Два вещества, изменившие работу современных анестезиологов


Два вещества, изменившие работу современных анестезиологов
Белопухов Валерий Матвеевич – заведующий кафедрой анестезиологии-реаниматологии и трансфузиологии ГБОУ ДПО КГМА Минздрава России, заслуженный деятель науки РТ, академик, действительный член Академии медико-технических наук РФ, доктор медицинских наук, профессор

Какие новшества на сегодняшний день существуют в области анестезиологии?  —  в связи с этим вопросом состоялась наша беседа с профессором Валерием Матвеевичем Белопуховым.

Озон – казанская находка

Использование озона уходит во времена двухвековой давности. Еще в 1887 году аллотропную форму кислорода, озон (Оз), применил для лечения профессор Казанского университета Александр Догель, и он был одним из первых, кто это сделал, причем довольно успешно.

Затем, в 1898 году в Берлине открыли Институт озонотерапии, и началось активное использование озона в различных областях медицины как в России, так и в Европе.

Только вот один нюанс – к 2000 году мы  разошлись с Европой в подходах к применению озона как лечебного средства.


Российская школа озонотерапии окончательно сформировала свою концепцию, отличающуюся от Европейской, и главным отличием стало широкое использование физиологического раствора в качестве носителя озона и применение значительно более низких концентраций и доз озона. В стремлении большинства российских врачей использовать наименьшие из эффективных концентраций озона нашел отражение основной принцип медицины – «не навреди».

«На сегодняшний день популярность метода растет,  ввиду интереса, опыта и инициативы сотрудников нашей кафедры. Есть мнение, что озонотерапия – это еще не апробированный новый метод с неясным действием. Но, если более ста лет озонотерапию применяли, причем успешно, в лечении довольно широкого спектра заболеваний и в России и за рубежом, то сегодня можно с уверенностью говорить о преимуществах данной методики. Убежден (и это подтвердилось практикой), что озонотерапия – один из универсальных методов лечения и создания впрок мощного резерва здоровья», — говорит Валерий Матвеевич.

По словам профессора, по озонотерапии защищены сотни диссертаций, рекомендаций по применению данной методики и ее эффективности тоже немалое количество. «Если говорить кратко, то озонотерапия  — это повышение устойчивости живых клеток к разрушению, мгновенный приток кислорода и энергии, ликвидация гипоксии тканей, выведение из организмов токсинов, профилактика и лечение онкологических, неврологических, эндокринных, сердечно-сосудистых и многих других заболеваний, уничтожение грибов, вирусов, бактерий, микоплазм, амеб и многих других патогенов человека, противовоспалительное, обезболивающее, стимулирующее защитные механизмы, улучшающие свойства крови действие. Также озонотерапия применяется как важнейший метод профилактики накопления токсинов, жира и холестерина», — рассказывает о сути лечения Валерий Матвеевич.

В плане анестезиологии и реаниматологии озон является мощнейшим окислителем и способствует выпаду продуктов метаболизма из организма, являясь методом эфферентной терапии. При этом есть различные методики  применения озона, которыми владеют анестезиологи-реаниматологи, в первую очередь.


Озон применяется внутривенно, внутрикишечно, инъекционно в суставы, болевые мышечные точки, для липосакции, для коррекции лица и тела, лечения угревой болезни, растяжек кожи, устранения сосудистых звездочек, как аутогемотерапия. Озонированное растительное масло применяют внутрь, наружно – при язвах, ранах, ожогах, эрозиях, грибковых поражениях. Применяются гидромассажные ванны с озонированной водой.

Но, как отмечает профессор, есть одно большое «но»: «Только грамотная технология использования данной методики позволяет говорить о ее эффективности. Браться за дело должны только квалифицированные врачи, владеющие методом в совершенстве. Подавляющее большинство казанских специалистов, работающих с озоном, обучались на кафедре анестезиологии-реаниматологии и трансфузиологии КГМА, и за их грамотность можно поручиться».

 

По данным заведующего отделением анестезиологии РКБ МЗ РТ Кирилла Анатольевича Малыкина, на практике применяются следующие виды анестезиологического пособия:

Варианты общего обезболивания включают многокомпонентную анестезию на основе использования ингаляционных анестетиков севофлюран, изофлюран, в том числе по технологии мало- и низкопоточной анестезии, различные варианты тотальной внутривенной анестезии на базе пропофола, кетамина, тиопентала натрия . Для наркоза используют также и сочетанные варианты.

Для миорелаксации предпочтение отдается релаксантам средней продолжительности действия, таким как атракуриум безилат и рокурониум бромид.

Для обеспечения газообмена применяется оро- и назотрахеальная интубация трахеи, в том числе раздельная интубация бронхов. Активно используются различные модификации ларингиальной маски (традиционная, Pro-Seal, i-Gel). При операциях на трахее различные варианты вентиляции легких.

Применительно к сложным, инвазивным операциям, нами используются, как правило, комбинации препаратов, каждый из которых обеспечивает достижения одного или нескольких компонентов общей анестезии, позволяет существенно сократить медикаментозную нагрузку на организм больного в сравнении с моноанестезией и существенно повысить безопасность. Так в 75% случаях при эндотрахиальном наркозе в качестве базового анестетика используется галогеносодержащий газ третьего поколения севофлюран, поскольку считается, что ингаляционная анестезия на сегодняшний день считается наиболее «управляемым» видом наркоза, как по глубине, так и по времени, а в качестве внутривенных на сегодняшний день довольно широко используется гипнотик новой генерации пропофол. В качестве периоперационного обезболивания мы пользуемся продленной эпидуральной блокадой, с применением перфузоров, а также микроинфузионных помп (МИП).

Продленная регионарная блокада позволяет не только проводить периоперационное обезболивание, но также за счет медикаментозной симпатэктомии обеспечивает оптимальные условия для заживления в периоперационной зоне.

Применение с прошлого года МИПов позволило значительно расширить возможности продленной анестезии – эпидуральной блокады, так как МИПы «не привязаны» к электричеству и очень просты в применении. Это позволяет активизировать больных уже со вторых суток, не прекращая при этом проводить регионарную блокаду, что невозможно при использовании перфузоров.

Безопасное анестезиологическое обеспечение пациентов основано на использовании мониторинг-контроля за основными жизненно-важными функциями организма с преимущественным использованием неинвазивных методик измерений: автоматическое измерение артериального давления, пульсоксиметрия (частота пульса и SрО2), анализ концентраций газов в дыхательном контуре больного (СО2,О2,ингаляционные анестетики) на вдохе и конце выдоха, электрокардиография (ЭКГ), мониторинг глубины наркоза BIS-контроль, мониторинг нейромышечного блока TOF-Watch.

Екатерина Лобанова