Детская хирургия Марий Эл: первая линия перемен


vilkov«Все лучшее — детям» — как бы ни банально звучали эти слова, но в большинстве случаев они правдивы. Особенно их истина проявляется, когда дело касается оказания медицинской помощи. Во многих регионах Приволжского федерального округа прослеживается тенденция обращать внимание на оснащение и развитие детских лечебных учреждений, как на первую линию здравоохранения: небезызвестен тот факт, что во взрослую сеть, как правило, плавно переходят не леченные или неадекватно леченные заболевания детства.

Республика Марий Эл не является исключением из общего правила.  Детская республиканская больница РМЭ на сегодняшний день представляет собой  динамично развивающееся лечебное учреждение, где сосредоточены  передовые методы диагностики и лечения сложнейшей патологии. Особенно четко современные тенденции и новации видны в хирургической отрасли.

Об этом мы решили поговорить с заместителем главного врача по хирургии Детской республиканской больницы РМЭ Владимиром Ивановичем Вилковым.

—   Как организована и поставлена работа хирургической службы в вашей больнице?  С какой патологией поступают к вам пациенты?

Необходимо отметить, что вся детская хирургическая помощь оказывается только в нашей больнице, больше в республике детского хирургического отделения нет нигде. Поэтому структура хирургической службы достаточно разветвленная.


У нас несколько хирургических отделений. На базе хирургического отделения №1 начал свою работу уронефрологический центр. Благодаря Фонду содействия развитию институтов гражданского общества в ПФО и Минздраву РМЭ центр оснащен новейшей уродинамической аппаратурой и эндоскопическим оборудованием. С появлением такой техники внедрены эндоскопическая коррекция пузырно-мочеточникового рефлюкса, резекция врожденного клапана задней уретры у мальчиков. Ранее дети для подобных операций направлялись в федеральные центры.

Сейчас у нас есть своя нейрохирургия — раньше маленьких пациентов оперировали нейрохирурги взрослых больниц.

Внедрены передовые оперативные вмешательства у новорожденных с врожденной аномалией развития органов брюшной полости, это позволило снизить летальность в этой группе детей.

А приобретенное в 2007 году эндоскопическое оборудование для отделения оториноларингологии позволило проводить щадящим бескровным методом диагностику и оперативные вмешательства на ЛОР-органах у детей раннего возраста.


Хирургическое отделение №2 занимается гнойно-септическими заболеваниями. Здесь же расположены проктологические, торакальные челюстно-лицевые койки.

А отделение челюстно-лицевой хирургии у вас сейчас функционирует?

—    Ситуация на сегодняшний день немного сложная. Проблему сертификации челюстно-лицевых хирургов мы прочувствовали на себе в полном объеме.  В связи с объективными причинами несколько поменял направление деятельности наш челюстно-лицевой хирург — перешел в детскую стоматологию.  Сейчас для того, чтобы получить сертификат челюстно-лицевого хирурга необходимо пройти либо ординатуру, либо интернатуру, и затем специализацию по челюстно-лицевой хирургии. На сегодняшний день мы ощущаем кадровый дефицит в этой специальности, безусловно, привлекаем интернов, но для того, чтобы вырастить специалистов пройдет не один год.

Большую помощь нам оказывают челюстно-лицевые хирурги Республиканской клинической больницы и Чебоксарского ГИДУВа.

Также нам выделяются федеральные квоты, по которым мы направляем сложных пациентов с челюстно-лицевой патологией в федеральные центры.

—   Что представляют собой онкологические койки?

dscn1671—   Онкологическая помощь в нашей больнице оказывается на уровне диагностики и оперативного  лечения. Если требуется химиотерапия как подготовка к операции или  в послеоперационном периоде, то мы направляем маленьких пациентов в онкогематологическое отделение на базе детской городской  больницы.

—   Какое количество операций проводится? Какова нагрузка на отделения?

—   Количество операций за последние пять лет увеличилось. Сегодня их число приближается к трем тысячам в год. Хирургическая активность тоже выросла с 52% — в 2008 году, до  58% — в 2009. В некоторых отделениях в 2009 году она составила 72%.

—   А каков самый «болезненный» показатель — летальность?

—   Есть, но небольшая. В основном, этот показатель складывается из количества новорожденных детей с тяжелыми пороками развития, сочетанными заболеваниями. Дают летальность и политравмы, несовместимые с жизнью.

—    Какие современные методики получили развитие в хирургии ДРБ? Используются ли на вашей базе высокие технологии?

—    Мы развиваем эндоскопические методики в урологии, колопроктологии.  Освоили лапароскопию, в частности, сейчас активно проводится холецистотомия, апендектомия, диагностические лапароскопии, удаление различных кист  брюшной полсти.

В ЛОР-отделении развивается риноскопическая хирургия. Мы закупили новое оборудование, которое помогает внедрить современные эндоскопические методики: удаление различных образований, как гайморовых пазух, так и носовых ходов  малотравматичным способом, что особенно важно в детской хирургии.

В отделении анестезиологии и реанимации также заметны перемены — мы применяем комбинированные наркозы, которые уменьшают воздействие на головной мозг ребенка. Кроме этого, проводиться операции под эпидуральной и спинномозговой анестезией на нижних конечностях и органах малого таза — это уменьшает и болевую реакцию  ребенка и глубину наркоза.

С какими кафедрами вы сотрудничаете?

—   С кафедрами детской хирургии КГМУ, Московского ГМСУ,  травматологии и ортопедии КГМА, ранее  НИЦТ ВТО, а теперь — центр травматологии и ортопедии РКБ. Обучаемся, приглашаем провести мастер-классы московских, казанских ученых. Выезжаем сами.   Мы освоили методики остеосинтеза, активно применяем аппаратные методы лечения, которые уже относятся к высоким технологиям.

К сожалению, ситуация складывается таким образом, что нередко один доктор владеет несколькими специальностями. Сейчас у нас готовиться несколько кандидатов  медицинских наук по детской хирургии. Один их, которых занимается вопросами коло-проктологии, поэтому, надеюсь, что данное направление получит достойное развитие.

ЛОР- направление развивается под патронажем казанского профессора, заведующего кафедрой оториноларингологии КГМА, доктора медицинских наук Владимира Николаевича Красножена.

—    Владимир Иванович, что представляет собой коллектив хирургов вашей больницы?  Занимаются ли доктора научной деятельностью? Есть ли проблемы кадрового дефицита в хирургической специальности?

—    В нашей больнице работают 12 хирургов и 4 ортопеда-травматолога. И этого недостаточно для того, чтобы  обеспечить полный объем оказания хирургической помощи.

Кроме этого, мы являемся республиканским учреждением и должны оказывать консультативную и диагностическую помощь в районах республики.  У нас существует выездная поликлиника, для работы  которой также требуются кадры.

—    Позволяет ли оборудование оказывать высокотехнологичную хирургическую помощь?

—    Активно стали применять новое уродинамическое оборудование для исследований мочевыводящих путей.  Получили развитие эндоскопические методики в нейрохирургии.

Используем обновленную эндоскопическую стойку, которая  применяется как в эндоскопии брюшной и плевральной полостей,   так и в  хирургии  ЛОР- органов.

В травматологии применяются аппаратные методы — стараемся, чтобы расходные материалы поступали регулярно.

Что хотелось бы «дооснастить»?

—   В первую очередь, хотелось бы заменить рентгенологическое оборудование. В нашей больнице был хороший аппарат, но он, к сожалению, устарел. Вопрос уже был поставлен, и мы ждем решения проблемы.

С другой стороны, необходимо и ультразвуковое оборудование: УЗИ-аппараты экспертного класса.  Объем по функциональной диагностике у нас очень большой, поэтому данное оборудование жизненно важно.   За этот год проведено  более 20 тысяч исследований, — это огромная нагрузка на два, функционирующих в нашей больнице, аппарата.  Несмотря на то, что в рамках Национального проекта «Здоровье»  в районы республики поступили аппараты УЗИ, стационары ждут своей очереди.

Оборудование для функциональных  исследований  требует  регулярного обновления, как для нейрофизиологических исследований, так и для кардиологических больных —  холтеровского мониторирования.  Это не относится к хирургии, но  помогает в исследованиях.

Эндоскопическая стойка требует обновления, постоянно необходимы расходные материалы для травматолого-ортопедического отделения. Хотелось бы приобрести ортопедические столы, столы с подогревом для новорожденных и другое оборудование.

Необходимо отметить, что главный врач нашей больницы Александр Николаевич Принцев делает все возможное для решения проблем, связанных с оборудованием и расходными материалами.

Какими вы видите перспективы развития хирургической службы Детской республиканской больницы?

—   Будем заниматься развитием всех направлений, о которых шла речь в контексте высокотехнологичных методик. Безусловно, идет работа и по хирургии новорожденных — это на сегодняшний день проблемное  в любой хирургической службе, поскольку от данного направления зависят показатели летальности. В 2007 году мы выезжали на конференцию, после которой изменили тактику лечения новорожденных, ориентируясь на передовой опыт федеральных центров — летальность резко снизилась.

Хирургия  — это та область, которая заставляет обучаться и дает мощный толчок к развитию других областей.  Допустим, сегодня  хирурги освоили какую-либо новую операцию- это значит, что уже завтра  к ней должны быть готовы анестезиологи -реаниматологи, затем, педиатры, для того, чтобы вести этого пациента до и после операции, и другие специалисты.  Если осваивается новая хирургическая методика, то обучается весь коллектив оперблока, поднимается на новый этап лабораторная служба.

Здесь открываются и новые нюансы — во-первых, требуется вложение  финансовых средств для того, чтобы группами обучать специалистов, а во-вторых, оголяется служба, чего допустить нельзя. Несмотря на это, мы своевременно стараемся обучать наших специалистов. Многое дает участие наших докторов в международных, всероссийских и окружных научно-практических конференциях и конгрессах, общение с коллегами из других регионов.

Хирургия новорожденных, нейрохирургия, коло-проктология, травматология и ортопедия, урология, эндоскопия — все эти направления достаточно серьезно начали развиваться, и мы планируем заниматься этим и впредь.

Екатерина Лобанова