Гиппократ называл ее «священной болезнью»… Так ли это?


prusacovЗдоровое  поколение  — залог успешного будущего страны.  Чтобы  люди 21 века могли двигаться  к  прогрессу всех сфер жизни общества  и имели достаточно сил, для реализации своих планов, важно уделять особое внимание состоянию здоровья детей.  Детский организм как ничто иное подвержен пагубному влиянию окружающей среды.  Государству нужна  здоровая  нация, которая может  построить светлое будущее. Именно поэтому делается очень многое, чтобы проблемы детей были решаемы.  С 5 марта по 3 апреля сего года кафедра детской неврологии КГМА начинает проведение цикла усовершенствования по эпилептологии.

Слово -«эпилепсия» — для кого то покажется приговором, точкой в нормальном процессе  жизнедеятельности личности. Еще несколько веков назад эта болезнь ассоциировалась с магией, волшебством. Больных эпилепсией называли людьми большого ума, а все потому, что ею болели многие великие люди — Платон, Юлий Цезарь, Петрарка, Сократ, Магомет.  Однако в современном мире описаны новые формы заболевания, улучшились методы диагностики, синтезированы многие противоэпилептические препараты и установлены механизмы их действия,  для многих эпилептических синдромов установлена генетическая природа, исследована эффективность для отдельных форм заболевания.

Об эпилепсии    и актуальной теме в области эпилептологии,  рассказал нам главный внештатный детский невролог Министерства здравоохранения Республики Татарстан, заведующий кафедрой детской неврологии КГМА, Владимир Фёдорович Прусаков.

— Скажите, насколько высока распространённость этой болезни?

— Распространённость этого заболевания в мире самая различная. Популяционные эпидемиологические исследования предполагают, что у 40-70 человек на 100 тысяч населения в развитых странах ежегодно выявляется эпилепсия. Традиционно это заболевание ассоциировано с группами населения детского и подросткового возраста.  Эпилепсия детского возраста отличается большим числом резистентных к лечению форм и полиморфизмом припадков.  В настоящее время в России около 800 тысяч детей и подростков страдают активной эпилепсией. Вообще, это  заболевание находится в  ведении двух разобщённых отраслей: психиатрии и неврологии, вследствие чего сведения об этой болезни, о количестве заболевших самые разные.  В целом же можно сказать, что около 12 миллионов детей и подростков по всему миру больны эпилепсией различных форм.


— Каково многообразие ее клинических форм?

—  Насчитывается несколько десятков форм, которые выделяются по особенностям припадков и течению болезни.  Каждая из них специфична для определенного возраста,  например,  существуют  формы типичные для чисто младенческого возраста, есть формы подросткового периода, например юношеская миоклоническая эпилепсия или роландическая эпилепсия. Такие формы болезни, как бессудорожные генерализованные припадки —  абсансы  — большая редкость у взрослых, зато проявляются у детей и подростков.  Помимо всего прочего в практике наблюдаются ранние эпилептические энцефалопатии: протекают они  злокачественно и  дети просто не доживают до зрелого возраста. Наблюдаются тяжелейшие врожденные аномалии развития мозга или поражения, которые проявляются уже вторичными эпилептическими припадками, при которых основные усилия врачей направлены на подавление приступов.

— Какие методы лечения эпилепсии существуют сегодня?

— Методы лечения достаточно стандартны. Основная цель в лечении эпилепсии —   достижение полной ремиссии припадков при высоком качестве жизни. Но лечение каждого больного должно быть  индивидуальным. Для этого  нужно учитывать и возрастные особенности, и сопутствующие заболевания, и психологический настрой.  Обязательны своевременное начало терапии и  адекватный выбор первого препарата. Критериями этого выбора являются форма заболевания, характер припадка, особенности развития и течения заболевания (возраст дебюта, частота припадков, их длительность, фон неврологического статуса), интеллект больного ребенка, а также потенциальная токсичность лекарственного вещества.


Для взрослых существует  мощная кетогенная диета- это мощный жировой стресс, от лечения которым достигается нужный эффект. Но  для детей он не приемлем. Существует  хирургический  метод лечения эпилепсии. Его применяют лишь для той категории пациентов, в лечении которых медикаментозный метод не дал  ожидаемого результата. В борьбе с недугом  важно  добиваться двух составляющих: результативности и  эффективности. Наряду с медикаментозной терапией в зависимости от выявленных и лежащих в основе заболевания изменений проводят курсовое лечение средствами ноотонного, дегидратационного, сосудистого действия. Критерием отмены противоэпилептического лечения является не менее чем трехлетняя ремиссия при благоприятной динамике ЭЭГ. Максимальный эффект, который достигается в лечении эпилепсии — это купирование приступов. Однако бывают такие фармакорезистентные формы эпилепсии, где медикаментозная терапия бессильна.  Поэтому для таких случаев и  есть  хирургический метод —  последний шанс больного войти в разряд относительно благополучных пациентов, избавиться от эпилепсии. К сожалению,  операции  на структурах головного мозга   проводятся  не везде, в силу того, что  это сложный метод лечения со  сложнейшим периодом выхаживания больных.  Несмотря на существующие методы,   сегодня ВОЗ и Всемирная Противоэпилептическая Лига все же делают упор  на медикаментозную терапию,  так как  у 70-75 % больных позволяет обеспечить полную ремиссию с социальной адаптацией и высокими стандартами жизни.

— Какие ПЭП из имеющихся в современном мире считаются наиболее эффективными, наиболее безопасными?

Одним из наиболее эффективных и распространенных ПЭП является вальпроевая кислота и ее соли — вальпроаты: вальпроат натрия, кальциевая соль вальпроевой кислоты, вальпроевая кислота. Показаниями к назначению вальпроатов служат все формы эпилепсии, причем пролонгированные формы обеспечивают лучшую переносимость и более стабильную концентрацию в крови. Эффективность вальпроата натрия  у больных с генерализованными тонико-клоническими припадками составила 75-85%, при лечении абсансов — 70-90%. Рекомендуемая начальная доза при монотерапии вальпроатом — 5-10 мг/кг/сут. При необходимости дозу можно увеличивать на 5 мг/кг в сутки каждые 5-7 дней. Без определенных показаний доза для детей не должна превышать 30 мг/кг в сутки, для подростков — 25 мг/кг в сутки.  Необходимо отметить, что у препаратов группы вальпроатов отсутствует «эффект парадоксального утяжеления и учащения припадков», тогда как у различных ПЭП этот эффект наблюдается с частотой от 3 до 7%. Еще одним препаратом выбора в лечении парциальных и генерализованных форм эпилепсии традиционно является карбамазепин. Он широко известен также и своим аналгезирующим, антидепрессивным, норморитмическим действиями. Средняя терапевтическая доза карбамазепина составляет 15-30 мг/кг в сутки в 2-4 приема, а ретардированные формы применяются обычно двукратно. Препарат противопоказан при абсансах и миоклонических припадках, атонических приступах. Дискутируется вопрос о целесообразности применения карбамазепина при роландической эпилепсии, синдроме Леннокса — Гасто. К дозозависимым побочным эффектам относят диплопию, головокружения и головные боли, тошноту, сонливость.  По механизму идиосинкразии могут развиваться пятнисто-папулезная сыпь, агранулоцитоз, апластическая анемия, тромбоцитопения. При парциальных бессудорожных припадках (психомоторные, психосенсорные) наиболее эффективен карбамазепин и производные бензодиазепина (диазепам, нитразепам) в сочетании с барбитуратами. Ламотриджин  — один из препаратов нового поколения в эпилептологии, обладает широким спектром терапевтического действия и может применяться при различных типах эпилептических припадков и эпилептических синдромов. Однако эффективность его особенно высока при типичных и атипичных абсансах, атонически- астатических припадках, несколько ниже эффективность при лечении парциальных простых и сложных припадков, первично и вторично генерализованных тонико-клонических приступов, при синдроме Леннокса-Гасто.  Высокая эффективность при различных формах эпилепсии отмечено при приеме топирамата, левитирацетама, вигабатрина.

— Какова актуальная тема в данной области на сегодняшний день?

— Особое внимание сейчас уделяется диагностике, что помогает  четко определить ту или иную форму болезни.  С появлением  такого совершенного оборудования, как  например видео-ээг-мониторинг, врачи стали диагностировать такие случаи эпилепсии, которые раньше можно было отнести к числу других пароксизмальных состояний. Часто неэпилептические феномены и состояния (такие как снохождения, ночные страхи, конверсионные припадки) расцениваются как эпилепсия. Некоторые специалисты расценивают как эпилептические феномены нарушения, сопутствующие основному заболеванию (поведенческие расстройства, мигрень, энурез, психопатологические феномены у больных и их родственников, по старым представлениям обозначавшиеся как болезни эпилептического круга). Поэтому,  диагностика болезни, несомненно, важнейшая тема современной эпилептологии.

— Каковы достижения в лечении эпилепсии на сегодняшний день?

— Эпилепсия, вероятно, будет существовать вместе с человечеством. Профилактики этого заболевания нет. Но достижениями современной эпилептологии можно считать то количество больных, которые снимаются с учета: через  3-5 лет регулярной медикаментзной терапии, 75-80 %   детей мы снимаем с учета. Стоит отметить, что в последнее десятилетие достигнуты значительные успехи: разработаны стандарты медико-социальной реабилитации больных, синтезированы и введены в клиническую практику новые  ПЭП.

— Как можно повысить эффективность лечения эпилепсии и улучшить качество жизни этих больных?

— В детской неврологии  с болезнью должны бороться трое: врач, родители и сам ребенок.   Ребенок, в силу раннего возраста, еще не допонимает, что такое регулярный прием лекарств, а вот подросток-это уже другое дело. Подростковый возраст самая трудная категория  пациентов в лечении. Родители уже не контролируют прием   противосудорожных препаратов, что  может привести к  возобновлению или учащению припадков.

— Что бы вы посоветовали практикующему доктору в лечении этой болезни?

— Учиться. Если доктор занимается эпилептологией,  то данной областью нужно владеть во всех тонкостях понимания, как в клинической, так и прочих составляющих этой проблемы.  Ведь отсутствие эффекта от лечения ведет к продолжению заболевания во взрослом возрасте, часто к инвалидизации, несет социальные и экономические проблемы, как для больного, его родственников, так и всего общества в целом.

Альфия Хасанова