Gutta cavat lapidem non vi, set saepo cadendo (часть вторая)


Вместо  вступления.

«Если бы молодость знала, если бы старость могла.» (пословица)

В 1948 году в моей, студента первого курса, жизни произошло неожиданное, но важное событие: я познакомился с человеком, с которым до сих пор идем рядом рука об руку, хотя и по разным сторонам баррикады. Рядом – оба педагога высшей школы, баррикада – это здоровье, а разные стороны – это медицина и спорт.

Дело обстояло так.

5 декабря, в день сталинской конституции, ежегодно в Казани официально начинался лыжный сезон проведением лыжной эстафеты 4 по 5 км. Это был популярный праздник, привлекавший не только молодежь. Старт и финиш были на лыжной базе, располагавшейся на реке Казанке. Трасса сначала шла по руслу реки, затем уходила оврагом в ЦПКиО им. М.Горького, продолжалась по Козьим горам, возвращалась вновь по реке и хорошо просматривалась.


На этот раз, меня включили в команду «Медик» как юношу. И вот, когда по громкой связи стали вызывать участников, прозвучала фамилия Козлов Юрий, выступавшего за команду «Спартак». В тот же день, после эстафеты мы познакомились и это знакомство длится по сей день. Юрий Владимирович увлекся лыжами профессионально. На сегодня он по меткому определению Т.Абсалямова «живая легенда университета» («Казань», 2011, №7, стр. 81-85). Посудите сами: «Уже в неполные семнадцать лет он становиться чемпионом «Спартака». А потом – двенадцатикратный чемпион Приволжского военного округа, двукратный призёр первенства Советской Армии, победитель первенства России, чемпион СССР среди студенчества, чемпион Москвы, трёхкратный победитель первенства СССР, чемпион СССР в командном зачёте, член сборных СССР и РСФСР по лыжному двоеборию» (там же).

После окончания учёбы он с первых дней старший преподаватель физкультурного факультета КГУ. Благодаря знаниям и опыту помноженным на добрый отзывчивый характер и желание «всегда делать людям добро» в нём сформировались в единый комплекс педагог и тренер. «Сегодня многим моим ученикам, — говорит Юрий Владимирович, — перевалило за пятьдесят. Среди них есть мастера спорта международного класса, более двух десятков мастеров спорта, сто с лишним кандидатов в мастера, чемпионы Советского Союза, Спартакиад народов СССР, победители и призёры первенств Европы. Многие стали докторами и кандидатами наук. Если всех собрать – батальон получается. Но я счастлив, что кроме этих, заслуженных и известных, есть не одна тысяча тех, кто пройдя через уроки физкультуры в университете, сумел поверить в себя и в свои возможнсти» (там же).

Вполне естественно, что он «Почетный мастер спорта», и «Заслуженный работник КГУ». Естественно, что он «Заслуженный работник физической культуры РТ». Естественно, что он «Лучший тренер РТ». Естественно, что он награжден «Почетным знаком за заслуги в развитии физической культуры и спорта РТ». Но противоестественно, что он до сих пор не отмечен вниманием масштаба Российской Федерации.

Спорт для него – религия. Он также как и я «бросил курить внутриутробно». Мы не знаем вкуса табака, но от этого хуже себя не чувствуем. К алкоголю он сдержан и, шутливо отвечает: «только по рекомендации медиков». В диете разнообразен, но сдержан. При росте 175см стабильно держит вес 74 кг.


Сегодня в преддверии своего 80-летия (родился 22 декабря 1932 года) он по прежнему активен, в режиме, на служебном посту поддерживает спортивную форму. Обязательны пробежки. Академик Н.М.Амосов радуется.

 Рис.1. Студент Л.А. Козлов на старте 5 декабря 1948 года.

Gutta cavat lapidem non vi, set saepo cadendo (часть вторая)Выпускающий – преподаватель кафедры физвоспитания КГМИ

Котельников Владимир Фёдорович

А мне выпала другая стезя.

Но в то время увлечение физкультурой занимало большое количество времени. Не малое значение имело обеспечение спортивным обществом «Медик» инвентарем и одеждой. Мы «щеголяли» в новых лыжных костюмах и лыжных ботинках. Теперь без улыбки нельзя рассматривать фотографии тех лет  (рис.1).

В этот раз наша команда (рис.2) заняла в эстафете 3-е место и спортобщество «Медик» наградило нас путевкой в зимние январские каникулы в дом отдыха «Моркваши». Это были для меня, только что вылупившегося из скорлупы домашнего очага, незабываемые дни. Общение со старшеклассниками и преподавателями кафедры физвоспитания было интересным и наполняло уверенностью в себе. Все три химии, анатомия, биология шли своим чередом, экзамены сдавались успешно, и только латынь едва дотянула до тройки. Удивительно, но вот пословицы «застряли» в голове. Пословица в названии этого очерка была второй из тех, которая мне запомнилась с первого курса: «Капля долбит камень не силой, а частым падением». Или в русской фразеологии – «Терпение и труд все перетрут».

Легко сказать «поезжай в Москву, в библиотеку». А как семейному человеку оторваться от дома? Но и эта трудность была преодолена. И вот Москва, ЦМБ, новое здание на Профсоюзной улице, новое оборудование позволяет быстро получить заявленные источники. «Скоро сказка сказывается, да не скорой дело делается». Тем не менее, было изучено более 600 источников. Вот что удалось установить.

Рис.2 Лыжная команда «Медик», 5 декабря 1948 г.

Gutta cavat lapidem non vi, set saepo cadendo (часть вторая)1.     Козлов Лев – в дальнейшем д.м.н., проф., зав. каф. акуш. и гинек. №1 КГМИ.

2.     Афанасьев Валентин – в дальнейшем воен. врач, полковник мед. службы.

3.     Зефиров Лев – в дальнейшем д.м.н., проф., зав. каф. физиологии КГУ.

4.     Шагиахметова Фаина – в дальнейшем врач Республиканской психиатрической больницы РТ.

5.     ?

6.     Серазеева Роза – в дальнейшем врач реабитолог.

7.     Егоров Константин (капитан команды) – в дальнейшем врач уролог в г. Зеленодольске.

8.     Пузанов Иван – в дальнейшем глав. врач Республиканской офтальмологической больницы Мордовской Республики, зам.министра по кадрам.

9.     Маргарита – в дальнейшем врач офтальмолог, жена И. Пузанова.

10.    ?

11.    ?

12.    ?

13.   Федоренко Пётр – в дальнейшем к.м.н., доц. кафедры инфекционных болезней КГМИ.

 Краткий обзор литературы.

Историю развития методов создания искусственного влагалища принято делить на два периода: первый – доантисептический, от древних времен до внедрения в практику медицины антисептики и асептики, которые привели к бурному расцвету хирургии, и второй – современный, антисептический и асептический период, начало которого приурочивают к 1872 г.

Первый период.  Все манипуляции сводились к созданию хода для выведения скопившейся в матке крови. Ход создавали проколом тканей промежности или через прямую кишку. Результаты таких операций были настолько плачевными, что врачи предпочитали «сидеть сложа руки и предоставлять таких несчастных женщин своей судьбе, чем подвергать их операции» (К.Н.Рабинович, 1939). Наивысшим достижением этого периода было, предложенное Дюпюитреном в 1817 г., создание канала в пузырно-прямокишечной клетчатке расслоением тканей. В дальнейшем для предупреждения последующего заращения этого канала многие хирурги применяли длительную тампонаду, дилятацию его или ношение протезов. Нет необходимости долго останавливаться на этом периоде, т.к. он очень подробно описан А.А.Сицинским в статье «К вопросу о способах образования искусственного влагалища» (Журнал акушерства и женских болезней, 1899, т.XIII, июль-август, стр.751-794).

Второй период. Внедрение антисептики и асептики позволило прийти к принципиально новым методам создания искусственного влагалища. Стало возможным пересаживать в создаваемый канал различные ткани и тем самым предупреждать его заращение.

Русские врачи первыми предложили ряд оригинальных методик, которые затем получили развитие в работах как отечественных, так и зарубежных авторов. Все применявшиеся когда-либо методы создания искусственного влагалища можно разделить на 4 группы.

I.  Аутопластические  способы. В эту группу входит создание искусственного влагалища из кожи, отрезков кишечника, брюшины, мочевого пузыря, расширенной уретры и рудиментов матки.

Первым подобную операцию выполнил в 1872 г. К.Ф.Гепнер, пересадив на ножке кожные лоскуты с больших половых губ и внутренних поверхностей бедер. С него собственно и начинается новый этап в развитии оперативного кольпопоэза. Этот способ поддерживал Г.Е.Рейн (1900).

В 1888 г. С.Г.Шалита рекомендовал создавать влагалище из свободно пересаживаемых кожных лоскутов. В 1892 году Креде повторил свободную пересадку кожи.

В 1891 г. В.Ф.Снегирев применил для образования искусственного влагалища отрезок прямой кишки. Эта операция положила начало использованию кишечника для кольпопоэза. В 1904 г. американец Балдвин использовал отрезок тонкой кишки. Мори (1909) модифицировал этот способ. Балдвину же принадлежит идея создания влагалища из сигмовидной кишки, которую в дальнейшем развил Е.Е. Гиговский (1955, 1963).

В 1893 г. Кюстнер пересадил в канал будущего влагалища слизистую оболочку малых половых губ.

В 1897 г. Д.О.Отт впервые создал влагалище из брюшины.

В 1927 г. Н.В.Марков сделал влагалище из стенки мочевого пузыря.

В 1930г. К.Ф.Богуш — из рудиментов матки.

В 1937г. Кнаус — из расширенной уретры.

Последние три способа не нашли применения.

II. Гомопластические способы. Кюстнер (1888), Макенрод (1896), Шеффер (1906), Шварц (1912), Бояджиев (1950) предлагали использовать для кольпопоэза слизистую оболочку влагалища, взятую от других женщин во время пластических операций; Кремер (1912) — отрезок кишки, резецированной у другой женщины; Дрейфус (1912) — грыжевой мешок мужчины; Бриндо (1934) — околоплодные оболочки; В.И.Сазонтов (1940) —стенку серозной кисты; М.В.Дубнов и А.А.Раков (1964) — консервированный перикард.

III. Гетеропластические способы. Эту группу составляют безуспешные попытки выстлать канал будущего влагалища тканями, взятыми от животных (Звиницкий, 1882). Перспективным оказалось предложение Н.Л.Капелюшник (1964) использовать синтетические материалы (капроновую сетку).

IV. Предложение образовывать искусственное влагалище путем постоянного давле­ния и растяжения различными способами тканей преддверия влагалища (Амюса, 1832; Франк, 1838; Б.Ф.Шерстнев, 1962).

Как ни странно при всей многочисленности ни один из методов не смог удовлетворить практического врача, и вопрос о выборе способа кольпопоэза оставался дискутабельным.

Если проследить хронологически развитие операции кольпопоэза, то выявится сле­дующая картина.

Хотя первые пластические операции, выполненные с применением кожных лоскутов, и были одобрены таким известным гинекологом, как Г.Е.Рейн, они довольно скоро отошли на второй план. Этому способствовало предложение К.Ф.Снегирева исполь­зовать для создания влагалища отрезок прямой кишки. Метод получил дальнейшее развитие в работах Д.Д.Попова, 1909, А.Э.Мандельштама, 1935, Шуберта, 1936. Параллельно Балдвин, 1904, стал применять отрезок тонкой кишки. Мори, 1909; Константин, 1923; А.В.Тихонович, 1925; К.Н.Рабинович, 1929; Волков, 1923; В.С.Груздев, 1925 поддержали его идею и усовершенствовали методику.

До 1940г. хирурги всех стран спорили, какому из этих двух кишечных способов отдать предпочтение. И тот, и другой были сложны и опасны. По данным В.И.Копилевич за 1928 г., смертность при тонкокишечном кольпопоэзе колебалась от 9,3 до 21.8%, а при прямокишечном — от 6,6 до 9,6%. Осложнениями этих операций являлись недержание кала и газов, каловые свищи, кишечная непроходимость.

Однако сторонники кишечного кольпопоэза, разрабатывающие сигмоидальный способ, совершенствуют методику от операции к операции и сообщают о значительном снижении осложнений и смертельных исходов. По М.С.Александрову (1955, 1961) из 275 оперированных умерло 6 (2,18%).

А.Э.Мандельштам, оперировавший с 1922 по 1947 по прямокишечному способу в собственной модификации, в дальнейшем отдал предпочтение сигмоидальному кольпопоэзу при котором по Е.Е.Гиговскому (1963) из 200 оперированных, умерла одна (0,5%).

В       конце-концов      вновь заговорили о других способах, так как убедились в трудности кишечного кольпопоэза и в невозможности полностью избежать всех тех осложнений, которые неизменно возникают при работе с кишечником даже у хирургов-виртуозов. По сообщению И.Н.Рембеза (1961), из 4 женщин, оперированных по сигмоидальному методу, умерла 1, а по А.Э.Мандельштаму (1966) из 78 умерли 2 (2,56%) и у 4 (5%) образовались кишечные свищи. Со временем вернулись к первопредложенному  способу.

О кожном кольпопоэзе.

Как уже говорилось выше, эпоху кожно-пластического кольпопоэза открыл К.Ф.Гепнер в 1872г., пересадив в канал кожные лоскуты на ножке.  Более перспективным оказалось предложение С.Г.Шалита (1888) использовать свободную пересадку кожных лоскутов, взятых по Тиршу. Лоскуты кожи, взятые с различных участ­ков тела (бедро, живот, плечо, ягодицы, половые губы), укреплялись на стенках канала с помощью различной формы протезов, что способствовало их приживлению.

После полувекового забытия усиленное и успешное развитие этого способа началось с сообщения в 1930 г. Киршнером и Вагнером о свободной пересадке большого кожного лоскута на губчатом протезе.

При изучении соответствующей литературы, оказалось возможным  весь путь развития кольпопоэза свободной кожной пластикой разделить на три этапа:

1-й этап (1888-1929 гг.). С.Г.Шалита (1888) выстлал канал кусочками кожи, взятых по Тиршу с малых и больших половых губ. Приживление обеспечивалось гуттаперчевым протезом. Этот метод нашел последователей и в России (Рейн, 1900) и за рубежом (Tuffier, 1895; Abbo, 1898; Gsaaes, 1904; E.Bumm, 1906 и др.).

Однако, эти голоса «тонули» в большом количестве работ, посвященных кишечному кольпопоэзу. По И.И.Грищенко на этом этапе было сделано всего 16 кольпопоэзов с использованием свободной кожной пластики.

2-й этап  (1930-1959 гг.).  M.Kirschner и G.Wagner (1930) отказались от тиршевских кусочков, а использовали один большой (30 х 8 см) лоскут, снятый специальным ножом. Нашив его на губчатый резиновый протез, вводили в канал на 8 дней. Затем протез извлекался. Влагалище обрабатывалось и протез вновь вводился на 3-4 дня. Хорошо прижившийся кожный лоскут, обеспечивая функционально полноценное влагалище.

В последующие годы появилась серия статей о кольпопоэзе по Kirschner-Wagner,y в различных модификациях. По статистике E.W. Page and T.Q. Owsley за 40-50-е годы было сделано 244 таких операций с хорошим (75-95%) результатом при полном отсутствии смертельных случаев.

В России М.В.Алферов (1933), В.А.Астраханский (1936), Рафикова (1936), К.Д.Вачнадзе (1936) одобрительно отозвались об этом методе.

В 1940 году А.Ф.Покровский использовал полнослойный кожный лоскут, хотя и указывал, что лучше использовать аппарат Педжетта – прообраз современных дерматомов.

Наибольшего эффекта при использовании тонкого кожного лоскута добился И.И.Грищенко (1940) и в дальнейшем настойчиво рекомендовал свою модификацию «кожно-эпидермальный кольпопоэз» взамен других способов у замужних женщин. К нему прислушалась З.И.Замятина (1955), Г.Д.Иоселиани (1956). Последний – первым в нашей стране использовал дерматом при операции создания искусственного влагалища.

3-й этап (1960-1970).  Этот этап можно считать переломным в судьбе кольпопоэза свободной кожной аутопластикой.

Во-первых, в соответствии с рекомендацией во всесоюзном «Многотомном руководстве по акушерству и гинекологии» (1961, т.6) большинство авторов пользовались кишечным кольпопоэзом. Однако, они не смогли полностью ликвидировать опасность и неудачи этой операции. К концу 60-х годов наметился перелом во взглядах на методику кольпопоэза. Более того, в двух центральных акушерско-гинекологических учреждениях СССР решительно перешли на брюшинный метод (Москва, ВНИИАГ; Ленинград, ГИДУВ).

Во-вторых, стали доступными дерматомы и дерматомная аутопластика в короткий срок заняла ведущее место в кожной пластике. Это способствовало успешному развитию кольпопоэза свободной кожной аутопластикой. В России И.И.Грищенко на основании своего 20-летнего опыта приложил много усилий для его популяризации. Его доклад в 1961 году был одобрен III-м Международным конгрессом  акушеров-гинекологов в Вене. Его последовательница, З.И.Замятина сообщила в 1964 году о двух случаях беременности и родов после кожного кольпопоэза. В дискуссии приняли участие О.Д.Болдырева с соавт. (1963), Б.Ф.Шерстнев (1966), В.Н.Прокопенко с соавт. (1967).

Особенно энергично в этот период кольпопоэз свободной кожной пластики изучался за рубежом: H.T. Sargis et al. (1960), J.M.Whitely et al. (1964), J.F.Wanless (1964), L.Smale (1964), J.Jackson (1965), S.Demjen et al. (1966), T.N.Evans (1967), R.W.Cali, J.H.Pratt (1968), H.Ulfelder (1968), J.M.Jolditch (1968), D.C.Deen (1969), J.Monroe (1969), E.W.Page, J.Q.Owsleg (1969), M.A.A.Ar Zieda (1970).

Всего на 3-ем этапе было сделано кожных кольпопоэзов 531 женщине без смертельных исходов. За это же время сигмоидальный кольпопоэз был сделан 717 женщинам с 12-тью (1,67%) смертельными исходами.

Опасность ранения соседних органов одинакова для обоих способов, т.к. возникает обычно при создании канала будущего влагалища и зависит от хирурга, а не от способа кольпопоэза.

Кишечно- и мочеполовые свищи в количественном отношении встречались при кожно-пластическом способе в два раза реже (2,6%), чем при кишечном (5,6%).

При кожном способе не встречались кишечная непроходимость, выпадение стенок неовагины, парапроктиты, сигмоидиты, расхождение швов кишечного анастомоза.

Основным осложнением кожно-пластического способа было сморщивание стенок и сужение просвета влагалища на ближайших и отдаленных сроках.

По сообщениям чешских и американских ученых за 60-е годы ХХ века кожный кольпопоэз вытеснил кишечный, а в Англии сигмоидальный кольпопоэз не применялся вовсе. Этот факт подкреплял установки отечественных акушеров о необходимости разработки операции кожного кольпопоэза (П.В.Маненков, 1968).

О других способах.

Неоднократно делались попытки возобновить способ кольпопоэза из брюшины. Эта операция, впервые выполненная Д.О.Оттом (1897), была  повторена К.Ф.Богушем (1930), М.И.Ксидо (1933), Гловински (1937), Жененном (1957). В 60-х годах эта операция получила развитие в работах отечественных ученых (А.А.Вербенко, 1960; А.З.Кочергинский, 1960; С.Н.Давыдов, 1969). Примечательно, что длительное время применявшийся в акушерско-гинекологической клинике Ленинградского ГИДУВа кишечный кольпопоэз (прямокишечный, а затем сигмоидальный) был оставлен вовсе и заменен брюшинным. Во ВНИИАГе (Москва) также отказались от травматического сигмоидального кольпопоэза и перешли на брюшинный метод.

Еще более заманчивым казалось предложение Бриндо (1935) и Бюргера (1937) использовать для выстилания стенок канала околоплодные оболочки. Отечественными акушерами выполнено 85 таких операций с различным эффектом (И.Д.Арист, 1956; С.С.Добротин, 1960; Я.Е.Кривицкий, 1963).

Попытка Казанской акушерско-гинекологической клиники им. проф. В.С.Груздева (проф. П.В.Маненков) создать искусственное влагалище путем применения брюшины, околоплодных оболочек и первородной смазки не увенчалась успехом.

Солидное исследование провела Н.Л.Капелюшник («Аллокольпопоэз  — клинико-эксперементально-нейроморфологическое исследование». Казань, 1974), применяя капроновую сетку для удержания канала от заращения. Ей удалось усовершенствовать кольпопоэз путем расслое­ния тканей пузырно-прямокишечного пространства и длительным поддержанием длины и диаметра раневого канала протезом с сеткой, не прибегая к пересадке тканей.

В 1962 г. Б.Ф.Шерстнев возродил идею бескровного кольпопоэза. Впервые эту мысль высказал и реализовал Амюса (1832). В 1938 г. к ней вернулся Франк. Сущность метода заключается в постепенном растяжении вдавливанием различными способами тканей преддверия вглубь и образовании углубления, выполняющего функцию влага­лища. Такая возможность имеется. Л.Н.Соболев (1926) описал случай сожительства супругов в течение 16 лет при отсутствии влагалища. Автор пишет: «…под влиянием половой жизни задняя часть fossae navicularis и передняя стенка recti растянулись, впятились в прямую кишку и образовали род влагалища, вполне пригодного для coitus’a». Наблюдение это интересно в том отношении, что невольно возникает вопрос: имеет ли смысл подвергать подобных больных всякого рода операциям, если имеется возможность создать искусственное влагалище бескровным путем?

Амюса производил давление пальцами. Франк — специальным протезом.  Б.Ф.Шерстнев (1967) сконструировал специальный аппарат, который назвал «кольпоэлонгатор». Его результаты получили признание на практике, и проблема бережного создания влагалища как будто бы была решена.

Кольпопоэз расщеплением тканей с последующей самопроизвольной эпителизацией уже почти не находил приверженцев. Теоретически предполагалась и практически наблюдалась длительная эпителизация раневой поверхности длинного канала. Можно лишь указать на работу Зикарда и соавт. (1954) в которой приводились успешные результаты операций, выполненных по данному способу.

Однако Д.С.Дин (Am. J. Obstet. Gynec., 1969, 103, 7, 930—934), испробовав без­результатно способ Франка, расщепил ткани и в канале будущего влагалища держал 6 месяцев полиэтиленовый протез. Наступила эпителизация нижних двух третей канала. После извлечения протеза верхняя непокрытая эпителием треть влагалища атрезировалась. Автору пришлось прибегнуть к третьей операции: восстановив проходимость кана­ла, он покрыл стенки свободным кожным лоскутом и получил хороший эффект. В сле­дующий раз автор использовал только кожно-пластический метод и также получил хоро­ший результат.

Итак, завершая очерк, следует сказать, что работа в ЦМБ и последующий анализ литературы позволили капля за каплей прийти к следующему заключению: в длительном, почти вековом состязании двух основных методов кольпопоэза, а именно кишечного и кожно-пластического, первый стал сдавать свои позиции. Кожно-пластический же, благодаря внедрению дерматома, заметно выдвинулся вперед, хотя  и был к моменту нашего с Павлом Васильевичем разговору далек от совершенства. Он обретал все больше и больше приверженцев. Особенно это было заметно в США, где он почти полностью вытеснил кишечный кольпопоэз. Зарубежные авторы обратили внимание на хорошие резуль­таты, полученные отечественными авторами, применявшими свободную пластику тонким кожным лоскутом.

Остальные способы носили эпизодический характер, кроме брюшинного, который тоже  поднял голову благодаря отсутствию кишечных осложнений. В последующем он оттеснит на второй план кожно-пластический метод (С.Н.Давыдов, 1977; А.А.Вербенко и М.П.Шахматова, 1982; А.Г.Курбанова, 1983., В.И. Журавлева, 2007 год). Но и ему нашелся конкурент в лице кольпоэлонгации по Б.Ф.Шерстневу (1981).

А пока получилось то, что нужно прислушаться к мнению старших товарищей и браться за работу. Тем более это было необходимо делать потому, что как оказалось в дальнейшем, пристрастные сторонники брюшинного кольпопоэза не «сжигали за собой мосты». Вот что писали А.А.Вербенко и М.П.Шахматова в завершении своей монографии «Аплазия влагалища» (М.1982, стр. 76): «Убежденно пропагандируя способ создания искусственного влагалища с помощью брюшины малого таза в качестве основного, мы тем не менее считали необходимым сохранение (подчеркнуто нами) в арсенале методов кольпопоэза и кожного и сигмоидального способа. Их применение бывает необходимо в тех редких случаях, когда нельзя использовать брюшину (спаечный процесс) или когда в силу разных причин у больной отсутствует слизистая оболочка преддверия влагалища».

О результатах нашей дальнейшей работы читайте в следующем очерке.

 

Л.А.Козлов, проф. каф.акуш. и гинек. №1 КГМУ

(зав.каф. – проф. А.А.Хасанов)