И.И.Закиров: «Главное — прозрачность анестезии»


zakirovСовременное развитие анестезиологического обеспечения связано с широким внедрением в практику здравоохранения новых методов и средств обезболивания. Согласно общим представлениям, анестезиологическое пособие предназначено создать в организме такую степень антистрессовой защиты, при которой сохраняется «нормальная» стрессовая стимуляция, но удается предотвратить истощение защитных сил и возникновение опасных патологических синдромов. Анестезиологическое пособие само по себе является стрессовым фактором и может, помимо хирургической травмы, оказывать негативное воздействие на организм, прежде всего на функцию центральной нервной системы. Однако успехи, достигнутые на сегодняшний день в этой отрасли, позволяют проводить анестезию даже у самых маленьких детей. О том, что представляет собой современная анестезия в детской практике, мы беседуем с главным детским внештатным специалистом-экспертом по анестезиологии и реанимации МЗ РТ, заведующим отделением анестезиологии и реанимации Детской республиканской клинической больницы МЗ РТ Игорем Ильдусовичем Закировым.

—  Игорь Ильусович, какими возможностями сегодня обладает анестезиолог?

В мире все развивается, и это не просто слова, потому что и в нашей клинике мы можем видеть как преображается служба анестезиологии. В каждой клинике должна существовать стратегия развития этой службы, ориентирующаяся на конечный результат. Есть конкретные дети, которые нуждаются в наших знаниях и умениях, так же, как они нуждаются в конкретном кардиохирурге или нейрохирурге. Понятно, что без анестезиологии нет современной хирургии, и без хирургии нет современной анестезиологии. Мы протягиваем друг другу руку помощи, предоставляем новые возможности для нового роста. Это все склоняется в сторону командного подхода в лечении пациентов. На сегодняшний день у нас есть возможность проведения практически безболезненного начала анестезии. Мы стараемся избегать любых инъекций, то есть ребенок может просто заснуть, подышав через специальную маску. После того, как он засыпает, мы делаем все неудобные для ребенка манипуляции, такие как установка периферического катетера, подсоединение следящей аппаратуры. В этом принципиальное отличие от анестезиологии десятилетней давности. Раньше это были мучительные уколы уже на этапах подготовки  к анестезии. Премедкация сохраняется и сейчас, но теперь у нас есть несколько инструментов для решения этих вопросов. Когда мы видим, что нет необходимости дополнительно успокаивать ребенка, мы можем сразу перейти к проведению анестезии практически на руках у матери. Это значит, что родители сейчас могут принимать участие в этом процессе. Мы обычно спрашиваем, готовы ли они присутствовать при этой процедуре, как правило, большая часть родителей соглашаются. К тому же, ребенок всегда чувствует неразрывную связь с родителями, и это является самым надежным успокаивающим средством для него. Таким образом, мы можем довольно быстро погрузить ребенка в сон, а при помощи современных препаратов можем так же быстро вывести из него. Дети просыпаются в течение получаса после проведенного хирургического вмешательства и сразу могут общаться, разговаривать, некоторые умудряются уже и бегать, если операция не предусматривает послеоперационного покоя. При некоторых диагностических мероприятиях мы проводим ребенку наркоз без организации каких-то специальных условий, через 5 минут они встают и сразу же уходят, хотя и была проведена общая анестезия.

—  А как вы действуете во время экстренной операции, когда нет времени выяснять, какие аллергические реакции может вызвать тот или иной препарат у ребенка?

Мы применяем препараты, имеющие минимальный риск развития аллергических осложнений. Такие препараты существуют, и в нашей клинике они есть на каждом рабочем месте анестезиолога. Анестезиолог в этой ситуации  имеет альтернативу для решения любых задач, возникающих в ходе проведения анестезии и периода пробуждения.


—  Как реагируют на все эти «чудеса» современной анестезиологии  родители ваших пациентов?

Родители, пока не увидят сами, не верят этому, некоторые родителя ссылаются на свое прошлое, когда были многочасовые пробуждения после хирургического вмешательства и наркоза, неприятные ощущения, тошнота, рвота. Сейчас есть инструменты, которыми мы можем контролировать эти процессы от начала и до завершения анестезии. В этом принципиальное отличие от тех методов, которыми мы пользовались десять лет назад. Если говорить о современных тенденциях в анестезиологии, конечно это использование современных анестетиков и технологий.

—  Вы используете зарубежные или отечественные препараты?

Это препараты зарубежные. Возможно, когда-нибудь появятся и отечественные, но, по большому счету, это не принципиально. Важно, что препарат разрешен для применения в детской практике и он может применяться повсеместно на территории России. Мы не позволяем себе работать неизученными, неизвестными или неразрешенными препаратами. Это принципиальная тактика нашей больницы, потому что дети достойны самого лучшего.


—  Насколько они дороги?

Это огромные финансовые затраты, но это первоначальная цена. Конечная цена оказания медицинской помощи оказывается значительно меньше. То есть лечение пациента в этой ситуации, в целом оказывается дешевле. Он меньше времени проводит в отделении реанимации, требуется значительно меньше затрат на устранение осложнений анестезии — соответственно меньше стоимость его пребывания в больнице, в результате мы быстрой активацией пациента снижаем эти затраты. Поэтому современные технологии в педиатрической анестезиологии имеют и финансово-экономическую подоплеку. Конечно, когда ресурсов мало, надо выбрать тот, который наиболее эффективен.  Сейчас у части пациентов мы избегаем использования наркотических препаратов, которые традиционно используются при хирургических вмешательствах с целью контроля болевого синдрома, применяя местные анестетики. Мы можем провести действительно безопасное анестезиологическое вмешательство, можем контролировать боль так долго, сколько это необходимо. Эти технологии пришли из взрослой анестезиологии. Раньше этот сегмент в детской анестезиологии был закрыт для использования, потому что не было необходимых  знаний и инструментов, кроме того, присутствовала определенная боязнь анестезиологов проводить с маленькими детьми такие же манипуляции как у взрослых. Тем не менее, научные данные, наш собственный опыт и разработки позволили применить эти технологии  у детей вплоть до периода новорожденности. Однако все эти достижения современной анестезиологии  мы должны не только применить на практике, но и донести суть процедуры до родителей, ведь для них как правило это не совсем понятная информация, а от сюда множество мифов и страхов, передающихся из поколения в поколение, о всеразрушающем действии анестетиков на организм ребенка. Поэтому мы кропотливо объясняем мама и папам действия различных препаратов, чего не стоит бояться, стараемся объяснить, какая есть альтернативная методика, что приносит лучшие результаты, и они принимают решение вместе с нами. Мы стараемся сделать этот процесс прозрачным для всех участников этого события. На сегодняшний день анестезиология, как одна из наиболее динамично развивающихся отраслей, дарует несомненно большую безопасность пациенту. Современная анестезиология при наличии в клинике следящего наркозного оборудования, современных медикаментов гарантировать полную безопасность. Это принципиальный успех последних десятилетий работы наших ученых, докторов и конкретных учреждений над тем, чтобы анестезиологическое пособие служило действительно во благо ребенка.

Светлана Емельянова