Казанская онкоортопедия: будущее стало реальностью


safinДело в том, что операция, проведенная 19 августа 2010 года в стенах Республиканского клинического онкологического диспансера МЗ РТ, действительно, уникальна. Ее специфичность лежит на поверхности: впервые в истории травматологии и онкологии Республики Татарстан была успешно выполнена органосохранная операция — резекция проксимального отдела большеберцовой кости справа по поводу рецидивной гигантоклеточной опухоли с тотальным эндопротезированием коленного сустава. Ранее подобные хирургические вмешательства выполнялись только в ведущих клиниках Москвы и Санкт-Петербурга. Еще один, не такой очевидный на первый взгляд, но такой естественный фактор, определивший данное событие, как «уникальное и значимое» для казанских врачей — это актуальность развития онкоортопедии в Татарстане.   В общей структуре онкологических заболеваний, опухоли опорно-двигательного аппарата занимают около 5%. Казалось бы, небольшой процент, но, к сожалению, большая часть пациентов с патологией первичной опухоли кости  — это больные до 45 лет,  активного трудоспособного возраста. Сохранение здоровья этой группы пациентов выделяется в отдельную социально-значимую проблему. Одним из путей ее решения на настоящий момент является проведение органосохраняющих операций, первая из которых и была успешно выполнена в РКОД МЗ РТ.

Операция выполнялась под руководством главного онколога ПФО, главного врача ГУЗ «РКОД МЗ РТ», профессора Р.Ш.Хасанова врачами-онкологами РКОД: заведующим абдоминальным отделением, профессором И.Р.Аглуллиным, врачом-онкологом И.Р.Сафиным, врачом-онкологом Т.И.Аглуллиным совместно с ортопедами БСМП №1 — главным врачом В.Г.Беляковым.

Что происходило в тот день в операционном блоке РКОДа, какова суть операции и какое значение данное хирургическое вмешательство имеет для казанских онкологов — на наши вопросы мы попросили ответить одного из участников операции, врача-онколога абдоминального отделения Республиканского клинического онкологического диспансера МЗ РТ Ильдара Рафаиловича Сафина.

— Большинство первичных опухолей костей имеют околосуставную локализацию, и, в случае выполнения радикальных оперативных вмешательств, стоит вопрос о восстановлении функций пораженного сустава. Распространенность опухоли у пациентки, поступившей в РКОД, предполагала удаление большеберцовой кости проксимального отдела. Установить пациентке модульный эндопротез коленного сустава — было единственной возможностью заместить образовавшийся в ходе лечения  околосуставной дефект.

Почему проведение подобных хирургических вмешательств стало возможным  в Татарстане?


— Во-первых, появилось современное оснащение, расходные материалы, нам стало доступно использование  принципиально новых видов имплантов — эндопротезы крупных суставов (индивидуального дизайна или модульные). Необходимо отметить, что в последнее десятилетие благодаря современным методам комбинированного лечения, доля органосохранных вмешательств при опухолевой патологии опорно-двигательного аппарата достигла 85%. Для сравнения, в 80-90-е доля органосохранных вмешательств составляла 37%.

Во-вторых, казанскими специалистами накоплен  богатый опыт в области ортопедического эндопротезирования. В частности, большая работа в этом направлении главного врача БСМП №1 В.Г. Белякова позволила нам принять решение о выполнении такой операции собственными силами, без привлечения специалистов из Москвы.

— Как шла подготовка к операции? Какое обучение и где прошли казанские специалисты?

— К этой операции готовились целенаправленно. Мы прошли стажировку на базе ведущего отделения онкоортопедии в РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН. План и методика операции были заранее согласованы с заместителем директора РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН, академиком РАМН М.Д.Алиевым (ученик академика Н.Н.Трапезникова — основоположника современной онкоортопедии). Дело в том, что онкоортопедия — мультидисциплинарная наука, находящаяся на стыке онкологии, хирургии и ортопедии. Логично предположить, что онкоортопед должен владеть необходимыми знаниями в этих областях.


Что касается непосредственно лечения, то перед подобными хирургическими вмешательствами, необходимо проведение специфичной консервативной терапии, включающей химиотерапию, которая направлена на уменьшение размеров опухоли, подавление возможных субклинических метастазов и перевод из неоперабельной стадии в операбельную. Если говорить непосредственно о нашей пациентке, то опухоль была рецидивной, уже было проведено несколько хирургических вмешательств, которые предшествовали операции.

— Что включает в себя послеоперационное лечение?

— Хирургические операции — это только один из этапов лечения. Безусловно, послеоперационные химио-, лучевая и лекарственная терапии и различные физиотерапевтические методы имеют место быть, и либо предваряют оперативное вмешательство, либо используются на этапе долечивания. Так или иначе, комплексный план лечения онкобольных составляется заранее: сразу после того, как мы получаем информацию о виде, стадии заболевания и так далее.

Подобное хирургическое вмешательство было проведено впервые в Татарстане. Останется ли оно «единственным в своем роде» или теперь пациенты нашей республики получат возможность обращаться за лечением данной патологии в Республиканский клинический онкологический диспансер, где будут проводиться органосохраняющие операции?

Необходимо отметить, что ежегодно в Татарстане в подобных операциях нуждаются около 60 человек со злокачественными новообразованиями костей. Поскольку у нас появилась возможность проводить органосохраняющие операции при данной патологии на нашей базе, мы будем их выполнять и в дальнейшем. Но данный вид хирургического вмешательства, скорее всего, рутинным не станет: во-первых, требуется серьезная финансовая поддержка, техническое оснащение (если рассматривать конкретный случай и проведенную операцию, то материальную поддержку оказало Министерство энергетики РТ и лично министр И.Ш. Фардиев), во-вторых, лечение данной патологии — комплексное, и необходима бригада специалистов-онкологов, хирургов, травматологов-ортопедов. Каждый клинический случай будет рассматриваться коллегиально, возможно с участием московских специалистов, у которых опыта по данной патологии на настоящий момент все-таки больше. Безусловно, мы постараемся выйти на должный уровень, и это вполне посильная задача — дело остается за временем и количеством оперативных вмешательств.

Екатерина Лобанова