Лабораторная диагностика крови. Специфика и особенности


Сиразетдинов Дамир Талибович главный специалист по клинической лабораторной диагностике МЗ РТ, заведующий клинико-диагностической лабораторией ГАУЗ «РКБ» МЗ РТ
Сиразетдинов Дамир Талибович главный специалист по клинической лабораторной диагностике МЗ РТ, заведующий клинико-диагностической лабораторией ГАУЗ «РКБ» МЗ РТ

Кровь, являясь внутренней средой организма, хранит в себе основы жизнедеятельности всех органов и систем организма.  Постановка диагноза, контроль за терапией, профилактика осложнений — практически любое действие лечащего врача требует анализа крови. Клеточный состав человека довольно постоянен. Поэтому даже небольшие его изменения, наступающие при заболеваниях, имеют важное диагностическое значение.

На протяжении всего развития медицинской науки работа над усовершенствованием методов гематологических исследований всегда велась активно. Еще 1684 г. Р.Бойль ввел программу исследования человеческой крови, на основе которой врачом Лангришем были напечатаны результаты химического и физического анализа крови больных с лихорадкой. О современных методах, перспективах и других интересных моментах в лабораторной диагностике крови мы поговорили с главным специалистом по клинической диагностике МЗ РТ Сиразетдиновым Дамиром Талибовичем.         

— При каких заболеваниях используется гематологическая диагностика?

— Диагностика крови используется практически при любых заболеваниях. Клинический анализ крови — наиболее распространенный в лабораторной диагностике. Его можно разделить на три составные части: общий анализ, лейкоцитарная формула, определение СОЭ. Но дело в том, что сам уровень диагностики может быть разным. Все зависит от оснащенности лаборатории, ее финансирования, квалификации персонала, работающего в ней. Нельзя по одним меркам оценивать уровни аппаратуры и выполняемых исследований. У нас есть лаборатории первичного звена, лаборатории специализированных учреждений. Естественно, они выполняют разные задачи при диагностике, и сравнивать их невозможно: каждая решает проблемы на определенном уровне. Если не получается справиться  на низшем этапе, то в дальнейшем исследование переходит уже в специализированную лабораторию, где вопросы диагностики чаще всего закрываются.

Развитие лабораторной диагностики сегодня идет в сторону предсказаний болезней: мы должны составлять генетический паспорт пациента. С ним мы сможем сказать на основании тех или иных генетических исследований, с какими возможными заболеваниями он может в процессе своей жизни столкнуться.


— Благодаря развитию науки, появлению новых реактивов, усовершенствованию оборудования, лабораторная диагностика крови все быстрее дает более точные сведения о состоянии организма. Расскажите подробнее об экспресс-диагностике.

— Для нас быстрая и точная диагностика наиболее важна в случаях, когда состояние больного угрожает его жизни. Тогда, действительно, просто необходимо быстро и точно поставить ему диагноз, и как раз чаще всего при помощи лабораторных методов. На сегодняшний день экспресс-диагностика развита достаточно хорошо. В ней используется  соответствующий арсенал оборудования, специальные методики, которые позволяют очень быстро диагностировать больных, находящихся в критическом состоянии.

Помимо пациентов в критическом состоянии в экспресс-диагностике очень нуждаются люди с онкологическими заболеваниями. Там всем известен принцип: чем раньше будет диагностирована эта патология, тем больше шансов, что больной полностью выздоровеет или хотя бы не будет инвалидизирован. Сейчас разрабатываются различные методы исследования лабораторной диагностики: во-первых, ведутся работы в изучении генетической предрасположенности пациента к тому или иному  онкологическому заболеванию, во-вторых, все больше появляется различных онкомаркеров, которые на ранних сроках также помогают заподозрить тот или иной опухолевый процесс в организме человека.

Кроме того, мы заинтересованы в том, чтобы быстрее и раньше выявить у больного риски развития различных заболеваний. У нас появились предикторные методики исследования (когда при помощи тестов (которые мы называем предикторами) мы пытаемся предсказать риск развития инфаркта миокарда, острого нарушения мозгового кровообращения, тромбоза).


— Как должна быть оборудована лаборатория?

— Лаборатория всегда оснащается в соответствии с теми задачами, которые перед ней ставятся. В частности у нас — многопрофильный стационар, поэтому мы решаем много различных диагностических задач. У нас есть соответствующие подразделения: гематологическое (где обязательно присутствует гематологические анализаторы, анализаторы определения скорости оседания эритроцитов, анализаторы, которые позволяют определять те или иные маркеры опухолевых клеток при помощи метода проточной цитометрии — метод оптического измерения параметров клетки, ее органелл и происходящих в ней процессов)), биохимическое (где присутствуют биохимические, иммунохемилюминесцентные анализаторы), инфекционной диагностики (здесь обязательны или анализаторы иммуноферметного  анализа, или иммунохемилюминесцентные).

Я считаю, что благодаря «Программе модернизации здравоохранения РТ  в 2011-2012 гг.», наша лаборатория достаточно хорошо оснастилась. Теперь мы готовы решать большие задачи на европейском уровне.

— Как избежать ошибок в лабораторной диагностике крови? Расскажите о причинах их возникновения.

— Процесс диагностики очень многогранный и состоит из нескольких этапов: преаналитического (то, что происходит еще до лаборатории: подготовка пациента, забор материала, его содержание до того, как он поступит в лабораторию, правильная транспортировка) и аналитического. Кстати, на этом этапе возникает очень большой процент ошибок. Пациента могут вовремя не предупредить о том, что у него будут брать анализ крови (в ряде случаев необходимо, например, 12-и часовое голодание, отсутствие никотина, алкоголя, эмоционального напряжения). Для разных исследований существуют определенные стандарты по подготовке. Если им не следовать, ошибок может быть очень много. В процессе забора крови, например — это длительно наложение жгута на конечность, слишком быстрый забор крови из вены (может привести к повреждению некоторых элементов крови, в частности эритроцитов). В результате мы получаем  материал,  непригодный для исследований.

Дальше начинается наш аналитический этап лабораторных исследований: мы сортируем полученные анализы, обрабатываем их и подготавливаем к исследованиям. Далее они поступают в работу: либо в лабораторные анализаторы, либо используются ручные методики. Здесь ошибки также возможны, но их процент очень мал.

Дальше все зависит уже от персонала. Если он недостаточно квалифицированный (неадекватно подготовил приборы к исследованию, не провел должный контроль качества), то, конечно, ошибки возможны. После нашего аналитического этапа мы отправляем результаты исследования лечащим врачам. Здесь начинается постаналитический этап. Лечащие врачи должны провести анализ полученных данных и принять решение, и, как ни странно, на этом этапе тоже возникают ошибки. Результат не всегда правильно интерпретируется и ставится неверный диагноз. Это связано с тем, что на сегодняшний день часто происходит разобщение врачей клиническо-лабораторной диагностики и врачей-интернистов. Между ними теряется контакт: лабораторный и лечащий врачи должны работать в тесной связи и обсуждать те или иные результаты исследований. Иногда врачи-диагносты могут подсказать, в каком направлении нужно продолжать работу, чтобы выйти на нужный диагноз. На последнем совещании главных специалистов по клинической лабораторной диагностике РФ, проходившем  1 октября 2013 г., подчеркивалось, что основной задачей врачей КЛД является не выполнение лабораторных тестов, а их интерпретация и консультирование врачей клинических дисциплин.

Особенно часто несогласование проявляется, когда исследования проводятся в коммерческих лабораториях, которые выполняют только сугубо свой аналитический этап исследования, а дальше врач должен принимать решение в одиночку.

Екатерина Пирогова