожность диагностирована у двух (2,15%), умеренная — у 29 (31,18%), в то время как высокая — у 62 (66,67%) пациенток. Исследование личностной тревожности позволило установить, что умеренная степень ее выраженности наблюдается лишь у 14 (15,05%), в то время как высокая — у 79 (84,95%) больных. Отметим, что легкая степень личностной тревожности ни у одной пациентки не диагностирована.

Таблица 1.

Показатели типов отношения к болезни у пациенток с болезнью Шëгрена

Адаптивные типы
ТОБГЭЗ
Ме (LQ-UQ)7 (0-29)18 (2-30)0 (0-0)
Дезадаптивные типы
ТОБТИНМАСЭПД
Ме (LQ-UQ)12(5-23)12(8-16)13(8-18)4(0-8)3(0-6)20(15-27)11(8-14)9(5-12)5(0-10)

Примечание: ТОБ — тип отношения к болезни, Г — гармоничный, Э — эргопатический, З — анозогнозический, Т — тревожный, И — ипохондрический, Н — неврастенический, М — меланхолический, А — апатический, С — сенситивный, Э — эгоцентрический, П — паранойяльный, Д — дисфорический

 

Таблица 2.

Показатели качества жизни пациенток с болезнью Шëгрена и здоровой популяции г. Санкт-Петербурга (данные МЦИКЖ, 2002)

Шкалы КЖПациентки с БШМе (LQ-UQ)

n=93

Пациентки с БШМ (SD)

n=93

Здоровая популяция женщинМ (SD)

n=1219

Значимость (p)
ФФ60 (35-80)56,5 (25,86)76,5 (22,0)0,0000*
РФФ25 (0-75)33,33 (40,09)60,7 (37,8)0,0000*
ТБ40 (30-70)49,24 (25,88)64,2 (24,1)0,0000*
ОЗ45 (35-52)43,46 (16,84)51,6 (18,9)0,0001
Ж45 (30-60)46,5 (19,87)53,3 (17,9)0,0005
СФ62,5 (50-75)62,5 (23,6)66,7 (21,6)0,0728
РЭФ33,33 (0-100)46,23 (42,28)63,3 (37,6)0,0000*
ПЗ56 (40-68)53,54 (20,72)55,2 (16,1)0,3489
ФКЗ36,06 (29,88-44,36)37,26 (9,9)
ПКЗ39,56 (33,17-49,61)41,34 (10,73)

Примечание: КЖ — качество жизни, ФФ — физическое функционирование, РФФ — ролевое физическое функционирование, ТБ — телесная боль, ОЗ — общее здоровье, Ж — жизнеспособность, СФ — социальное функционирование, РЭФ — ролевое эмоциональное функционирование, ПЗ — психическое здоровье, ФКЗ — физический компонент здоровья, ПКЗ — психический компонент здоровья

* — не хватило позиций в ячейке для полного отображения значений

 

При выявлении характера реагирования пациенток анализируемой выборки на заболевание «чистые» типы отношения к болезни диагностированы у 48 (51,61%), «смешанные» — у 21 (22,58%) и «диффузные» — у 24 (25,81%) пациенток. Структура типов отношения к болезни у пациенток с БШ представлена следующим образом: гармоничный тип — у 6, эргопатический — у 39, анозогнозический — у 7, тревожный — у 28, ипохондрический — у 8, неврастенический — у 15, меланхолический — у 2, апатический — у 5, сенситивный — у 44, эгоцентрический — у 9, паранойяльный — у 7 и дисфорический тип — у 8 больных. Значения по шкалам каждого из типов отношения к болезни представлены в виде медиан (Ме) и квартилей (LQ-UQ) в таблице 1. Полученные данные свидетельствуют о том, что для пациенток с болезнью Шëгрена наиболее характерны три типа отношения к рассматриваемой патологии — эргопатический (у 41,94%), сенситивный (у 47,31%) и тревожный (у 31,11%). При этом эргопатический тип относится к адаптивному блоку, сенситивный — к дезадаптивному с интерпсихической направленностью и тревожный — к дезадаптивному с интрапсихической направленностью реагирования на болезнь.

Таблица 3.

Зависимость между качеством жизни и психическим состоянием у пациенток с болезнью Шëгрена (n=93)

Корреляции КЖ и психического состоянияКоэффициент Спирмена (r)Значимость (р)
ФКЗ — астения-0,6281370,000000*
ПКЗ — астения-0,4760260,000001
ФКЗ — депрессия-0,3586350,000416
ПКЗ — депрессия-0,4551960,000005
ФКЗ — ЛТ-0,3311640,001185
ПКЗ — ЛТ-0,6074060,000000*
ФКЗ — РТ-0,3084240,002631
ПКЗ — РТ-0,5051080,000000*

Примечание: ФКЗ — физический компонент здоровья, ПКЗ — психический компонент здоровья, РТ — реактивная тревожность, ЛТ — личностная тревожность

* — не хватило позиций в ячейке для полного отображения значений

В целом же в исследуемой группе лишь у 32 больных (34,41%) имели место адаптивные типы реагирования на болезнь (у 30 — «чистые», у двух — сочетанные), а у остальных 18 пациенток (19,35%) если и диагностировались адаптивные типы, то лишь в комбинации с дезадаптивными. Причем в 43 случаях (46,24%) установлены исключительно дезадаптивные типы реагирования на болезнь (у 18 — «чистые», у 25 — сочетанные).

Изучение качества жизни пациенток с БШ позволило получить результаты, которые представлены в таблице 2 и выражены в медианах (Ме) и квартилях (LQ-UQ), Из нее следует, что для женщин с изучаемой патологией характерны невысокие показатели КЖ по всем шкалам, а также по двум компонентам здоровья (КЗ) — физическому (ФКЗ) и психическому (ПКЗ). Максимальное снижение при этом констатировано по шкалам ролевого физического и ролевого эмоционального функционирования. Сравнение параметров КЖ больных нашей исследуемой группы с данными здоровой популяции, полученными Межнациональным центром исследования качества жизни и выраженными в виде средних значений (M) и стандартных отклонений (SD), выявило достоверно более низкие значения показателя качества жизни у пациенток с БШ [6].

Анализ зависимости уровня КЖ и психического состояния пациенток с БШ установил наличие статистически значимой отрицательной корреляции между КЖ больных (по физическому и психическому компонентам здоровья) и степенью выраженности астении (p=0,000000; p=0,000001), депрессии (p=0,000416; p=0,000005), реактивной (p=0,002631; p=0,000000) и личностной (p=0,001185; p=0,000000) тревожности (табл. 3). Эти результаты свидетельствуют об ассоциации у пациенток с БШ нарастания уровня астении, депрессии и тревожности со снижением показателей КЖ.

Таблица 4.

Зависимость между качеством жизни и типами отношения к заболеванию у пациенток с болезнью Шëгрена

КорреляцииКоэффициент Спирмена (r)Значимость (p)
ФКЗ — гармоничный0,1547310,138626
ФКЗ — эргопатический0,1209970,247960
ФКЗ — анозогнозический0,2986980,003634
ФКЗ — тревожный-0,3567970,000447
ФКЗ — ипохондрический-0,4083780,000048
ФКЗ — неврастенический-0,1771190,089426
ФКЗ — меланхолический-0,1464020,161420
ФКЗ — апатический-0,2291200,027165
ФКЗ — сенситивный-0,1386420,185059
ФКЗ — эгоцентрический-0,2623580,011068
ФКЗ — паранойяльный-0,1658740,112054
ФКЗ — дисфорический-0,0835770,425753
ПКЗ — гармоничный0,3478420,000634
ПКЗ — эргопатический0,3300430,001234
ПКЗ — анозогнозический0,3806430,000167
ПКЗ — тревожный-0,3698540,000263
ПКЗ — ипохондрический-0,4490880,000006
ПКЗ — неврастенический-0,3879420,000122
ПКЗ — меланхолический-0,3921770,000101
ПКЗ — апатический-0,4098560,000045
ПКЗ — сенситивный-0,0807130,441834
ПКЗ — эгоцентрический-0,2645390,010394
ПКЗ — паранойяльный-0,3403970,000842
ПКЗ — дисфорический-0,3283290,001313

Примечание: ФКЗ — физический компонент здоровья, ПКЗ — психический компонент здоровья

 

Исследование зависимости между качеством жизни больных и типами отношения к болезни (табл. 4) позволило получить результаты, указывающие на: 1) статистически значимую положительную корреляцию между ФКЗ и адаптивным типом (анозогнозическим); 2) достоверную отрицательную связь между ФКЗ и некоторыми дезадаптивными типами реагирования на болезнь (тревожный, ипохондрический, апатический и эгоцентрический); 3) достоверную положительную корреляцию между ПКЗ и всеми адаптивными типами (гармоничный, анозогнозический и эргопатический) и 4) значимую отрицательную зависимость между ПКЗ и всеми дезадаптивными типами реагирования на болезнь (за исключением сенситивного, т.к. по нему связь статистически незначима; p>0,05). Полученные данные свидетельствуют о том, что формирование у женщин с болезнью Шëгрена адаптивных типов отношения к патологии ассоциировано с более высокими показателями КЖ как по физическому, так и психическому компонентам здоровья в отличие от пациенток с дезадаптивными типами реагирования на заболевание.

Результаты проведенного исследования качества жизни, нервно-психической сферы и типов отношения к патологии у пациенток с болезнью Шëгрена позволяют констатировать: а) преобладание легкой степени выраженности астении и депрессии; б) высокий уровень реактивной и личностной тревожности; в) превалирование дезадаптивных типов отношения к болезни (с преобладанием сенситивного и тревожного) над адаптивными (чаще эргопатический); г) невысокие значения по всем шкалам качества жизни с максимальным снижением ролевого физического и ролевого эмоционального функционирования; д) отрицательную корреляцию между качеством жизни больных и уровнем астении, депрессии и тревожности; е) обратную зависимость между качеством жизни больных и дезадаптивными типами отношения к болезни.

Выявленные особенности психического состояния и структуры типов отношения к болезни у пациенток с БШ могут усложнять течение заболевания, создавать определенные лечебно-диагностические трудности, оказывать отрицательное влияние на процесс взаимодействия между врачом и пациенткой, негативно отражаясь на формировании у последней состояния здоровья и уровня качества жизни. В связи с указанными обстоятельствами анализируемые характеристики (астения, депрессия, тревожность и тип отношения к болезни) можно рассматривать как переменные, значимые для последующей коррекции проводимого лечения, направленной на улучшение показателей КЖ больных.

Внедрение в ревматологическую практику комплексного индивидуального подхода к каждой из пациенток с болезнью Шëгрена при учете не только их соматического, но и психического статусов, а также типа отношения к болезни способствуют формированию более целостной картины состояния здоровья больных и качества их жизни.

Выводы

1. Качество жизни пациенток с болезнью Шëгрена имеет невысокие показатели как по физическому, так и психическому компонентам здоровья по сравнению со здоровой популяцией.

2. В психическом статусе пациенток с болезнью Шëгрена превалируют высокий уровень тревожности, легкие депрессивные и астенические проявления, степень выраженности которых отрицательно коррелирует с показателями качества жизни больных.

3. Качество жизни пациенток с болезнью Шëгрена негативно взаимосвязано с дезадаптивными типами отношения к заболеванию, которые являются преобладающими у больных с изучаемой патологией.

 

 

 ЛИТЕРАТУРА

1. Вассерман Л.И., Трифонова Е.А. Дискуссионные вопросы концептуализации и методологии исследования качества жизни в медицине // Сибирский психологический журнал. — 2007. — № 26. — С. 112-119.

2. Шардин С.А., Найданова Т.А., Шардина Л.А., Шулева Н.Н. Сравнительная оценка качества жизни у студентов разных вузов г. Екатеринбурга // Материалы Рос. нац. конгресса кардиологов «От диспансеризации к высоким технологиям». Прилож. 1 к журн. «Кардиоваскулярная терапия и профилактика». — 2006. — Т. 5. — С. 134-138.

3. Шардина Л.А., Найданова Т.А., Кузьмин Ю.Ф., Шардин С.А. Качество жизни и уровень артериального давления у женщин с первичной артериальной гипотензией на фоне терапии адаптогенами // Вестник первой областной клинической больницы. — 2007. — № 1. — С. 29-32.

4. Фролова Ю.Г. Биопсихосоциальная модель как концептуальная основа психологии здоровья // Философия и социальные науки. — 2008. — № 4. — С. 60-65.

5. Engel G.L. The clinical application of the biopsychosocial model // The American Journal of Psychiatry. — 1980. — Vol. 137. — P. 535-544.

6. Новик А.А, Ионова Т.И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — 314 с.

7. Астенические расстройства в терапевтической практике. Руководство по диагностике и лечению / под редакцией А.В. Шаброва, С.Л. Соловьевой. — С.-Петербург, 2010. — 379 с.

8. Грехов Р.А., Сулейманова Г.П., Харченко С.А. и др. Психосоматические основы тревожно-депрессивных нарушений у больных ревматическими заболеваниями // Военно-медицинский журнал. — 2009. — № 8 (330). — С. 69-72.

9. Лурия Р.А. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. — 4-е изд. — М.: Медицина, 1977. — 112 с.

10. Ревматология: национальное руководство / под ред. Е.Л. Насонова, В.А. Насоновой. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. — 720 с.

11. Вассерман Л.И., Иовлев Б.В., Карпова Э.Б., Вукс А.Я. Психологическая диагностика отношения к болезни: пособие для врачей. — СПб: СПб НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2005. — 33 с.

12. Vitali C., Bombardieri S., Jonsson R. et al. Classification criteria for Sjogren’s syndrome: a revised version of the European criteria proposed by the American-European Consensus Group // Ann Rheum Dis. — 2002. — Vol. 61. — P. 554-558.

13. Ware J.E., Kosinski M., Keller S.D. SF-36 Physical and Mental Health Summary Scales: A User’s Manual. — Boston, 1994.

14. Багирова Г.Г., Чернышева Т.В., Сизова Л.В. Оценка качества жизни в ревматологии. — Бином, 2011. — 248 с.

15. Вассерман Л.И., Трифонова Е.А., Щелкова О.Ю. Психологическая диагностика и коррекция в соматической клинике: научно-практическое руководство // СПб: Речь. — 2011. — 271 с.

16. Личко А.Е., Иванов Н.Я. Медико-психологическое обследование соматических больных // Невропатология и психиатрия. — 1980. — № 8. — С. 1195-1198.

REFERENCES

1. Vasserman L.I., Trifonova E.A. Controversial issues of conceptualization and methodology of the study of quality of life in medicine. Sibirskiy psikhologicheskiy zhurnal, 2007, no. 26, pp. 112-119 (in Russ.).

2. Shardin S.A., Naydanova T.A., Shardina L.A., Shuleva N.N. Comparative evaluation of the quality of life of students from different universities in Yekaterinburg. Materialy Ros. nats. kongressa kardiologov “Ot dispanserizatsii k vysokim tekhnologiyam”. Prilozh. 1 k zhurn. “Kardiovaskulyarnaya terapiya i profilaktika”, 2006, vol. 5, pp. 134-138.

3. Shardina L.A., Naydanova T.A., Kuz’min Yu.F., Shardin S.A. Quality of life and blood pressure in women with primary arterial hypotension during therapy adaptogens. Vestnik pervoy oblastnoy klinicheskoy bol’nitsy, 2007, no. 1, pp. 29-32 (in Russ.).

4. Frolova Yu.G. Biopsychosocial model as a conceptual basis of health psychology. Filosofiya i sotsial’nye nauki, 2008, no. 4, pp. 60-65 (in Russ.).

5. Engel G.L. The clinical application of the biopsychosocial model. The American Journal of Psychiatry, 1980, vol. 137, pp. 535-544.

6. Novik A.A, Ionova T.I. Rukovodstvo po issledovaniyu kachestva zhizni v meditsine [Guidance on Quality of Life Research in medicine]. Moscow: OLMA-PRESS, 2002.  314 p.

7. Astenicheskie rasstroystva v terapevticheskoy praktike. Rukovodstvo po diagnostike i lecheniyu / pod redaktsiey A.V. Shabrova, S.L. Solov’evoy [Asthenic disorder in therapeutic practice. Guidelines for the diagnosis and treatment / edited by A.V. Shabrova, S.L. Solovyov]. Saint Petersburg, 2010. 379 p.

8. Grekhov R.A., Suleymanova G.P., Kharchenko S.A. et al. Psychosomatic basis of anxiety-depressive disorders in patients with rheumatic diseases. Voenno-meditsinskiy zhurnal, 2009, no. 8 (330), pp. 69-72 (in Russ.).

9. Luriya R.A. Vnutrennyaya kartina bolezni i yatrogennye zabolevaniya [Internal picture of illness and iatrogenic disease].  Moscow: Meditsina, 1977. 112 p.

10. Revmatologiya: natsional’noe rukovodstvo / pod red. E.L. Nasonova, V.A. Nasonovoy [Rheumatology: national leadership / ed. E.L. Nasonova, V.A. Nasonova]. Moscow: GEOTAR-Media, 2008. 720 p.

11. Vasserman L.I., Iovlev B.V., Karpova E.B., Vuks A.Ya. Psikhologicheskaya diagnostika otnosheniya k bolezni: posobie dlya vrachey [Psychological diagnostics attitude to the disease: a guide for physicians]. Saint Petersburg: SPb NIPNI im. V.M. Bekhtereva, 2005. 33 p.

12. Vitali C., Bombardieri S., Jonsson R. et al. Classification criteria for Sjogren’s syndrome: a revised version of the European criteria proposed by the American-European Consensus Group. Ann Rheum Dis., 2002, vol. 61, pp. 554-558.

13. Ware J.E., Kosinski M., Keller S.D. SF-36 Physical and Mental Health Summary Scales: A User’s Manual.  Boston, 1994.

14. Bagirova G.G., Chernysheva T.V., Sizova L.V. Otsenka kachestva zhizni v revmatologii [Quality of life in rheumatology]. Binom, 2011. 248 p.

15. Vasserman L.I., Trifonova E.A., Shchelkova O.Yu. Psychological diagnosis and correction in somatic clinic: scientific and practical guide.  Rech’. Saint Petersburg, 2011. 271 p.

16. Lichko A.E., Ivanov N.Ya. Medical and psychological examination of somatic patients. Nevropatologiya i psikhiatriya, 1980, no. 8, pp. 1195-1198 (in Russ.).