Колоректальный рак: проблемы, возможности, перспективы


Колоректальный рак в России прочно занимает лидирующие позиции среди всех злокачественных опухолей, и число пациентов с этой патологией неизменно продолжает расти. Тревожным является тот факт, что на 100 новых больных раком ободочной и прямой кишки приходится более 70 умерших, из них на 1-м году с момента установления диагноза — около 40%. В Татарстане ситуация с колоректальным раком еще более сложная, чем в целом по России, так как в 2007 году в структуре онкопатологии он вышел на первое место. Именно этот факт и послужил основной причиной нашего обращения к члену-корреспонденту АН РТ, заслуженному врачу РТ, профессору кафедры онкологии и хирургии КГМА Гатауллину Ильгизу Габдулловичу.

— Ильгиз Габдуллович, что такое колоректальный рак?

— Колоректальный рак — это обобщенное понятие, включающее в себя рак прямой и ободочной кишки. Термин этот появился сравнительно недавно. Ранее  рак прямой  и ободочной кишки считали различными заболеваниями. Но вскоре ученые пришли к выводу, что, учитывая   общую этиологию и патогенез, одинаковые диагностические и лечебные мероприятия — можно считать это одна и   та же патология.

К сожалению, за последние годы отмечается выраженный рост этого заболевания, и, если раньше колоректальный рак стоял на 5-6 месте в структуре онкопатологии, то в прошлом году в Татарстане он вышел на первое место — такого еще не было.

Колоректальный рак поражает преимущественно лиц пожилого возраста (чаще всего старше 60 лет), но в последнее время отмечается значительное омоложение рака: уже не редкость 30-40-летние пациенты. Что же касается половой  принадлежности, то в возрасте относительно молодом им примерно одинаково часто страдают и мужчины, и женщины, а в старшем возрасте, в силу того, что мужчин этой возрастной группы меньше, чаще болеют женщины.


Толстая кишка — это орган длиной около полутора метров.  Однако интересно то, что в процентном соотношении практически одинаково встречаются поражения последних 15-17см (то есть прямой кишки) и остальных полутора метров (то есть ободочной кишки).

— А в чем причины развития колоректального рака?

— Если мы проанализируем заболеваемость в разных странах мира, то обнаружим очень интересную ситуацию: колоректальным раком наиболее часто болеют в странах высокоразвитых и цивилизованных — то есть там, где имеются хорошие условия жизни (это Америка, Западная Европа, в какой-то мере восточная Европа), но он практически не встречается в странах с низким уровнем жизни (в государствах Африки, Азии, Южной Америки). Колоректальный рак — это расплата человечества за удобства и хорошее питание. Там, где люди питаются едой, богатой белками, рафинированной пищей, с высоким содержанием углеводов, крахмала, колоректальный рак встречается намного чаще, чем в тех регионах, где люди потребляют больше пищи, богатой клетчаткой — овощами и фруктами. Колоректальный рак — это заболевание, зависящее, прежде всего, от характера питания.

— Отсюда, наверное, можно сделать выводы и о методах предотвращения заболевания?


— Да, профилактика колоректального рака — это нормальное питание с детства и на всю жизнь. Что такое нормальное питание: из-за стола человек должен выходить с чувством легкого недоедания, рацион его по большей части  должен состоять из овощей и фруктов. Если же питаться преимущественно фруктами и овощами не получается, есть другой простой метод профилактики — это потребление ржаных или пшеничных отрубей: каждый день съедайте одну-две столовых ложки отрубей — это профилактика всех заболеваний желудочно-кишечного тракта, в том числе и рака.

— А теперь давайте перейдем к разговору о клинике…

— К сожалению, как колоректальный рак, так и рак в других локализациях на ранних стадиях не имеет никакой клинической картины — это «рак здорового человека». Клиника появляется только тогда, когда опухоль достигает больших размеров и поражает весь орган или соседние органы. Поэтому когда человек приходит к врачу с жалобами,  как правило,  у него уже запущенная стадия рака.

Клиника зависит, во-первых, от локализации рака. Если раковая опухоль локализуется в правой части толстой кишки, то, в основном, это общая симптоматика: слабость, астенизация, похудание и анемия (из-за постоянного небольшого кровотечения).  Если рак располагается в левой половине толстой кишки, то клиника совершенно другая, и связана она, в первую очередь, с нарушением стула: запоры или поносы (а чаще всего чередование запоров и поносов), кровотечения (когда к стулу примешивается кровь), примеси слизи и гноя. Очень часто бывают схваткообразные боли в животе, связанные с кишечной непроходимостью.

— А как диагностируется колоректальный рак? Существуют ли какие-то проблемы с диагностикой?

— Сейчас появились новые методы диагностики. То,  о чем мы 25-30 лет назад не могли даже и мечтать, сейчас абсолютно доступно. Но, к сожалению, «запущенность» заболевания остается такой же — рак по-прежнему очень редко диагностируется на ранних стадиях. Такая ситуация складывается потому, что ранняя диагностика рака требует определенных организационных усилий и денежных вливаний.

А обычная диагностика, когда пациент приходит в поликлинику с характерными жалобами, заключается, прежде всего, в пальцевом исследовании прямой кишки и фиброколоноскопии  с обязательным взятием биопсии из опухоли.

Также обязательными являются такие мероприятия как ультразвуковое исследование печени (так как колоректальный рак очень часто метастазирует в печень) и забрюшинных лимфатических узлов, рентгенографии легких и, при необходимости, — компьютерной томографии.

Обязательным является также исследование крови на раково-эмбриональный антиген (РЭА). Имея  базовое значение раково-эмбрионального антигена у больного,  затем, уже после операции, производится мониторинг его по этому показателю. Если РЭА повышается, значит, у пациента появляется рецидив или отдаленное метастазирование.

— То есть, в основном, рак диагностируется уже на поздних этапах болезни?

— Если брать постадийную статистику, то приблизительно  на первую и вторую стадию приходится только около 25%  всех опухолей. Из них на первую приходится буквально 5-6%, остальные 20% — на вторую. Оставшиеся же  75% — это запущенный рак, который, конечно, подлежит лечению, но результаты такого лечения очень часто  неутешительные.

-Касаясь проблемы лечения, давайте сначала поговорим о лечении этих 75% больных,  которые попадают в руки врачей уже с запущенной формой рака.

— Лечение рака прямой и ободочной кишки на сегодняшний день уже вышло за границы только хирургического лечения и стало комплексным. Сейчас лечение больных с раком прямой кишки включает в себя обязательную лучевую терапию, нередко комбинированную операцию и, если есть к этому показания, пациентам проводят послеоперационную химио- и лучевую терапию. Такое лечение длится многие месяцы, иногда годы. И только так можно значительно улучшить результаты лечения.

На сегодняшний день возможности хирурга в лечении колоректального рака практически безграничны. Если раньше в ситуации, когда опухоль переходила на соседние органы, мы практически «опускали руки» и ограничивались наложением колостомы, то сейчас даже в этих случаях мы можем сделать комбинированную операцию. Например, при местнораспространенном раке прямой кишки  убрать все пораженные тазовые органы (мочевой пузырь, матку, влагалище, саму кишку), а затем, во время той же операции, все это восстановить из собственных органов и тканей пациента.

У значительной части больных колоректальный рак метастазирует в печень. Раньше такие больные считались неоперабельными, и мы здесь были бессильны. Сейчас у нас появилась возможность лечить этих больных, причем лечить очень успешно. Если  метастазами поражены несколько сегментов печени или метастазы единичные, мы можем сделать резекцию печени одновременно с удалением первичного очага. При таком лечении примерно 25-30% больных живут более 5 лет — это очень хороший показатель. Если же метастазами поражены обе доли печени, и их достаточно много, то для этой ситуации существуют такие методы лечения как,  радиочастотная термоабляция. Суть метода заключается в том, что под контролем УЗИ вводят электрод в метастатический очаг, воздействуют на него радиочастотным излучением, в результате ткань этого метастаза некротизируется, а затем  замещается рубцом. Такие больные тоже живут достаточно долго.

Большое значение в лечении колоректального рака имеет применение лекарственной терапии. Сейчас уже не стоит вопрос о том, лечить или не лечить. Вопрос в другом — какой препарат или какую схему лечения выбрать. Появились новые, очень эффективные химиопрепараты и новые схемы лечения, которые позволяют значительно продлить жизнь больного, а в ряде случаев  —  вообще прекратить рост опухоли и превратить раковый процесс в хроническую патологию, при которой можно  значительно продлить жизнь больного.

— А что касается лечения рака на ранних стадиях?

— Здесь уже совершенно другая ситуация. Есть такое понятие как скрининг. Скрининг — это обследование большого контингента заведомо здоровых людей с целью обнаружения у них рака. То есть поиск «рака здорового человека». Существуют методы скрининга для рака прямой и ободочной кишки. Есть два варианта: первый — это, так называемый, «гемокульттест» когда исследуется кал человека на наличие в нем крови. С  этой целью обследуется большая группа людей, и обычно у 3-5% из них в кале обнаруживают скрытую кровь. Далее этих пациентов досконально обследуют, и примерно у 10% от общего числа людей в этой группе обнаруживают полипы, либо рак толстой кишки — это очень большая цифра. Благодаря таким скрининговым методам в ряде стран, где это проводили, удалось снизить смертность от колоректального рака примерно на 35-40%. И второй вариант скрининга — это левосторонняя сигмоскопия — то есть регулярный осмотр левой половины толстой кишки (около 80% всех опухолей сосредоточена в левой половине), тогда цифра смертности от данной патологии снижается почти на 50 %.

Если такой механизм скрининга запустить в условиях России (или хотя бы  в условиях Татарстана), то можно реально добиться диагностики раннего рака и снижения смертности от него.

В результате вырисовывается следующая картина: диагностика одного случая раннего колоректального рака, выявленного при помощи скрининга, стоит достаточно дорого (по данным зарубежной литературы около 10 тысяч долларов), так как  для того, чтобы найти один ранний рак, необходимо обследовать не менее 800-1000 пациентов. Однако затраты на  лечение одного пациента с «запущенным» колоректальным  раком — в десятки раз больше.

Если сейчас вложить большие деньги в раннюю диагностику не только колоректального рака, но и других онкологических заболеваний, мы получим очень большой наплыв больных, но мы спасем много жизней и одновременно сэкономим большие  финансовые, материальные и  человеческие ресурсы  на лечении тяжелых форм рака.

Кроме того, рак на ранних стадиях лечится значительно проще, чем на «запущенных». Если это озлокачествленный полип, то он подлежит  эндоскопическому лечению, в ряде случаев лечится даже амбулаторно. Если это уже инвазивный (но ранний) рак, то проводится оперативное вмешательство без последующей химиотерапии и лучевого лечения. А отдаленные результаты такого лечения, как правило, очень хорошие  (5- летняя выживаемость достигает 100%).

Перед нами открываются действительно большие перспективы в плане ранней диагностики и эффективного лечения больных колоректальным раком, но крайне важно понять, что изначально нам необходимо вложить в это мероприятие много средств, чтобы потом не тратить еще больше.

Анна Голоднова


Если раньше колоректальный рак стоял на 5-6 месте в структуре онкопатологии, то в прошлом году в Татарстане он вышел на первое место.