Цейтнот: согласование позиций анестезиологии РКБ МЗ РТ


malukov«Время не ждет» — это слова, прозвучавшие впервые из уст римского философа Сенеки, затем подхваченные великим Джеком Лондоном, и уже в наше время озвученные солистом рок-группы Чайф, остаются актуальными для многих событий, действий и состояний. А вот прикладное значение фразы наиболее ярко проявляется …. в анестезиологии. Именно в этой области краткий временной промежуток, отведенный для обдумывания и выбора тактики ведения пациента,  определяет общий успех оперативного вмешательства.

Каким образом взаимодействуют критерии времени с действиями современных  анестезиологов — за ответом на этот вопрос мы обратились в Республиканскую клиническую больницу МЗ РТ, где широко представлена хирургическая служба, а значит, и анестезиология. Ряд актуальных тем мы рассмотрели в беседе с заведующим отделением анестезиологии Республиканской клинической больницы МЗ РТ Кириллом Анатольевичем Малыкиным.

— С чем связана самостоятельность отделения анестезиологии РКБ: почему оно не представлено, как это происходит во многих других лечебных учреждениях, совместно с реанимацией?

11Это связано с достаточно большим коечным фондом, который представляет более 1000 коек, из них хирургических — более 500. Для того, чтобы упорядочить работу операционного блока, было принято решение о разделении деятельности: первое отделение занимается реанимацией и интенсивной терапией, второе (непосредственно отделение анестезиологии) — анестезиологическим обеспечением операций. Организационно это решение более логично и упорядоченно.

На сегодняшний день ваше отделение обслуживает всю хирургическую службу больницы?


— Мы занимаемся  анестезиологическим обеспечением всех операций, которое проводит хирургическое отделение РКБ. Ежедневно выполняется от 40 до 60 операций, в месяц  — число оперативных вмешательств достигает 1000.

— Какие современные анестезиологические пособия используются? Какова материально-техническая база отделения, а именно — его оснащение современным оборудованием?

Как известно, РКБ располагает двадцатью операционными, оснащенными стандартным, современным европейским анестезиологическим оборудованием, которое включает в себя: аппарат искусственной вентиляции легких, к каждому аппарату имеются два монитора, мониторирующих сердечно-сосудистую систему и обеспечение насыщения кислородом и газами, с которыми мы работаем.

—  А с какими газами вы сейчас работаете?


— В последнее время, чтобы быть более конкретным — это 2-3 года,  мы используем севоран.

— Если говорить относительно внедрения новых методов, то какие бы вы выделили инновационные подходы в анестезиологии? Какие используются в вашем отделении?

Внедрение новых методов напрямую связано с оснащением отделения. Например, сегодня новое оборудование позволяет проводить эхоэнцилографическое наблюдение за глубиной наркоза. Данный метод используется в условиях сосудистой хирургии, нейрохирургических вмешательств и так далее.

5А если говорить в целом, то на сегодняшний день все те подходы, которые используются в ведущих российских клиниках, имеются и у нас: это регионарные методы анестезии, комбинированные, внутривенные, комбинированная анестезия и так далее.

Что хотелось бы внедрить новое?

— Все «новое» в нашей службе связано с внедрением современного оборудования. Совсем недавно мы вернулись со съезда, который проходил в Москве — это ежегодный съезд анестезиологов-реаниматологов, где  обсуждаются актуальные вопросы в нашей области. Воодушевились инновационными  идеями, планами, и, не стану скрывать, хочется внедрить некоторые новшества. Поэтому есть о чем думать и над чем работать.

— Кадровый вопрос: весной этого года на Ученом совете КГМА профессор Белопухов отметил, что на сегодняшний день остро стоит кадровая проблема в службе анестезиологии и реанимации. Ощущаете ли вы на примере своего отделение кадровый дефицит?

— Кадровый дефицит мы тоже ощущаем, несмотря на то, что штат сотрудников стандартный. Штатное расписание регламентировано приказом Минздрава РФ №846 от 1986 года, и рассчитывалось по коечному фонду хирургических отделений. В реалиях сегодняшнего дня, когда операционная активность достаточно высока, анестезиологов не хватает.

— Как происходит обучение специалистов вашего отделения?

Мы являемся клинической базой кафедры хирургических болезней №1 с курсом анестезиологии реаниматологии, заведует которой Олег Георгиевич Анисимов. В нашем отделении проходят интернатуру и ординатуру молодые специалисты. Некоторые врачи нашего отделения, (в том числе, и заведующий),  занимаются научной деятельностью и являются ассистентами кафедры.

Совместно с кафедрами хирургических болезней №1 с курсом анестезиологии и реанимации и кафедрой КГМА ( зав.каф., профессор Валерий Матвеевич Белопухов)  проводятся ежемесячные совещания, на которых обсуждаются сложные клинические случае и рассматриваются текущие, но актуальные в практической деятельности, вопросы специальности.

С какими сложностями сталкиваются анестезиологи: где находится ахиллесова пята специальности?

Если говорить про работу анестезиологов, то это одна из стрессовых видов деятельности. Есть алгоритм  поведения в стрессовой ситуации, когда точность манипуляций обеспечивается автоматически. У анестезиологов нет времени «на подумать» — все выполняется в режиме цейтнот: реагировать нужно очень быстро, если не сказать мгновенно.

В нашем отделении мы проводим ежедневный разбор «неясных» вопросов. Когда возникают более серьезные ситуации — сложные клинические случаи, то мы приглашаем специалистов кафедр, и разрабатываем тактику поведения анестезиолога. Важно правильно спрогнозировать ситуацию, а это достигается в условиях грамотного выбора алгоритма действий, с учетом безопасности анестезиологического  пособия и разумного подхода ко всем рискам. Все слож3ности нашей специальности можно и нужно нивелировать.

— Кирилл Анатольевич, не могли бы вы обозначить перспективы развития вашего отделения?

В целом, сегодня мы работаем по всем современным направлениям, используя передовые методики. Дооснащение современным мониторингом, лекарственными препаратами позволит нам усовершенствовать и оптимизировать некоторые подходы в работе в условиях многопрофильной современной клиники, где представлена, практически, вся хирургическая служба.

Еще одно важное направление, которое хотелось бы развивать в полном объеме, касается научной  составляющей. Обучение специалистов, участие в научно-практических форумах, коллегиальное обсуждение вопросов — все это делается сегодня, и надеюсь, будет делаться завтра.

Екатерина Лобанова