Будем жить: успехи в лечении лейкозов


Будем жить: успехи в лечении лейкозов Онкология – одна из тех отраслей медицины, которая в последние годы в  своем развитии  сделала огромный скачок. Несомненно, потребность в этом была и есть – возрастающая заболеваемость диктует свои условия. Сегодня медицинская общественность делает несмелые, но подкрепленные положительными данными выводы: развитие онкологических болезней удается сдержать, в некоторых случаях – вылечить. Таким случаем является лейкоз. Успех его лечения, пожалуй, в той огромной силе, которая складывается из заинтересованности государства, неравнодушии медиков  и развитии фармацевтической промышленности. Об этом мы рассуждали с главным внештатным специалистом гематологом МЗ РТ, заведующим гематологическим отделением республиканской клинической больницы МЗ РТ Арысланом Радиковичем Ахмадеевым.

— Арыслан Радикович, скажите, каково состояние гематологической службы республики на сегодняшний день?

— Отделение гематологии в Республиканской клинической больнице МЗ РТ было открыто в 1983 году. С тех пор, мы существуем как отдельная служба. В те времена диагноз «лейкоз» был приговором для пациента. Средняя продолжительность его жизни составляла всего лишь полгода-год. Однако надо отметить, что гематология – это быстро развивающаяся наука,  наряду с этим появляются новые технологии, фармацевтическая промышленность предлагает все большее количество лекарственных препаратов. На сегодняшний день мы научились справляться с острыми лейкозами:  в республике очень много тех, которые смогли окончательно выздороветь и вернуться к своей нормальной деятельности.  И это — самая высшая награда для врача-гематолога. Благодаря новым препаратам продолжительность жизни больных  лейкозами теперь не ограничивается заболеванием. Сегодня стало обычным, когда больные хроническими лейкозами живут десятки лет. Если в целом говорить о гематологической службе  республики, надо отметить, что ее развитие 20 лет назад было начато достаточно успешно: обучены специалисты-гематологи со всех районов Татарстана, организованы койки в городах Казань, Набережные Челны, Нижнекамск, Чистополь и Зеленодольск. То есть необходимую терапию возможно было проводить «на местах».  Но, к сожалению, сегодня мы является свидетелями печальных событий — происходит сокращение коечного фонда, штатов, дополнительных льгот по ведению онкологических больных поликлиническим звеном.

— Однако,  несмотря на это,  больных не стало меньше?

— Больных с каждым годом становится все больше. На сегодняшний день с руководством министерства здравоохранения республики ведутся разговоры о расширении коечного фонда, о создании межрайонных гематологических отделений, поскольку в этом есть огромная потребность. Подобные нововведения позволят приблизить медицинскую помощь к пациенту, которому не нужно будет преодолевать сотни километров для того, чтобы пройти курс лечения. Помимо этого, молодые специалисты не идут в гематологию по причине серьезной психологической нагрузки: то лечение, которое проводится больным с лейкозами очень специфичное, оно  достаточно тяжело переносится. Естественно, гематологи переживают за своих пациентов, и конечно, это накладывает свой отпечаток. Однако, несмотря на эти проблемы в отделении гематологии РКБ МЗ РТ появился стерильный блок, который отвечает всем мировым стандартам. Туда  помещаются больные, которым назначается высокодозная, агрессивная химиотерапия. В стерильном блоке создаются условия, которые минимизируют контакт больных   с внешней средой, микроорганизмами, грибками, что значительно уменьшает количество осложнений, особенно инфекционных.


— Каким оборудованием будет оснащаться отделение гематологии РКБ МЗ РТ?

— Существуют десятки разновидностей лейкозов и каждый требует определенного подхода к терапии: это и подбор дозировок препаратов, подбор схем лечения. В этом конечно, свою большую роль имеет лабораторная диагностика. На сегодняшний день в отделении планируется установка проточного цитофлюориметра, благодаря которому появиться возможность  диагностировать фенотипический вариант лейкоза. Актуальной  является организация цитогенетической молекулярной лаборатории, которая поможет и уточнить диагноз, и увидеть результаты лечения на этапе восстановления.  Также вскоре отделение должно  получить сепаратор крови, который позволит выделять из крови любые клетки. Суть этого аппарата заключается в том, чтобы уменьшить интоксикацию, облегчить больному состояние, путем проведения цитофереза:  удаляются ненужные опухолевые клетки, а все, что необходимо организму возвращается, как следствие, уменьшается риск развития разного рода осложнений. К тому же, этот аппарат позволяет  получать стволовые клетки и также использовать их для улучшения состояния пациента после курса химиотерапии. Когда пациенту проводится химиотерапия, уничтожаются не только опухолевые клетки, но и здоровые. Костный мозг практически перестает работать. Период выхаживания таких больных очень сложный. Поддержка пациента стволовыми клетками позволяет снизить количество осложнений, а также избежать различных побочных действий лечения.

— Насколько сократится пребывание пациентов в  больнице, после закупки и использования подобных технологий?

— Думаю, что вдвое. Лечение разных форм лейкозов занимают от семи- десяти дней до полутора-двух месяцев. Однако есть пациенты, которые пребывают в лечебном учреждении порядка трех месяцев, поскольку за ними необходим постоянный контроль специалиста. Важно, что период лечения инфекционных осложнений сократится  вдвое.


— Какова причина возникновения мутаций клеток крови, приводящая к развитию заболевания?

— Что такое мутация? Это воздействие неблагоприятного фактора на клетку. В каждом организме в секунду образуется пять-шесть раковых клеток. Иммунная система справляется с ними, уничтожает мутированные клетки. Но при возникновении неблагоприятных факторов, таких как отравление или инфекционное заболевание, воздействие лучевой радиации, химические, токсические факторы, испуг, стресс, «отвлекают» иммунную систему от борьбы с этими клетками. Если иммунитет ослаблен под воздействием неправильного питания, неблагополучной экологической обстановки, стрессов, безусловно, произойдет сбой, следовательно, есть все шансы, что появится заболевание.

— Можно ли считать, что лейкоз – генетически обусловленное заболевание?

— Действительно, есть случаи, когда лейкоз – это наследственное заболевание.

— Какие группы препаратов используются в процессе лечения и восстановления  пациентов с  лейкозами?

— При разных формах лейкозов подбираются разные формы лечения, в основном, конечно, это цитостатики. Острые лейкозы и лимфосаркомы требуют применения длительных протоколов лечения, агрессивной терапии. Лечение длится два-три года с перерывами между курсами. Но при этом вероятность полного выздоровления максимальна.  Для укрепления иммунитета используются иммуноглобулины. Безусловно, любой препарат имеет какие-то побочные действия. Но искусство врачевания и заключается в том, чтобы выбрать те препараты, которые будет наносить меньший вред, но иметь большую пользу.

— Какие методы лечения в основном применяют при разных формах лейкозов?

— В нашей стране, кроме цитостатической терапии, используется метод пересадки костного мозга. Но, к сожалению, стоимость такой операции превышает разумные пределы. Требуются дорогостоящие препараты, технологии, к тому же в России практически отсутствует банк доноров костного мозга.  Медикаментозная терапия, химиотерапия более доступные методы.

— Каким образом, врачу первичного звена распознать заболевание?

— Лейкоз – заболевание без характерных симптомов. Это заболевание может скрываться под любой маской, например ангиной. И единственный метод, который может позволить установить диагноз – анализ крови, который абсолютно доступен в любой поликлинике. Безусловно, если возникнут подозрения на наличие заболевания крови, проводится анализ костного мозга. На основании данных анализа врач гематолог устанавливает диагноз.

— Где проходят обучение гематологи республики?

— Учеба, на самом деле,  идет каждый день, потому что каждый больной – это уникальный случай. Нет двух одинаковых пациентов. Теоретические же основы наши специалисты получают в ведущих медицинских центрах: Москве и Санкт-Петербурге.

Альфия Хасанова