Казанская неврология: раскрыть потенциал


p1150926Неврологическую патологию можно рассматривать с разных сторон и точек зрения, решать вопросы на возможных уровнях и позициях, но с каких бы ракурсов ни посмотреть, везде возникает определенное количество сложностей. Возьмем, к примеру, так называемую катастрофу XXI века — инсульты. Колоссальная нагрузка ложится и на плечи организаторов здравоохранения, и первичного звена, и скорой медицинской помощи, и неврологов. Затем привлекаются нейрохирурги, высокие технологии, современная фармакотерапия. А после? Здесь начинается не менее сложная, требующая высочайших знаний и опыта специалистов, работа по восстановительному лечению и реабилитации больного. Подобные схемы возникают и с другими неврологическими заболеваниями, но их итогом всегда становится  реабилитация.

Каковы современные методики реабилитации пациентов с неврологическими нарушениями, и какой концепции придерживаются казанские специалисты —  — об этом мы попросили рассказать заведующего кафедрой реабилитологии и спортивной медицины Казанской государственной медицинской академии доктора медицинских наук, профессора, заместителя председателя диссертационного совета КГМА по неврологии, внутренним болезням и лучевой терапии Эрика Ильясовича Аухадеева.

Какая неврологическая патология на сегодняшний день занимает лидирующие позиции? Действительно ли это нарушения мозгового кровообращения?

— Это вполне понятная и всем известная статистика. По данным медико-социальной экспертизы и по линии органов здравоохранения, на первом месте в структуре неврологической заболеваемости стоят инсульты. И возможно не только в количественном отношении (других неврологических заболеваний немало), но также с точки зрения летальных случаев и инвалидизации после перенесенного острого нарушения мозгового кровообращения. Именно по этим критериям инсульт на сегодняшний день требует особого внимания со стороны специалистов.

В целом, по количеству не уступает и элементарная нейрофизиологическая патология, связанная с переутомлением, при которой могут наблюдаться   и нейровегетативные нарушения. Необходимо отметить, что такие нарушения в организме сопряжены и  с нарушениями психики  — отсюда и такое понятие, как паническая атака. Довольно распространенное явление и в этом плане довольно сложно найти абсолютно здорового человека.


Затем, на что обращается пристальное внимание, идет неврологическая патология, связанная с позвоночником. Несмотря на то, что часть данной  проблемы рассматривается в разрезе ортопедии, работы неврологам хватает, поскольку при данных нарушениях затронута в первую очередь  нервная система: и та, которая регулирует движение, и та, что регулирует внутренние органы.   В этом направлении у нас работают специалисты Казанской государственной медицинской академии  — профессор, доктор медицинских наук Ф.А. Хабиров, профессор, доктор медицинских наук Г.А. Иваничев,  доктор медицинских наук Р.А. Якупов и другие. На их кафедрах рассматривается также и такая патология, как миофасциальные болевые синдромы неврологического характера.

— А в каком направлении сегодня работает ваша кафедра?

— Сегодня разработана особая методология оценки состояния здоровья каждого человека — это Международная классификация функционирования  человека,  ограничение его жизнедеятельности и его здоровья. Данная классификация очень подробно и детально показывает, что значит быть здоровым, а непосредственно здоровье человека рассматривается как жизненный потенциал.  Педагоги сейчас говорят о четырех уровнях  внутренней психологической картины, которые отражают отношение самого человека к здоровью.  Иными словами, последняя классификация говорит о том, что человек жив своим здоровьем, особым потенциалом, который на протяжении всей жизни необходимо только взращивать в себе и приумножать.  А болезнь — это лишь эпизод, который, безусловно, должен квалифицированно и своевременно устраняться, но не без помощи собственного потенциала здоровья.  Современные методики  реабилитологии концентрируются сейчас именно на изучении потенциала здоровья, и это довольно серьезный методологический подход во всей медицине.  Наша кафедра реабилитологии и спортивной медицины именно в этом направлении и работает, ориентируясь на потенциал, который должен вывести пациента в состояние здоровья даже при возможном эпизоде болезни.

—  Что есть инновационного в этом отношении?


—  Инновационно само отношение. Безусловно, необходимо досконально  знать болезнь, чтобы с ней квалифицированно справиться, но ориентация должна быть, в первую очередь, на те потенциалы, которые есть в человеке, в его личности и в окружающей среде. Необходимо обращать внимание на культурное окружение больного — на членов его семьи, родственников, друзей и так далее, а также образ жизни. Не стоит сбрасывать со счетов и такой фактор, как экологическая среда.  Вот этот комплекс обстоятельств и формирует общий потенциал здоровья. Наша кафедра старается естественными методами курортологии, физической культуры, физиотерапии, диетотерапии,   психотерапии и другими возродить эти возможности. С точки зрения глобальной инновации в медицине, это самое важное.

—  А если говорить о частностях?

—  С точки зрения инновационных тонкостей, необходимо учитывать особенность современной медицины — это внедрение высокотехнологичных хирургических методик. Какими бы они ни были малоинвазивными, в любом необходимо восстанавливать функцию и жизнедеятельность, и процесс реабилитации должен находиться на должном уровне.  Нужны  соответствующие высокие реабилитационные и  восстановительные технологии, которые также достаточно непростые.  Отмечу одну важную технологию, которой наша кафедра занимается вплотную — это, по большому счету, давно забытое прошлое, ставшее  сегодня новацией.  Теоретический взгляд академика Н.А. Бернштейна на двигательную функцию человека является основой того, что ориентироваться необходимо именно на потенциал здоровья. Возмутительным, порой, является тот  факт, что из-за рубежа к нам приходят различные современные методики, которые по своей сути являются своеобразными осколками теории отечественного физиолога Н.А. Бернштейна.

Специалисты нашей кафедры вдохновлены этой инновацией и дают практическую жизнь теории организации движения. Считаю, что сегодня    необходимо по-новому посмотреть на учение академика Н.А. Бернштейна и его концепцию для профилактики, лечения и реабилитации больных, как в  неврологии, так и других клинических дисциплинах.

Таким образом, наша кафедра имеет две фундаментальные инновационные позиции — это оценка состояния здоровья человека на основе Международной классификация функционирования и концепция восстановления функции на основе теории отечественного физиолога Н.А. Бернштейна.

—  Какие необходимы технические возможности для разработок данных направлений, и есть ли они у кафедры?

—  В техническом плане нет ничего особенного. Движение не заменить никаким инструментом. Двигательная функция — это особая функция, которую академик Н.А. Бернштейн назвал биодинамической тканью. И ткань эта очень сложна, поскольку ее не прощупаешь ни каким аппаратом, ее надо уметь видеть и анализировать для того, чтобы восстановить. Здесь в больше степени нужна не аппаратура, а знания, которыми должны обладать наши специалисты.

Бернштейновскую книгу «Физиология движения» перевели за рубежом, и даже стали разрабатывать отдельные методики, но это не то целостное понимание, которого мы пытаемся добиться.

—  Безусловно, практическое воплощение теории должно подкрепляться  аппаратурой, то есть, это те тренажерные условия, где пациенты могут осуществлять эти двигательные функции. Особенно важен этот аспект, когда речь идет о сильном двигательном дефиците. К сожалению, ни в реабилитационном центре, где базируется кафедра, ни в других учреждениях, занимающихся реабилитацией, на мой взгляд, нет осмысленного, комплексного и системного подхода к приобретению оборудования.   Специалист нашей кафедры, доцент, кандидат медицинских наук  Андрей Александрович Степанов сейчас работает над докторской диссертацией по анализу всех проблем, связанных с профилактикой, лечением и реабилитацией именно неврологических больных. Конечно, все охватить невозможно, но самые основные проблемы, думаю, будут в скором времени им изложены. А вот над тем, как их решить, будет думать, надеюсь, не только наша кафедра.

Екатерина Лобанова