Казуистика неотложной хирургии: видели своими глазами


Казуистика неотложной хирургии: видели своими глазамиСамое интересное, невероятное, порой пугающее и требующее к себе повышенного внимания, случается вне всяких планов. Поэтому, скорее всего, мы не ошиблись, когда решили обратиться к такой благодатной специальности как неотложная хирургия, чтобы раскрыть несколько интересных случаев: чтобы было, что вспомнить, есть о чем напомнить и будет то, о чем нужно помнить. Нашим собеседником в этом вопросе стал заведующий кафедрой общей хирургии Казанского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук, профессор Сергей Васильевич Доброквашин. Именно из его хирургической практики, с его слов мы узнали, что…

Дело было около  15 лет назад.

По «неотложке» поступил молодой парень, только отслуживший в армии, с острым флебонозным аппендицитом. «Мы его прооперировали, все проходило без всяких осложнений, технически все было сделано правильно, но неожиданно для нас через три дня начались проблемы», — рассказывает Сергей Васильевич. Череда осложнений началась с нагноения брюшной стенки, за ним последовал абсцесс брюшной полости, затем  — перфоративные острые язвы тонкой кишки, острые язвы  желудка и двенадцатиперстной кишки с кровотечением, дуоденальный свищ… «После каждого осложнения пациент оперировался. Было проведено более 10-ти хирургических вмешательств, но в чем дело, почему возникают осложнения, мы понять не могли. Занесение какой-либо инфекции было исключено».

Ситуация усугублялась психологическим фоном – парень воспитывался одной матерью, был единственной поддержкой и опорой в семье, необходимо было во что бы то ни стало сохранить жизнь и здоровье, не допустить инвалидизации.

«Наконец, состояние стало улучшаться, молодой человек выписался. Но ряд необъяснимых осложнений, возникших после обычной, несложной операции по удалению аппендицита, вызывали у нас беспокойство. И вдруг, на выписке, в ходе разговора с пациентом выясняется, что парень во время службы в армии получил однократную дозу облучения, то есть иммунитет временно был «угнетен», снижен. Лучевой болезни не было, но подобные нарушения возникли именно из-за снижения иммунитета. Пациент был направлен к иммунологам. А через полгода он опять поступает к нам со спаечной кишечной непроходимостью. Мы его оперируем, все проходит гладко, без всяких осложнений и дополнительных вмешательств», — говорит Сергей Васильевич. И добавляет: «Больше таких случаев не было в моей практике. Да и не дай Бог».


Профессор вспоминает еще одну ситуацию, связанную уже с другим заболеванием – холециститом. Случай произошел сравнительно недавно – пару лет назад.

«Одной из клинических баз кафедры является Госпиталь ветеранов войн, и соответственно, в нашем стационаре лечатся ветераны, пожилые люди. Пациентка поступила к нам с заболеванием сосудов нижних конечностей. Проводилось лечение, и примерно через неделю заболел живот. Пациентке  было 89 лет, без двух месяцев 90 лет, поэтому мы стали проводить консервативное лечение, но оно оказалось малоэффективным. У пациентке диагностирован калькулезный холецистит, холедохоледиаз, механическая желтуха со всеми вытекающими последствиями. Мы ее прооперировали, убрали из желчного протока 36 камней. Через два месяца здоровая пациентка успешно отметила свое 90-летие», — говорит Сергей Васильевич.

Про молодежь и Кока-колу

Двое молодых людей и девушка чуть старше 20 лет, в компании отмечали надвигающийся День республики, поскольку дело было 28 августа 2006 года.  Когда праздничная фантазия была полностью исчерпана, кому-то в голову пришла мысль засунуть девушке в прямую кишку бутылку Кока-колы. Когда девушка пришла в себя после алкогольного опьянения, почувствовав сильные боли, вызвала скорую помощь. Мы сделали снимок и получили ту картину, которая кратко и была описана. В операционной мы дали пациентке наркоз с миорелаксантами для расслабления мускулатуры передней брюшной стенки. Положили в гинекологическое кресло, пропальпировав инородное тело, осторожно, через переднюю брюшную стенку аккуратно продвинули донышко бутылки к анусу и без разрезов и без каких-либо дополнительных вмешательств, извлекли инородное тело.


Девушка, придя в себя после наркоза, сказала нам «Чао!» и ушла.

«Буйные» 90-е, и инородные тела

Картина была примерно той же, но ситуация иная – бутылку из-под жигулевского пива ввели во влагалище девушке. Бутылка, разорвав задний свод, попала в брюшную полость. Потребовалась лапаротомия. Случай был сложный, но состояние пациентки в послеоперационном периоде было достаточно хорошим. Выздоровление наступило быстро.

Зубы съел

Ситуация произошла с пожилым пациентом, который в состоянии опьянения не заметил, как проглотил зубной протез нижней челюсти. Протез был поставлен не по современным стандартам, а по-старинке, «на крючочках».  Была повреждена ротоглотка именно этими «крючочками». Потребовалось эндоскопическое вмешательство, протез  извлекли, пациент выздоровел.

Лучше не сталкиваться

Все эти «интересные» случаи в основном происходили в отделении неотложной хирургии, когда оно было развернуто в Госпитале ветеранов войн. Сегодня, когда мы занимаемся плановой хирургией, сложные случаи больше всего связаны с количеством сопутствующих заболеваний у пациентов, возрастными ограничениями для оперативных вмешательств, взаимосвязью с другими специалистами и так далее. У пожилого контингента свои, особые ситуации. О них поговорим в другой раз.

 

Екатерина Лобанова