Этиологический спектр пыльцевых аллергенов у больных поллинозом в Республике Коми


Проведен анализ этиологии пыльцевой аллергии среди жителей РК. Выявлены основные клинические проявления среди жителей РК (сельских и городских), в том числе среди коренного и некоренного населения.

Etiological spectrum of pollen allergens in patients with pollinosis in the Komi Republic  

The analysis of the etiology of pollen allergy among residents of the RK was carried out. The main clinical manifestations among inhabitants of RK, including among indigenous people, and also rural and city dwellers are revealed.

В настоящее время около 10% населения земного шара страдает аллергическими заболеваниями, причем  данные о распространенности колеблются в весьма широких пределах: от 1 до 50% в разных странах, районах, среди отдельных групп населения [9]. В последние десятилетия отмечается рост распространенности аллергических заболеваний, в том числе поллиноза [4,5,7,15,16,19]. Согласно Международному консенсусу, разработанному Европейской академией аллергологии и клинической иммунологии [18], сезонный аллергический ринит рассматривается как заболевание слизистой оболочки носа, в основе которого лежит аллергическое воспаление, вызванное причинно-значимыми пыльцевыми растительными аллергенами и клинически проявляющееся зудом, чиханием, ринореей и заложенностью носа. Распространенность поллиноза во многом определяется различными климатогеографическими факторами, которые влияют на время, продолжительность и интенсивность цветения аллергенных растений, а также на содержание пыльцы в атмосферном воздухе [1, 3, 11]. Республика Коми расположена на крайнем северо-востоке Европейской части Российской Федерации. Ее территория простирается от Северных Увалов на юге до Пай-Хоя на ceверо-востоке, от Пинего-Мезенского междуречья на западе до вoдopaздела бассейнов рек Печоры и Оби, проходящего по Уральскому хребту на востоке.

Цель нашего исследования: сравнительное изучение клинических проявлений и этиологического спектра аллергенов у больных поллинозом среди городских и сельских жителей, а также коренного и некоренного населения РК.

Материалы и методы: проведено обследование взрослого населения РК методом случайной выборки в два этапа с использованием  анкеты «Опросник по пыльцевой аллергии». Для эпидемиологического исследования были выбраны г. Сыктывкар, а также сельские населенные пункты РК. На первом этапе проведен анкетный скрининг среди 3000 пациентов в возрасте от 14 до 70 лет. Обработано 1765 анкет. На втором этапе проведено клинико-аллергологическое обследование 1038 пациентов: мужчин — 49,3%, женщин — 50,7%, сельских жителей — 18,5%, городских — 81,5%. Аллергологическое обследование включало сбор аллергоанамнеза, постановку кожных проб с пыльцевыми аллергенами. Клиническую диагностику поллиноза осуществляли в соответствии с международными рекомендациями [12]. Аллергодиагностику проводили методом кожного тестирования (prik-тест) с использованием стандартного набора пыльцевых аллергенов производства ФГУП «Аллерген», г. Ставрополь. Статистический анализ проводили при помощи пакета IBMSPSSstatistics (19). Для оценки связей между различными показателями и заболеваемостью поллинозом использовался метод сопряженностей.


Результаты: среди обследованных у 16,6% отмечены жалобы, характерные для аллергического ринита. Эти данные  близки к результатам эпидемиологических исследований, проведенных в разных областях России. Распространенность поллиноза составляет в Ленинградской области – 12,7%, Брянской области – 15%, Астраханской области – 17,3%, Ростовской области – 19%, Свердловской области – 24%, в Удмуртии – 21%, в Республике Башкортостан – 7,1% и в Москве – 12%, в Саратовской области и Краснодарском крае превышает 5,5% [2,10,13]. В  Восточной Сибири АР болеют от 7,3 до 19,8% детей и подростков [14].

 Таблица 1.

Результаты кожных скарификационных проб к пыльцевым аллергенам у больных поллинозом (%)

Республика Коми n=293


Республика Башкортостан n=100

Оренбургская область n=268
Ольха

46,8

30,0

17,1

Береза

54,6

34,0

16

Тополь

35,2

Лещина

24,2

30

11,9

Сосна

44,0

Ель

40,6

Сирень

27,0

Тимофеевка

48,8

40

14,9

Ежа

45,1

42

15,7

Овсяница

47,1

40

10,8

Костер

35,5

38

14,2

Мятлик

43,7

27

9,2

Лисохвост

38,6

25

4,5

Рожь

25,9

18

4,1

Рейграс

37,9

42

12,3

Кукуруза

17,1

0

2,2

Пырей

12,3

38

15,7

Подсолнечник

22,2

30

29,1

Полынь

34,5

33

57,5

Крапива

24,9

Лебеда

22,9

28

56,7

Подорожник

7,5

Одуванчик

12,3

2

10,8

Амброзия

22,2

8

36,9

(-) —  с данными аллергенами исследования в других регионах не проводились.

При анализе причин поллиноза (табл. 1) видно, что в РК преобладает сенсибилизация на аллерген березы (54%). Изучение характера сенсибилизации в Республике Башкортостан выявило преобладание положительных проб на райграс, ежу (42,0%) [13]. В Оренбургской области преобладающим аллергеном является полынь (57,5%) [8].

Наряду с оценкой общей частоты сенсибилизации к пыльцевым аллергенам, нами было проведено сравнение показателей среди коренного (I группа) и некоренного населения (II группа), а также среди проживающих в городе и сельской местности. При сравнительном анализе клинических проявлений и этиологическогго спектра аллергенов среди городского и сельского населения следует учитывать, что город Сыктывкар и районы располагаются в подзоне средней тайги, где преобладают еловые, хвойно-мелколиственные леса, луговые растения. Среди обследованных нами 293 респондентов, имеющих подтвержденный диагноз поллиноз, преобладают городские жители – 77,8%. Клинические проявления пыльцевой аллергии у городских и сельских жителей представлены в табл. 3

Анализ результатов кожного тестирования в РК показал преобладание сенсибилизации к пыльце злаковых трав (45%) и деревьев (35%) относительно аллергенов из пыльцы сорных трав (20%). Преобладание сенсибилизации к пыльце трав объясняется широким распространением злаковых трав на территории РК, их видовым многообразием и общностью пыльцевых антигенов среди различных видов. По данным литературы, в южных регионах России с преобладанием степной зоны чаще выявляется сенсибилизация к пыльце сорных трав: в Оренбургской области – 67,0% [14], в Республики Башкортостан злаковые – 38,2% [13]. Моносенсибиллизация в РК в наибольшей степени отмечается на деревья среди пациентов 1 группы — 6,5%. Полисенсибиллизация в наибольшей степени отмечается при сочетании деревьев, злаковых и сорных трав также у пациентов 1 группы — 22,2%.

При исследовании было также выявлено, что 81,6% от числа обследуемых пациентов страдали поллинозом от 1 до 10 лет, причем наиболее часто (41,0%) с клиническими проявлениями поллиноза обращаются пациенты в возрасте от 14 до 30 лет.

Таблица 3.

Клинические проявления поллиноза в зависимости от места жительства пациентов

Клинические проявления

Город (n=228)%

Село (n=65)%

Точный критерий Фишера (p)

Только АК

0,4

0,0

0,996

Только АР

24,6

24,6

0,894

Только БА

7,5

6,2

0,947

АК+АР

43,9

47,7

0,672

АК+БА

2,6

6,2

0,114

АР+БА

3,1

1,5

0,956

АК+АР+БА

18,0

13,8

0,574

Анализ полученных результатов показал, что на первом месте среди клинических проявлений поллиноза (как среди городских, так и сельских жителей) — сочетание аллергического ринита  и аллергического коньюнктивита — АР+АК (43,9% и 47,7% соответственно). На втором месте — изолированный АР 24,6% . На третьем месте – сочетание АК+АР+БА (у городских жителей — 18,0%, сельских — 13,8%). Симптомы изолированного АК среди больных поллинозом встречались крайне редко (0,4% среди городского населения).

При сравнительном анализе клинических проявлений поллиноза различий между городскими и сельскими жителями также не выявлено. Результаты сравнительного анализа причинно-значимых аллергенов, вызывающих пыльцевую аллергию среди коренного (коми) и некоренного населения, представлены в таблице 2.

Таблица 2.

Результаты кожного тестирования у больных поллинозом в РК 

Аллергены

Коми (группа 1)

n=164(55,9%)

Не коми (группа 2)

n=129(44,1%)

Точный критерий Фишера (p)

Деревья

Ольха

49,4

43,4

0,346

Береза

55,5

53,5

0,813

Тополь

34,1

36,4

0,713

Лещина

25,6

22,5

0,584

Сосна

41,5

47,3

0,344

Ель

36,0

46,5

0,073

Сирень

27,4

26,4

0,895

Злаки

Тимофеевка

45,7

52,7

0,242

Ежа

47,0

42,6

0,480

Овсяница

49,4

44,2

0,410

Костер

37,2

33,3

0,539

Мятлик

39,0

49,6

0,076

Лисохвост

39,6

37,2

0.717

Рожь

23,8

28,7

0,351

Рейграс

36,0

40,3

0,468

Кукуруза

16,5

17,8

0,757

Пырей

14,0

10,1

0,371

Сорные

Подсолнечник

23,2

20,9

0,673

Крапива

22,0

28,7

0,221

Полынь

36,0

32,6

0,621

Лебеда

23,8

21,7

0,779

Одуванчик

23,2

15,5

0,107

Подорожник

7,9

7,0

0,826

* уровень значимости < 0,05

Полученные нами данные свидетельствуют об отсутствии различий в причинно-значимых аллергенах у больных поллинозом между представителями коми национальности и жителей республики других национальностей.

Выводы: первые получены данные об аллергенном спектре у больных поллинозом в РК. Среди причинно-значимых аллергенов в РК наиболее часто выступает пыльца деревьев — березы, ольхи, а также злаковых трав — овсяницы, тимофеевки, мятлика, ежи. Как среди городских, так и среди сельских жителей преобладающим клиническим проявлением поллиноза является сочетание аллергического ринита и конъюнктивита. Существенных различий, как по клиническим проявлениям поллиноза, так и спектру виновных пыльцевых аллергенов при сравнении среди городских жителей и проживающих в сельской местности, не выявлено.

 

О.А. Вахнина, Р.С. Фассахов, К.С. Зайнуллина

Институт биологии Коми УрО РАН

Консультативно диагностический центр  Республики Коми (г. Сыктывкар)

Казанская государственная медицинская академия

Казанский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии

Вахнина Ольга Александровна — врач-аллерголог-иммунолог КДЦ РК

 

Литература:

1. Адо А.Д. Губанкова С.Г. Влияние метеорологических условий на содержание в воздухе аллергенной пыльцы // Ш Симпозиум аллергологических и иммунологических обществ социалистических стран. — Сухуми, 1979. — С. 7.

2. Астафьева Н.Г., Горячкина Л.А. Поллиноз – пыльцевая аллергия // Аллергология. – 1998. — № 2. — С. 34-40.

3. Астафьева Н.Г., Адо В.А., Горячкина Л.А. Растения и аллергия. — Саратов, 1986. — 336 с.

4. Аистова Е.В. Инвазионные растения – источник поллиноза на Российском Дальнем Востоке // Turczaninowia. — 2010. — Т. 13, №4. — С. 45-48.

5. Архипова Е.И., Оконенко Т.И. Характеристика заболеваемости населения Великого Новгорода с учетом уровня загрязнения атмосферного воздуха // Экология человека. — 2007. — №5. — С. 11-14.

6. Барвинко Н.Г. Состояние здоровья детского сельского населения, проживающего в условиях разной степени загрязнения воздушного бассейна // Экология человека. — 2007. — №1. — С. 34-38

7. Богова А.В., Ильина Н.И., Лусс Л.В. Тенденции в изучении эпидемиологии аллергических заболеваний в России за последние 10 лет // Российский аллергологический журнал. — 2008. — №6. – С. 3-14.

8. Борисюк С.Б. Поллинозы в Оренбургской области: автореф. дис. ….. канд. мед.наук. — Оренбург, 2003. — 38 с.

9. Золотникова Г.П., Гегерь Э.В., Евельсон Л.И. Сравнительный анализ показателей крови у жителей Брянской области, страдающих аллергопатологией и проживающих на радиоактивных территориях // Вестинк ОГУ. — 2007. — №12. — С. 44-47.

10. Ильина Н.И. Эпидемиология аллергического ринита // Российская ринология. — 1999. — №1. — С. 23-24.

11.  Осипова Г.Л. Поллиноз — аллергическое сезонное заболевание // Российский медицинский журнал. — 2000. — Т. 8, № 3. — С. 151-155.

12. Отчет о международном Конгрессе по диагностики и лечению ринита. Российская ринология. — 1996. — №4. — С.1-47.

13.  Фаюршин А.З., Еникеев Д.А., Еникеев О.А. Ареал аллерген значимых пыльце носителей в Республике Башкортостан, характер развития и течения поллинозов в возрастном и половом аспекте в зависимости от местности проживания и антропогенной нагрузки // Медицинский вестник.

14. Черняк Б.А., Тяренкова С.В., Буйнова С.Н. Аллергические риниты в Восточной Сибири: распространенность, этиологическая характеристика и взаимосвязь с бронхиальной астмой в разных возрастных группах // Аллергология. — 2002. — №2. — С. 3-9.

15.  Desalu O.O., Aalumi A.H., Iseh K.R., Oluboyo P.O. et. al. Prevalence of Self Reported Allergic Rhinitis and its Relationship With Asthma Among Adult Nigerians // J Investing Allergol. ClinImmunol. — 2009. — Vol. 19, №6. — P. 474-480.

16. Fanny WS Ko., Mary SM Ip., CM Chn.,LolettaKYSO. Prevalense of  allergic rhinitis and its associated morbidity in adults with asthma a multicentre study // Hong Kong Med J. — 2010. — Vol. 16. — P. 304-361.

17. Oliviery M., Verlato G., Corsico A. et al. Prevalence and feathers of allergic rhinitis inItaly// Allergy. — 2002. — Vol. 57, № 7. — P. 600-606.

18. Van Cauwenberg P., Bachert C., Pasalacqua G. et al. Consensus statement on the treatment of allergic rhinitis. Position paper // Allergy. — 2000. — Vol. 55. — P. 116-134.

19. Weinmayr G., Forastiere F., Weilqnd S.K. et al. International variation in prevalence of rhinitis and its relationship with sensitization to perennial and seasonal allergeus // EurRespirJ. — 2008. — Vol. 32. — P. 1250-1261.