Когда операция – лучшее средство или О хирургическом методе лечения рака легкого


Потанин Владимир Петрович - заведующий Первым торакальным отделением Республиканского клинического онкологического диспансера МЗ РТ, заслуженный врач РТ и РФ, доктор медицинских наук, профессор
Потанин Владимир Петрович — заведующий Первым торакальным отделением Республиканского клинического онкологического диспансера МЗ РТ, заслуженный врач РТ и РФ, доктор медицинских наук, профессор

За последние годы современная торакальная хирургия шагнула далеко вперед в диагностике и лечении многих заболеваний. Рак легких занимает здесь особое место. Являясь наиболее частой причиной смертности больных от онкологических заболеваний в целом, именно он всегда представлял самый «больной» интерес для торакальных хирургов всего мира.

Каждый год среди всех жителей планеты диагностируется около миллиона новых случаев заболевания раком легкого. Цифры более чем внушающие. Хирургическая терапия – на сегодняшний день самый стандартный и наиболее радикальный метод лечения пациентов. О новых успехах и особенностях торакальной хирургии нам рассказал заведующий Первым торакальным отделением Республиканского клинического онкологического диспансера МЗ РТ Потанин Владимир Петрович.

— Владимир Петрович, как можно оценить уровень заболевания раком легкого в нашей республике?

— В Татарстане в этом отношении все стабильно уже несколько лет. В год такой диагноз ставится примерно 1200-1300 людям. Если сравнивать со статистическими данными других регионов России, дела у нас обстоят лучше многих из них. Однако если в среднем в нашем регионе ежегодно заболевает раком около 11 тысяч человек, хотелось бы видеть цифры гораздо ниже. Рак легкого по-прежнему остается самым распространенным онкологическим заболеванием среди мужского населения.

— Какие способы лечения применяются при данном диагнозе?


— Если взять общее количество больных в течение года и составить примерную статистику, около 60-70% пациентов получают хирургическую терапию. На сегодняшний день ее можно назвать наиболее эффективной и надежной. Остальные 30-40% — ряд случаев, когда она невозможна. Сюда входят такие понятия как запущенный рак легкого, когда имеются отдаленные метастазы, и местный распространенный рак легкого. Для многоклеточного рака легкого. прежде всего на начальном этапе проводится химиотерапия, лучевая терапия, а уже после, в зависимости от регресса или прогресса опухоли, решается вопрос о возможности или невозможности назначения хирургического лечения.

Выбор лечения всегда зависит от гистологической формы рака, его распространенности и наличия метастазов. Если же возможен комбинированный метод лечения, именно от него можно ждать самых лучших результатов. Комбинированное лечение начинают с проведения дистанционной гамма-терапии на зону первичной опухоли и метастазов. После небольшого интервала предпринимают уже хирургическое вмешательство: удаление всего легкого или же удаление одной  или двух  долей — лобэктомия и билобэктомия. Операции на легком – очень ответственное вмешательство, требующее специальной подготовки больного, высокой квалификации хирурга, грамотной работы анестезиолога и тщательного послеоперационного ухода

— Каким образом ведется подготовка пациента к операции?

Алгоритм подготовки стандартный: самое главное – провести точную диагностику непосредственно самого рака. На ранних стадиях болезни внешний осмотр больного практически ничего не дает. Поэтому основной метод распознавания — рентгенологическое исследование. Снимки обязательно делают в двух проекциях, нередко используя томографию. Если рентгенологическая картина недостаточно ясная, проводят бронхографию. Второй обязательный метод исследования – бронхоскопия. Подтверждают диагноз морфологическим исследованием, а при необходимости проводят биопсию и ультразвуковое исследование органов брюшной полости.


Безусловно, при подготовке к операции берутся общие анализы и проводится консультация терапевта. Если раньше возраст пациента  был одним из решающих факторов для проведения хирургического вмешательства, сейчас он не имеет значения. Буквально на днях мы оперировали мужчину 82-х лет, он удачно перенес эту сложную операцию. Бывает, что к нам приходят люди, которым нет еще и сорока лет, а к операции они уже не годятся. Все зависит от стадии течения заболевания и настроя пациента.

В подготовке и в самой операции участвует большое количество людей, но основная нагрузка приходится, конечно, на хирурга и анестезиолога. Благодаря современным достижениям анестезиологии, многие больные, которые раньше отказывались от хирургического метода лечения, теперь без сомнений соглашаются на операцию.

— Какие осложнения может повлечь за собой оперативное вмешательство?

— Торакальная хирургия на сегодняшний день находится на таком уровне, что осложнений с каждым годом возникает все меньше и меньше, особенно если операция была сделана в раннем периоде. Раньше мы часто сталкивались с проблемами возникновения кровотечений, несостоятельности культи бронха. Прошлый год был для нас рекордным по отсутствию серьезных последствий. Кровотечений сейчас вообще практически нет.

Однако всегда присутствует вероятность возникновения других осложнений, связанных уже не с хирургией, а с предоперационным состоянием больного — это могут быть инфаркты, инсульты, тромбоэмболия. Тромбоэмболия касается не только онкологических больных, но и любой сердечно-сосудистой патологии. Однако сейчас имеется стандартный алгоритм профилактики таких заболеваний — существуют хорошие специальные препараты гепаринового ряда, благодаря которым значительно сократилось возникновение неприятных нюансов. Для пациента проводится предоперационная, непосредственно во время операции и послеоперационная профилактика. Низкомолекулярные гепарины являются современными средствами профилактики венозных тромбозов и эмболий. Использование в практике гепаринов последнего поколения дает специалистам новые преимущества. Его наименьшая молекулярная масса, наиболее высокий период полувыведения (5-6 часов) и самая высокая активность в отношении фактора Xa помогают все реже и реже сталкиваться с проблемой тромбоэмболий в торакальной хирургии.

— Какие инновации применяются в торакальной хирургии при диагностике и лечении рака легкого сегодня?

— В нашем онкологическом диспансере с недавнего времени внедрили в работу позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ). Это современный высокотехнологичный метод радионуклидной диагностики, включающий в себя позитронно-эмисионную томографию и рентгеновскую спиральную компьютерную томографию, которые осуществляются последовательно на одном томографическом аппарате. Он помогает нам в спорных и  неясных случаях провести более точную диагностику и выбрать наиболее правильную тактику лечения. С его помощью мы решаем, отправлять ли больного на операцию, стоит ли назначать комбинированную терапию.

Также у нас добавлена торакоскопичекая диагностика. К ней мы также прибегаем в спорных случаях, например, когда отсутствуют прямые данные, а косвенные показывают, что рак неоперабелен. Мы начинаем торакоскопию, и выходит так, что диагностика завершается на операционном столе. В зависимости от ее результата, мы или продолжаем операцию, или же завершаем.

Благодаря тому, что современные методики и способы лечения активно развиваются, теперь и при сопутствующих патологиях, например, если в анамнезе пациента был инфаркт или инсульт, операции могут проводиться успешно. Раньше таких пациентов допустить к хирургической терапии вообще не было возможности.

Все чаще к нам поступают больные на ранних стадиях рака легкого. Это не может не радовать. Но, конечно же, хотелось бы, чтобы мы вообще не сталкивались с запущенными формами этого заболевания, и оно могло ликвидироваться, не успев повлиять на качество жизни людей.

Екатерина Пирогова