Из практики хирурга К.А. Корейбы: клинический случай, связанный с тромбозом


Корейба Константин Александрович – доцент кафедры общей хирургии ГБОУ ВПО КГМУ Минздрава России, руководитель центра «Диабетическая стопа», кандидат медицинских наук, Заслуженный врач РТ.

Острые тромбозы и эмболии являются одной из самых сложных проблем сосудистой хирургии. Термин «тромбоз» ввел в медицину Гиппократ, описав прижизненное образование сгустков крови (4 век до н э). 

Эмболия – это механическая закупорка сосуда тем или иным материальным субстратом,в переводе с греческого означает «вторжение», «вбрасывание». Данный термин предложил Р.Вирхов (работа «Тромбозы и эмболии», 1845-1854). Разновидности эмболий: жировые, воздушные, газовые, тканевые, паразитарные и т.д. Наибольшее значение из них принадлежит эмболии частицами фрагментированного первичного тромба, образовавшегося непосредственно в  сосудах (чаще венозных), этот вид называется тромбоэмболия. Продвижение эмбола по сосуду не сопровождается обычно какими-то реакциями. Лишь при его дроблении и попадании фрагментированных частичек в артерии внутренних органов появляются симптомы поражения последних (инфаркт миокарда, почки; ТЭЛА; пневмонии, гангрены конечностей). После остановки эмбола, вокруг него довольно быстро образуется вторичный тромб, постепенно блокирующий весь просвет сосуда и распространяющийся особенно интенсивно в дистальном направлении (тромбоэмболия артериальной системы), перекрывая тем самым боковые коллатерали и усугубляя нарушения кровообращения.

В отличие от эмболий острые артериальные тробозы развиваются на фоне дистрофических, воспалительных, атеросклеротических или травматических поражений сосудистой стенки. Возникновению острых тромбозов способствуют изменения свертываемости крови в сторону ее гиперкоагуляции.

Об одном из таких сложных случаев нам рассказал доцент Константин Александрович Корейба.


 

Пациент Г. поступил к нам с отморожением нижних конечностей 3-4 степени на фоне синдрома длительного сдавления. Пациент зимой вышел из дома и случайно попал ногой под металлическую плиту. Произошло сдавление конечности. Мужчина самостоятельно пытался вытащить ногу и провел несколько часов на морозе, в результате, налицо – отморожение (рис 1).

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

«При воздействии низких температур отток крови замедляется, и чем раньше мы начнем лечение, тем лучше», —  комментирует Константин Александрович.


— Вы начали терапию рано?

— Как только он поступил к нам. Сложность и тяжесть случая состояла в том, что наряду с отморожением, было еще и сдавление конечности. Важно было еще провести профилактику таких состояний, как ишемизация тканей и органов, их инфаркты и так далее, которые характерны как осложнение при холодовой травме.

«Состояние больного было таковым, что многие специалисты, осматривая его, говорили, что необходима ампутация правой нижней конечности на уровне бедра, учитывая еще и развившуюся межмышечную гнойно-некротическую флегмону правой голени, а левой — на уровне голени (рис. 2). Но мы решили максимально сохранить пациенту обе конечности (на момент поступления ему было 36 лет), как говорится, «на свой страх и риск». На фоне лекарственной терапии проводили ряд оперативных вмешательств, затем провели неоднократные пластические операции – аутодермопластики и имплантации биоматериалов. Заживление происходило хотя и долго, но достаточно успешно», — говорит доцент.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Сколько длилось лечение? Сейчас уже можно говорить о результате оперативных вмешательств?

— С марта по декабрь прошлого года. Обе конечности мы сохранили.  На левой стопе частично удалены 1 и 2 пальцы. На правой стопе удалены пальцы (рис. 3). Сейчас пациент самостоятельно водит машину, передвигается без трости и костылей, применяя ортопедическую обувь. Живет полноценной жизнью. Говорят, собрался жениться.

Екатерина Лобанова