Деликатный подход к особым пациентам


rahimovРазвитие новых технологий в хирургии и интенсивной терапии требует быстрого развития и анестезиологической службы. На сегодняшний день это одна из самых прогрессирующих отраслей медицины.

ГУЗ «Госпиталь для ветеранов войн города Казани» — медицинское учреждение, которое старается идти в ногу со временем и внедряет у себя все самые лучшие технологии для здоровья своих пациентов. Тем более, что контингент больных в госпитале особый, требующих к себе специального подхода, в том числе и в анестезиологии. О том, чем живет сегодня отделение анестезилогии и реанимации мы беседуем с заведующим отделением Рустэмом Рашидовичем Рахимовым.

—  Рустэм Рашидович, что существенно нового появилось в анестезиологии в последнее время?

—  По сути, все новейшие методики — это усовершенствованные старые, но а качественно более высоком уровне или при объединении когда-то конкурентных направлений. При сохранении основных видов обезболивания — ингаляционный, внутривенный, местная и регионарная анестезии — основной упор делается на безопасность пациента. И здесь, кроме разработки новых препаратов для наркоза и обезболивания, громадную роль играют новейшие разработки расходных материалов, компьютерные технологии диагностики, инвазивных манипуляций, ИВЛ, мониторинга жизненно важных функций. Новейшая современная анестезия — это компонентная анестезия, предназначенная в каждом конкретном случае для решения определенных задач в зависимости от сопутствующих заболеваний, объема предстоящих манипуляций Практически в анестезиологии сейчас используются все новейшие достижения всех отраслей знаний, что конечно же требует кардинального изменения подхода к образованию анестезиолога-реаниматолога. Недаром одна из аксиом анестезиологии гласит, что самый безопасный наркоз — тот, которым в совершенстве владеет конкретный анестезиолог.

Новейшая современная анестезия — это компонентная анестезия, предназначенная в каждом конкретном случае для решения определенных задач в зависимости от сопутствующих заболеваний, объема предстоящих манипуляций и оперативных вмешательств. Для обеспечения каждого компонента используется определенный препарат или вид анестезии по принципам доказательной медицины. От современного анестезиолога требуются не только глубокие познания терапии, хирургической патологии и хода операции или манипуляции, фармакотерапии, трансфузиологии, а также овладения в совершенстве многими инвазивными методиками и манипуляциями, как интубация трахеи, катетеризация различных сосудов, пункций и катетеризации перидуральных и субарахноидальных пространств и многого другого. Отсюда возникает необходимость непрерывного образования. По прогнозам ВОЗ через 20 лет и более люди в возрасте старше 65 лет составят не менее 24% всего населения планеты. Половине из них потребуется операция, а ввиду преклонного возраста в разы увеличивается риск осложнений, связанных с операционными вмешательствами, декомпенсации функций жизненно важных органов.


Ваш контингент пациентов достаточно специфический. В чем основные особенности работы с ними?

— В Госпитале для ветеранов войн основной контингент — пациенты пожилые, отягощенные возрастными изменениями, снижением порога компенсаторных возможностей организма, имеющих «букет» различных сопутствующих заболеваний. Имеющееся в нашем отделении, стационаре и приданных учреждениях оборудование и аппаратура, высококвалифицированный персонал, а также стремление администрации госпиталя к оснащению самой современной техникой, совершенствования лечебного процесса и организации труда позволяет успешно применять самые современные методики анестезии. Внедренная в нашем стационаре методика предварительного лечения с целью стабилизации декомпенсаторных функций организма в профильных отделениях с последующим оперативным вмешательством позволило свести к минимуму периоперационные осложнения и проводить их практически в любом возрасте.

—   Сложно ли находить подход к вашим пожилым пациентам именно с психологической точки зрения?

—   Любой анестезиолог должен быть еще и психологом, особенно при работе с нашим контингентом. Очень важно успокоить пациента, объяснить ему, как будет проходить процедура, рассказать обо всех возможных последствиях. Психологически они немного декомпенсированы, поэтому важно подготовить их и правильно настроить. Каждый анестезиолог, прежде чем провести операцию, идет и длительно беседует с пациентом.


—  Насколько велик риск врачебных ошибок в анестезиологии?

—   Вероятность риска врачебных ошибок и ошибок всего персонала отделения существует, что объясняется сильно ограниченным временем для диагностики и принятия решения. Часто счет идет на секунды. Кроме того, врач-анестезиолог, в отличие, допустим, от хирургов, работает один. С введением медико-экономических стандартов, укреплением дисциплины персонала, правильной организацией процесса лечения, максимально возможная стандартизация манипуляций и лечения угрожающих состояний, ответственностью и высокой квалификацией всех участников анестезии риск сведен к абсолютному минимуму. Несоблюдение этих принципов может привести к самым тяжелым последствиям: от различных болезней, таких как флебиты, пневмония, обострение сердечной патологии, мозговые нарушения, вплоть до комы и даже летального исхода.

—  А как проходит взаимодействие вашего отделения с другими службами?

—  Отделение анестезиологии и реанимации тесно сотрудничает со всеми отделениями госпиталя, так как современный подход к анестезиологии, где особое значение придаетя безопасности, качественная подготовка к операции и успешность интенсивной терапии во многом зависит от взаимопонимания и общих подходов к лечению и принятым стандартам профильных отделений. В методологическом плане, обобщении и анализе лечебного процесса существенна помощь кафедры неврологии КГМА. Основной общеметодической, профессиональной подготовкой, а также экспертной и консультативной помощью мы обязаны кафедре анестезиологии и реанимации КГМА. В диагностике сердечно-сосудистой патологии мы всегда можем обратиться к базирующейся в Госпитале кафедре функциональной диагностики. Все вопросы решаются в духе взаимопомощи и поддержки.

—  Предполагаете ли в ближайшее время внедрять какие-либо нововведения?

—  Да, предполагаем, так как без этого невозможно представить нашу работу, но только с учетом, что эти методики позволяют улучшить качество лечения, обезболивания, диагностики, мониторинга, облегчат уход за пациентами, повысят качество. Новейшие методики не ради отчета о внедрении и получения стимулирующих выплат за высокие технологии, а ради улучшения качества жизни наших пациентов.

Светлана Емельянова