Интоксикационный синдром при сальмонеллезе и его коррекция


В.Ф. ПАВЕЛКИНА, Р.З. АЛЬМЯШЕВА, Н.П. АМПЛЕЕВА, Ю.Г. УСКОВА

Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева, 430005, г. Саранск, ул. Большевистская, д. 68

Павелкина Вера Федоровна — доктор медицинских наук, заведующая кафедрой инфекционных болезней, тел. (8432) 55-16-63, e-mail: pavelkina@rambler.ru

Альмяшева Римма Зарифовна — кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней, тел. (8432) 55-16-63, e-mail: almiasheva.rimma@yandex.ru

Амплеева Нина Петровна — кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней, тел. (8432) 55-16-63, e-mail: ampleevanp@yandex.ru


Ускова Юлия Геннадьевна — ординатор кафедры инфекционных болезней, тел. (8432) 55-16-63, e-mail: juliamurzilka@gmail.com

Обследованы 66 больных сальмонеллезом, вызванным Salmonella enteritidis средней степени тяжести. Изучено влияние мексидола на клиническое течение и показатели эндогенной интоксикации. Мексидол способствовал нормализации содержания молекул средней массы, уменьшению диеновых конъюгатов и кетонов, малонового диальдегида плазмы и эритроцитов, повышению каталазы плазмы и эритроцитов, супероксиддисмутазы. Включение мексидола в комплексное лечение больных сальмонеллезом следует считать перспективным и рекомендовать к применению в клинике инфекционных болезней. 

Ключевые слова: сальмонеллез, интоксикационный синдром, мексидол.

 


V.F. PAVELKINA, R.Z. AL’MYASHEVA, N.P. AMPLEYEVА, Yu.G. USKOVA

Mordovian State University named after N.P.Ogarev, 68 Bolshevistskaya St., Saransk, Russian Federation, 430005

Salmonellosis intoxication syndrome and its correction

Pavelkina V.F. — D. Med. Sc., Head of the Department of Infectious Diseases, tel. (8432) 55-16-63, e-mail: pavelkina@rambler.ru 
Almyasheva R.Z. — Cand. Med. Sc., Associate Professor of the Department of Infectious Diseases, tel. (8432) 55-16-63, e-mail: almiasheva.rimma@yandex.ru

Ampleyeva N.P. — Cand. Med. Sc., Associate Professor of the Department of Infectious Diseases, tel. (8432) 55-16-63, e-mail: ampleevanp@yandex.ru

Uskova Yu.G. — resident doctor of the Department of Infectious Diseases, tel. (8432) 55-16-63, e-mail: juliamurzilka@gmail.com

66 patients were examined, with salmonellosis of middle degree of gravity caused by Salmonella enteritidis. The influence of mexidol upon the clinical parameters and endogenic intoxication indexes was studied. Mexidol was found to result in the normalisation of middle-mass molecules, in the decrease of diene conjugates and ketones, plasma malondialdehyde and erythrocyte, in the increase of catalase of plasma and erythrocytes, and superoxiddismutase. It is concluded that introduction of mexidol in the combined treatment of salmonellosis can be recommended as a promising option for the therapy of infectious diseases.

Key words: salmonellosis, intoxication syndrome, mexidol.

 

Проблема острых кишечных инфекций в последние годы остается одной из актуальных в Российской Федерации: сохраняется повсеместное распространение и высокая заболеваемость сальмонеллезом без тенденции к ее снижению [1, 2]. В Республике Мордовия в течение ряда лет заболеваемость сальмонеллезом превышает среднефедеральный уровень: в 2011 г. она была выше в 2 раза, в 2012 г. — в 1,5 раза, в 2013 г. — в 1,3 раза [3]. Сальмонеллез вызывает длительную нетрудоспособность больных, может приводить к формированию хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта и стойкого носительства, которые представляют большую медицинскую и социальную проблему [4-6].

Один из ведущих синдромов при сальмонеллезе — интоксикационный, составной частью которого является эндогенная интоксикация (ЭИ). Ее длительность и выраженность определяют тяжесть течения и исходы. В возникновении и развитии ЭИ важную роль играет активация процесса перекисного окисления липидов (ПОЛ), протекающего преимущественно в биологических мембранах и являющегося примером свободнорадикальных процессов в организме. Роль свободнорадикальных процессов в патогенезе бактериальных кишечных инфекций очевидна. Эндотоксин грамотрицательных бактерий активирует арахидоновый каскад, параллельно интенсифицирует свободнорадикальное окисление, продукты которого оказывают прямое цитотоксическое действие, повреждают клеточные мембраны, тем самым вновь активизируют высвобождение субстрата для биосинтеза простагландинов [4]. Однако в доступной литературе мало сведений о состоянии процессов липопероксидации в динамике заболевания. Требует дальнейшего изучения и комплексная оценка синдрома ЭИ при сальмонеллезе. Все это могло бы прояснить некоторые стороны патогенеза заболевания, способствовать более объективной оценке степени тяжести, полноты выздоровления и уточнить назначение патогенетических средств.

Цель исследования — изучить некоторые показатели эндогенной интоксикации и перекисного окисления липидов при сальмонеллезе на фоне базисной терапии и при дополнительном использовании препарата с антиоксидантным действием — мексидола.

Материалы и методы

Исследования проведены на клинической базе кафедры инфекционных болезней в Республиканской инфекционной клинической больнице г. Саранска. Под наблюдением находились 66 больных сальмонеллезом, вызванным Salmonella enteritidis, в возрасте от 18 до 50 лет. Диагноз подтвержден бактериологическим (59 больных) и серологическим (нарастанием в динамике заболевания специфических антител в реакции непрямой гемагглютинации) методами (7 пациентов). Заболевание протекало в среднетяжелой форме, гастроэнтеритическом варианте. Пациенты основной группы (30 больных) дополнительно к базисному лечению получали препарат «Мексидол» (2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина сукцинат), который обладает антиоксидантным, антигипоксантным, мембранно-протекторным действиями. Его назначали внутривенно капельно 4,0% — 5 мл в 200 мл 0,9%-ного раствора хлорида натрия в течение 5 дней. Группой сравнения (36 человек) были пациенты, получающие базисную терапию, включающую этиотропные, патогенетические и симптоматические препараты. Основная и группа сравнения были сопоставимы по полу, возрасту. Для контроля лабораторных показателей исследовали группу практически здоровых лиц (30 человек). Пациенты получали информацию о проводимой терапии и давали письменное информированное согласие на включение их в исследование.

Проведен анализ основных клинических синдромов у пациентов сальмонеллезом — интоксикационного и гастроинтестинального. Показатели интоксикационного синдрома изучали по содержанию в крови молекул средней массы при длинах волн 254 и 280 нм (МСМ254, МСМ280), определяемых спектрофотометрическим методом [7]. Интенсивность реакций ПОЛ оценивали по накоплению малонового диальдегида плазмы и эритроцитов (МДАпл и МДАэр), диеновых конъюгатов (ДКо) и кетонов (ДКе), по методу Плацера и соавт. [8]. Состояние антиоксидантной защиты (АОЗ) оценивали по активности каталазы плазмы (Кпл) и эритроцитов (Кэр) [9] и супероксиддисмутазы (СОД) [10].

Обследование проводили в разгар болезни и период ранней реконвалесценции (1–3-й и 7–10-й дни болезни). Статистическую обработку проводили методом вариационной статистики путем вычисления средней арифметической (М), ошибки средней арифметической (m), критерия Стьюдента (t). Достоверность различия определяли при p<0,05.

Результаты и обсуждение

Основу клинической картины при сальмонеллезе составляли интоксикационный и гастроинтестинальный синдромы. Заболевание во всех случаях начиналось остро, с симптомов интоксикации: повышение температуры тела наблюдалось у всех 66 больных (100%), общая слабость — в 64 случаях (97%), головная боль — у 60 пациентов (91%), снижение аппетита — у 66 больных (100%). Температура держалась 3,70±0,80 суток, общая слабость продолжалась 5,30±0,80 суток, головная боль беспокоила 2,20±0,70 суток, плохой аппетит сохранялся на протяжении 3,10±0,60 суток.

К концу первых суток от начала болезни появлялся гастроинтестинальный синдром: в разгар заболевания во всех случаях отмечались тошнота, повторная рвота и расстройство стула. Продолжительность тошноты и рвоты сохранялась 2,00±0,60 суток. Во всех случаях отмечался обильный водянистый стул, который у 43 (65,15%) пациентов имел зеленоватую окраску. Частота стула у 33 больных (50%) не превышала 10 раз в сутки, у другой половины (50%) — жидкий стул отмечался чаще 10 раз в сутки. Нормализация стула у 55 больных (83,33%) наступила на 4–7-й дни болезни, у 11 пациентов (16,66%) расстройство стула сохранялось до 10-го дня болезни. Длительность диареи сохранялась 5,80±0,70 суток. Боли в животе отмечены у всех наблюдаемых пациентов, причем у 30 больных (45,45%) они носили интенсивный характер и длились более 4 суток. Длительность абдоминальных болей составила 4,20±0,60 суток. В результате диспептических расстройств у всех больных в разгаре заболевания развивалась дегидратация — у 66 больных (100%) 12-й степени, выявляемая клинически и лабораторно (повышение гематокрита, гипокалиемия, гипонатриемия). Продолжительность таких симптомов дегидратации как сухость во рту и жажда составила 3,20±0,70 суток.

Характерным для сальмонеллеза является поражение сердечно-сосудистой системы с выходящими на первый план сосудистыми расстройствами, что и было выявлено у всех больных: нарушение микроциркуляции в сосудах кожи — бледность кожных покровов и/или акроцианоз (100%), тахикардия (100%), гипотония (100%), глухость сердечных тонов (100%). У 30 больных (45,45%) отмечался акроцианоз, у 52 (78,78%) — ЧСС превышала 90 уд. в мин., у 13 больных (19,69%) отмечалось снижение АД ниже 90 мм рт. ст. Продолжительность тахикардии составила 3,20±0,60 суток, гипотонии — 2,30±0,90 суток.

Несмотря на совершенствование методов лечения сальмонеллеза, поиск новых способов терапии остается актуальным. Этиотропная терапия при гастроинтестинальной форме ограничена, поэтому основой лечения является патогенетическая коррекция нарушенных процессов в организме. Ведущее место в патогенезе заболевания занимает интоксикационный синдром, развитие которого связано с холероподобным энтеротоксином и эндотоксином липолисахаридной природы, а также с накоплением эндогенных токсинов в организме [1, 4]. Несмотря на многочисленность лечебных рекомендаций, проблема коррекции ЭИ полностью не разрешена. Нами для купирования синдрома ЭИ был использован препарат «Мексидол». Анализ динамики клинических признаков заболевания в основной группе показал, что длительность ведущих симптомов сальмонеллеза сокращалась. Так, продолжительность общей слабости снижалась с 5,30±0,80 до 3,40±0,40 суток, плохого аппетита — с 3,10±0,60 до 1,70±0,30 суток, диарейного синдрома — с 5,80±0,70 до 4,10±0,40 суток, тахикардии — с 3,20±0,60 до 1,80±0,30 суток. Однако дополнительное применение мексидола не оказало влияния на длительность лихорадочной реакции, головной и абдоминальной боли, тошноты и рвоты, сухости во рту, жажды и гипотонии.

Интегральным показателем синдрома ЭИ общепризнанно значение МСМ, содержание которых в норме незначительно, а при патологических состояниях происходит их накопление [11]. В разгар заболевания уровень МСМ254 и МСМ280 повышался до 0,300±0,015 и 0,300±0,014 у.е. соответственно (табл. 1).

Таблица 1.

Динамика показателей эндогенной интоксикации, продуктов перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты при сальмонеллезе на фоне базисной терапии (М±m)

ПоказателиЗдоровые

(n=30)

Период

разгара

(n=36)

Период реконвалесценции

(n=36)

р1р2
МСМ254 0,218±0,0050,300±0,0150,270±0,010<0,001<0,001
МСМ2800,255±0,0040,300±0,0140,290±0,010<0,01<0,01
ДКо, ед/мл0,210±0,0060,36±0,020,42±0,02<0,001<0,001
ДКе, ед/мл0,070±0,0030,11±0,010,18±0,016<0,001<0,001
МДАпл, мкмоль/л2,18±0,027,56±0,407,86±0,40<0,001<0,001
МДАэр, мкмоль/л16,36±0,5437,40±1,2033,10±1,80<0,001<0,001
Кпл, мккат/л5,1±0,102,38±0,102,94±0,10<0,001<0,001
Кэр, мккат/л4,23±0,162,42±0,202,46±0,11<0,001<0,001
СОД, ед. акт.0,61±0,030,97±0,040,39±0,05<0,001<0,001

Примечание: р1 — достоверность различий между показателями периода разгара и здоровыми; р2 — периода ранней реконвалесценции и здоровыми

 

После базисной терапии уровни МСМ254 и МСМ280 продолжали превышать показатели здоровых лиц и составили 0,270±0,010 и 0,290±0,010 у.е. соответственно (р<0,01), что свидетельствует о сохранении эндотоксемии к моменту клинического выздоровления больных и согласуется с данными других авторов [12-14]. Изучая влияние мексидола на содержание среднемолекулярных пептидов, выявлено, что препарат приводил к уменьшению их содержания, как МСМ254 (0,220±0,010 у. е.), так МСМ280 (0,264±0,011 у. е.), которое достигло показателей в контроле (р>0,05) (табл. 2).

Таблица 2.

Показатели эндогенной интоксикации, продуктов перекисного

окисления липидов и антиоксидантной защиты при сальмонеллезе на фоне различных методов терапии (М±m)

ПоказателиЗдоровые

(n=30)

Группа

сравнения

(n=36)

Основная группа

(n=30)

р1р2
МСМ2540,218±0,0050,270±0,0100,220±0,010<0,001>0,05
МСМ2800,255±0,0040,290±0,0100,264±0,011<0,05>0,05
ДКо, ед/мл0,210±0,0060,420±0,0200,300±0,020<0,001<0,001
ДКе, ед/мл0,070±0,0030,180±0,0160,100±0,010<0,001<0,01
МДАпл мкмоль/л2,18±0,027,86±0,403,82±0,20<0,001<0,001
МДАэр, мкмоль/л16,36±0,5433,10±1,8027,00±1,20<0,05<0,001
Кпл, мккат/л5,10±0,102,94±0,104,11±0,12<0,001<0,001
Кэр, мккат/л4,23±0,162,46±0,113,63±0,12<0,001<0,01
СОД, ед. акт.0,61±0,030,39±0,050,53±0,04<0,05>0,05

Примечание: р— достоверность различий между показателями основной группы и группы сравнения; р2 — между показателями основной группы и здоровыми

 

Это свидетельствует о дезинтоксикационном эффекте препарата и подтверждает выявленные ранее рядом авторов дезинтоксикационные свойства препаратов, производных 3-оксипиридина [14].

Большой вклад в развитие ЭИ вносит активация процессов ПОЛ. В последние годы значительно возрос интерес к исследованиям ПОЛ как механизму, играющему большую роль в патогенезе кишечных инфекций [3, 14, 15]. В периоде разгара сальмонеллеза уровень ДКо был повышен до 0,36±0,02 ед/мл, в фазу ранней реконвалесценции возрастал до 0,42±0,02 ед/мл. Содержание ДКе весь период наблюдения было высоким, составляя 0,11±0,01 и 0,18±0,016 ед/мл соответственно, что свидетельствует о сохранении высокой активности процессов ПОЛ в период ранней реконвалесценции. В разгар болезни уровень МДАпл был повышен и составил 7,56±0,40 мкмоль/л, к периоду клинического выздоровления — 7,86±0,40 мкмоль/л, что говорит о значительной интенсивности процессов липопероксидации. Уровень МДАэр также был высоким на протяжении всего периода наблюдения — 37,40±1,20 и 33,10±1,80 мкмоль/л соответственно (р<0,001) (табл. 1).

Известно, что избыточное образование промежуточных продуктов ПОЛ оказывает цитотоксическое, мембранодеструктивное и иммуносупрессивное действие, способствуя деструкции и дестабилизации фосфолипидов мембран клеток и субклеточных органелл, что ведет к развитию эндогенной интоксикации, нарушениям в иммунном статусе, необратимой инактивации ферментов и в конечном итоге к гибели клеток [8].

Следовательно, активация пероксидации липидов сохранялась к периоду клинического выздоровления больных, что обосновывает необходимость коррекции оксидативных процессов. Применение мексидола способствовало стабилизации процессов СРО. Так, включение его в комплексную терапию сальмонеллеза снижало уровень ДКо до 0,30±0,02 ед/мл, ДКе — до 0,10±0,01 ед/мл (р<0,001). Препарат с антиоксидантным типом действия способствовал снижению вторичного продукта перекисного окисления липидов — МДАпл до 3,82±0,20 мкмоль/л (р<0,001), МДАэр до 27,00±1,20 мкмоль/л (р<0,05). Однако все показатели оставались выше значений в контроле (табл. 2).

Избыточная активация процессов липопероксидации при сальмонеллезной интоксикации протекала на фоне снижения АОЗ организма, о чем свидетельствовала низкая активность ключевых антиоксидантных ферментов после проведения базисной терапии. Нами изучена активность каталазы плазмы, которая была снижена как в начале, так и в конце наблюдения, составляя 2,38±0,10 и 2,94±0,10 мккат/л (р<0,001) (табл. 1). Аналогичная динамика выявлена в показателях Кэр, которые были снижены в 1,75 и 1,72 раза. Активность СОД в первые 2-3 дня заболевания превышала показатели в контроле и составляла при среднетяжелой форме 0,97±0,04 ед. акт. Однако к периоду клинического выздоровления она резко снижалась и была ниже показателей здоровых лиц в 1,6 раза, составляя 0,39±0,05 ед. акт. (р<0,001). Применение мексидола способствовало эффективной коррекции нарушений в системе АОЗ организма, происходило повышение активности Кпл (4,11±0,12 мккат/л; р<0,01), Кэр (3,63±0,12 мккат/л; р<0,001) и СОД (табл. 2).

Таким образом, к моменту клинического выздоровления при сальмонеллезе сохраняются синдром ЭИ, активация ПОЛ и дефицит АОЗ, которые могут способствовать затяжному течению сальмонеллеза и требуют фармакологической коррекции вышеуказанных процессов. Применение мексидола приводит к снижению лабораторных показателей синдрома ЭИ, интенсивности процессов липопероксидации.

Выводы

1. Инфекционный процесс при сальмонеллезе сопровождается развитием синдрома эндогенной интоксикации, что подтверждается увеличением уровня молекул средней массы (МСМ254, МСМ280), активацией процессов липопероксидации (повышением ДКо, ДКе, МДАпл, МДАэр) и депрессией антиоксидантной защиты (снижением активности каталазы плазмы и эритроцитов, супероксиддисмутазы).

2. Динамика показателей эндогенной интоксикации и активности ПОЛ находится в определенной зависимости от периода болезни с максимумом выраженности в разгар сальмонеллеза. В фазу ранней реконвалесценции не происходит нормализации изучаемых показателей гомеостаза, что обосновывает необходимость применения средств с дезинтоксикационным и антиоксидантным механизмом действия.

3. Применение мексидола в комплексной терапии сальмонеллеза способствует уменьшению степени выраженности эндогенной интоксикации, о чем свидетельствуют нормализация уровня молекул средней массы, снижение продуктов ПОЛ и активация АОЗ. Включение мексидола в комплексное лечение больных сальмонеллезом следует считать перспективным и рекомендовать к применению в клинике инфекционных болезней.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Пак С.Г. Инфекционные болезни: взгляд через призму времени (Актовая речь). — М.: Издание ГОУВПО ММА им. И.М. Сеченова, 2005. — 44 с.

2. Заплутанов В.А. Романцов М.Г., Тихонова Е.О., Альмяшева Р.З., Ляпина Е.П., Павелкина В.Ф., Шульдяков А.А. Особенности течения острых кишечных инфекций с оценкой эффективности патогенетической терапии // Антибиотики и химиотерапия. — 2012. — № 9-10. — С. 17-24.

3. Ускова Ю.Г., Павелкина В.Ф., Альмяшева Р.З., Амплеева Н.П. Активность перекисного окисления липидов при гастроинтестинальной форме сальмонеллеза среднетяжелой и тяжелой формы // Академический журнал Западной Сибири. — 2014. — Т. 10, № 2 (51). — С. 108-109.

4. Пак С.Г., Турьянов М.Х., Пальцев М.А. Сальмонеллез. — М.: Медицина, 1988. — 290 с.

5. Плоскирева А.А., Горелов А.В., Жучкова С.Н., Бондарева А.В., Тхакушинова Н.Х. Современные подходы к интенсивной терапии острых кишечных инфекций у детей // Инфекционные болезни. — 2012. — Т. 10, № 1. — С. 50-55.

6. Мокрецова Е.В. Клиника и патоморфологические аспекты патогенеза гастроинтестинальной формы сальмонеллеза: автореф. дис. … канд. мед. наук. — М., 2003. — 25 с.

7. Николайчик В.В., Кирковский В.В., Моин В.М. Способы определения средних молекул // Лабораторное дело. — 1991. — № 10. — С. 13-18.

8. Егоров Д.Ю., Козлов А.В. Природа продуктов ПОЛ, определяемая в сыворотке крови по реакции с 2-тиобарбитуровой кислотой / Деп. в ВИНИТИ 30.08.88, № 6766 — В-88. — М., 1988. — 11 с.

9. Королюк М.А., Иванова Л.И., Майорова И.Г., Токарев В.Е. Метод определения каталазной активности // Лабораторное дело. — 1988. — № 1. — С. 16-17.

10. Камышников В.С. Справочник по клинико-биохимическим исследованиям и лабораторной диагностике. — М.: МЕДпресс-информ. — 2004. — 920 с.

11. Карякина Е.В., Белова С.В. Молекулы средней массы как интегральный показатель метаболических нарушений (обзор литературы) // Клиническая лабораторная диагностика. — 2004. — № 3. — С. 3–8.

12. Альмяшева Р.З., Павелкина В.Ф., Ускова Ю.Г. Интоксикационный синдром у больных сальмонеллезом и пути его коррекции // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — № 10 (17), часть 5. — С. 25-26.

13. Маржохова М.Ю., Башиева М.А., Желихажева Ж.М. Некоторые показатели синдрома интоксикации при острых кишечных инфекциях // Эпидемиология и инфекционные болезни. — 2008. — № 6. — С. 39-42.

14. Павелкина В.Ф., Еровиченков А.А., Пак С.Г. Оптимизация патогенетической терапии при заболеваниях вирусной и бактериальной этиологии // Фарматека. — 2010. — №4 (198). — С. 64-71.

15. Павелкина В.Ф., Пак С.Г., Еровиченков А.А. Клинико-патогенетическое значение активации перекисного окисления липидов у больных сальмонеллезом и пути его коррекции // Инфекционные болезни. — 2008. — Т. 6, № 4. — С. 32-36.

 

 

REFERENCES

1. Pak S.G. Infektsionnye bolezni: vzglyad cherez prizmu vremeni (Aktovaya rech’) [Infectious diseases: a look through the prism of time (assembly language)]. Moscow: Izdanie GOUVPO MMA im. I.M. Sechenova, 2005. 44 p.

2. Zaplutanov V.A. Romantsov M.G., Tikhonova E.O., Al’myasheva R.Z., Lyapina E.P., Pavelkina V.F., Shul’dyakov A.A. A course of acute intestinal infections with an assessment of the pathogenetic therapy. Antibiotiki i khimioterapiya, 2012, no. 9-10, pp. 17-24 (in Russ.).

3. Uskova Yu.G., Pavelkina V.F., Al’myasheva R.Z., Ampleeva N.P. Lipid peroxidation activity during gastrointestinal form of salmonellosis moderate and severe forms. Akademicheskiy zhurnal Zapadnoy Sibiri, 2014, vol. 10, no. 2 (51), pp. 108-109 (in Russ.).

4. Pak S.G., Tur’yanov M.Kh., Pal’tsev M.A. Sal’monellez [Salmonellosis]. Moscow: Meditsina, 1988. 290 p.

5. Ploskireva A.A., Gorelov A.V., Zhuchkova S.N., Bondareva A.V., Tkhakushinova N.Kh. Modern approaches to intensive therapy of acute intestinal infections in children. Infektsionnye bolezni, 2012, vol. 10, no. 1, pp. 50-55 (in Russ.).

6. Mokretsova E.V. Klinika i patomorfologicheskie aspekty patogeneza gastrointestinal’noy formy sal’monelleza: avtoref. dis. … kand. med. nauk [Clinic and pathological aspects of the pathogenesis of gastrointestinal forms of salmonellosis. Synopsis of dis. PhD med. sci]. Moscow, 2003. 25 p.

7. Nikolaychik V.V., Kirkovskiy V.V., Moin V.M. Methods for determining the average molecular. Laboratornoe delo, 1991, no. 10, pp. 13-18 (in Russ.).

8. Egorov D.Yu., Kozlov A.V. Priroda produktov POL, opredelyaemaya v syvorotke krovi po reaktsii s 2-tiobarbiturovoy kislotoy, Dep. v VINITI 30.08.88, № 6766 – V-88 [Nature of LPO products determined in serum by reaction with 2-thiobarbituric acid / Dep. VINITI 30.08.88, № 6766 — B-88]. Moscow, 1988. 11 p.

9. Korolyuk M.A., Ivanova L.I., Mayorova I.G., Tokarev V.E. Method for determination of catalase activity. Laboratornoe delo, 1988, no. 1, pp. 16-17 (in Russ.).

10. Kamyshnikov V.S. Spravochnik po kliniko-biokhimicheskim issledovaniyam i laboratornoy diagnostike [Handbook of clinical and biochemical studies and laboratory diagnosis]. Moscow: MEDpress-inform, 2004. 920 p

11. Karyakina E.V., Belova S.V. The average mass of a molecule as an integral component of metabolic disorders (literature review). Klinicheskaya laboratornaya diagnostika, 2004, no. 3, pp. 3-8 (in Russ.).

12. Al’myasheva R.Z., Pavelkina V.F., Uskova Yu.G. Intoxication syndrome in patients with salmonellosis and ways of its correction. Mezhdunarodnyy nauchno-issledovatel’skiy zhurnal, 2013, no. 10 (17), part 5, pp. 25-26 (in Russ.).

13. Marzhokhova M.Yu., Bashieva M.A., Zhelikhazheva Zh.M. Some indicators of intoxication syndrome in acute intestinal infections. Epidemiologiya i infektsionnye bolezni, 2008, no. 6, pp. 39-42 (in Russ.).

14. Pavelkina V.F., Erovichenkov A.A., Pak S.G. Optimization of pathogenetic therapy in diseases of viral and bacterial etiology. Farmateka, 2010, no. 4 (198), pp. 64-71 (in Russ.).

15. Pavelkina V.F., Pak S.G., Erovichenkov A.A. Clinico-pathogenetic significance of lipid peroxidation in patients with salmonellosis and ways of its correction. Infektsionnye bolezni, 2008, vol. 6, no. 4, pp. 32-36 (in Russ.).