Из клинической практики дерматовенеролога


Абдрахманов Расим Миндрахманович – заведующий кафедрой дерматовенерологии ГБОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет» Минздрава РФ, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент АН РТ
Абдрахманов Расим Миндрахманович – заведующий кафедрой дерматовенерологии ГБОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет» Минздрава РФ, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент АН РТ

«Каждый клинический случай интересен по-своему, потому что даже в, казалось бы, обычных, традиционных вещах кроется небольшой казус, способный повлечь за собой череду неприятностей, угрожающих здоровью человека. И если вовремя не оказать помощь, не разглядеть за очевидным ту самую причину и не устранить ее, беды не избежать», — поделился наш эксперт, профессор Расим Миндрахманович Абдрахманов.

А встреча наша и беседа получилась не случайной. У маленькой пациентки N, страдающей долгое время алопецией, после консультации и лечения у профессора начали расти волосы. Красивые, русые, и, скорее всего, в пятый класс девочка пойдет с новой прической и без головного убора. Вот мы и решили разобраться – какие современные способы лечения алопеции на сегодняшний день существуют и что можно рекомендовать в этом отношении специалистам. А далее получилось так, что профессор поделился с нами еще несколькими интересными случаями из практики.

Случай№1: Алопеция у детей – традиционные способы лечения

Случай был не сложным. Единственный момент – это пессимистичный настрой родителей: алопеция началась давно и несколько лет волосы отсутствовали полностью. Безусловно, это социальная и психологическая травма для общительной, доброй и улыбчивой девочки. 11 лет – возраст пациентки, и совсем скоро она вступит в период пубертата,  и без того сложный. Проблему нужно было решить быстро. Облегчило задачу тот факт, что девочку консультировали и эндокринолог, и генетик, и аллерголог-иммунолог. Все анализы были в норме, а после обследования выяснилось – волосяные фолликулы  живы, и необходимо их только простимулировать, «раздразнить», чтобы волосы начали расти. Это делается традиционно – настойкой красного перца. Метод хорошо зарекомендовал себя в таких случаях, особенно у детей, когда выбор  лекарственных средств ограничен возрастом.

Что касается рекомендаций для специалистов относительно этого случая, то очаговая алопеция может проявиться и у мужчин, и у женщин, и у детей. Она обычно начинается с появления на голове нескольких кругов, лишенных волос, но иногда этому подвержены и другие области, например, брови и борода. Пролысины могут со временем перемещаться. До сих пор не выяснена природа этого вида облысения, однако есть исследования, говорящие о том, что это аутоиммунное заболевание. Схожие симптомы наблюдаются при вторичном сифилисе, дерматофитии, дискоидной красной волчанке, травматической алопеции и трихотилломании.


Данный случай нетипичен для моей практики, поэтому и интересен. На нашей кафедре более углубленно этим вопросом занимается доцент В.Ю. Дядькин и в более серьезных ситуациях мы совместно обсуждаем и тактику лечения и выбор лекарственной и физиотерапии, а также проводим совместные консультации со смежными специалистами: эндокринологами, терапевтами, генетиками, иммунологами, гинекологами и так далее.

Случай №2. Бесплодие – виной тому ИППП

На прием пришла еще довольно молодая пара: в течение 10 лет совместной жизни в браке не было детей. Проходили большое количество обследований и лечение у эндокринологов. Визит к дерматовенерологу оказался случайным перед экстракорпоральным оплодотворением, к которому хотела прибегнуть отчаявшаяся пара. Провожу диагностику и вижу – уреплазма (уреаплазмы – это разновидность микоплазм, которые отличаются более мелкими размерами и способностью расщеплять мочевину при культивировании на питательных средах). Инфекция протекала настолько латентно, что никаких жалоб и ухудшения самочувствия не наблюдалось. Пролечили инфекцию у обоих супругов в результате чего получили долгожданного ребенка, причем беременность наступила сразу же после курса лечения.

Необходимо отметить, что на нашей кафедре ведется активная работа по изучению репродуктивной системы в аспекте осложнений, которые связаны с инфекциями, передаваемыми половым путем. В отношении этого направления можно сказать, что, так называемые инфекции нового поколения, такие как хламидиоз, уреплазмоз, микоплазмоз урогенитальный герпес и другие небезызвестные специалистам нашей области, протекают, практически, бессимптомно. В большинстве своем пациенты субъективно не   ощущают никаких признаков, то есть и жалоб нет, что затрудняет диагностику, таким образом, пациенты обращаются уже с осложненными формами инфекций — а это, в свою очередь, создает трудности в лечении. Вопрос о роли микоплазм в этиологии и патогенезе заболеваний урогенитального тракта до сих пор не решен. Одни ученые считают их абсолютными патогенами, которые вызывают уретриты, цервициты, простатиты, эндометриты, бесплодие, различную патологию беременности, плода. Другие исследователи полагают, что микоплазмы являются частью условно-патогенной флоры урогенитального тракта и способны вызывать инфекционно-воспалительные заболевания мочеполовых органов только при определенных условиях (в частности, при недостаточности иммунитета) или при микробных ассоциациях. Но случай был, пара не могла иметь детей из-за микоплазмы, поэтому, как бы там ни было, лечить инфекцию просто необходимо. Осложнения микоплазменной инфекции весьма разнообразны, например, в ранние сроки беременности возможно инфицирование плодного яйца, что нередко приводит к прерыванию беременности и гибели плода. Возможно также развитие различных воспалительных заболеваний органов малого таза – эндометрит, сальпингит, оофорит, простатит, везикулит, тазовый перитонит и так далее. При любых вышеперечисленных состояниях стоит подозревать и выявлять микоплазменную инфекцию.


Случай №3: Своевременная диагностика рака дает право на излечение

Пациент на первый взгляд был не сложный. Банальный простатит. И дополнительные анализы подтверждали этот диагноз. Единственный момент – было не сделано ультразвуковое исследование, но ни по одним критериям в данном случае оно было не нужным и могло служить как дополнительное. Сам пациент, получив терапию, направленную на лечение простатита, отказывался от дополнительного УЗИ. Не знаю, какое чувство упорно заставляло меня рекомендовать УЗИ, настаивать на это исследовании. Что-то в ясной клинической картине данного больного казалось мне не ясным. Но вот что?

При УЗИ была обнаружена опухоль. Пациент был немедленно направлен в Республиканский клинический онкологический диспансер, и, как оказалось, вовремя. Опухоль была злокачественной, но находилась на 1 стадии. Была проведена успешная операция с последующим лечением. По прогнозу онкологов – полное излечение.

Памятуя данный случай,рекомендую специалистам-дерматовенерологам использовать все доступные диагностические методики, не пренебрегать  дополнительными методами даже в случаях, когда, кажется, что все очевидно. Рак коварен и требует особого отношения к себе, а именно – раннюю, своевременную диагностику.

Екатерина Лобанова