М.И. Перельман: «В торакальной хирургии происходит новый, важный этап»


М.И. Перельман: «В торакальной хирургии происходит новый, важный этап» 20-21 января в Казани состоялся первый Российско-Европейский симпозиум по торакальной хирургии. Основная задача этой школы — совместное решение практических проблем торакальной хирургии. За эти два дня многочисленные хирурги могли прослушать доклады, каждый из которых являлся рекомендацией эксперта по конкретным хирургическим ситуациям. Присутствовавший на этом симпозиуме академик РАМН, директор НИИ фтизиопульмонологии ММА имени И.М. Сеченова Михаил Израилевич Перельман отметил, что самое пристальное внимание должно уделяться постоянному образованию и профессиональному росту хирургов. Об этом и основных актуальных вопросах торакальной хирургии он рассказал нашему изданию в эксклюзивном интервью.

— Одна из основных тем ваших научных работ – хирургическое лечение туберкулеза. Это заболевание  сегодня называют «темной лошадкой» среди многих тяжелых заболеваний. На каком этапе своего развития все же находится данное направление?

— В России это направление носит характер стабильно развивающегося. Пожалуй, благодаря своей истории. В Советском Союзе хирургическое лечение туберкулеза находилось на  очень высоком уровне. Это первое. Во вторых, данное  направление имеет  широкую актуальность благодаря всестороннему развитию торакальной хирургии. И последнее, благодаря чему  хирургическое лечение туберкулеза стало максимально доступным —   органы отечественного здравоохранения уделяли этому самое пристальное внимание.

— Известно, что была разработана фтизиохирургическая доктрина, сформулированы основные показания и противопоказания к хирургическому лечению, но вопрос о том, когда же фтизиатры могут передавать больного туберкулезом легких для хирургического этапа лечения, остается актуальным и на сей день. Ваш комментарий?

— Этот вопрос может быть решен только одним способом — повышение квалификации фтизиатров. В России их сегодня насчитывается около восьми  тысяч. Этот вопрос в клинической практике достаточно хорошо проработан. Если фтизиатры этого не делают,  причина тому в основном —  недостаточный уровень квалификации. Поэтому самое главное — образовательная сторона специалистов. Показания к операции должен определять фтизиатр, а не хирург. В России в год проводится около 11 тысяч операций и это немало. Около одной тысячи операций в месяц — достаточно высокий показатель. Эффективность таких вмешательств  зависит от того, какие формы туберкулеза оперируются. В среднем считается, что эффективность составляет около 80 %. Безусловно, хирургическое лечение — это последняя инстанция, к которой  прибегают только при позднем выявлении заболевания, когда вылечить фармакотерапией  уже не представляется возможным. Если можно вылечить человека без операции, то, безусловно,  всегда предпочтительны консервативные методы. И не только в лечении  туберкулеза, но и многих других заболеваний.


  В прошлом году российские специалисты для лечения онкологического заболевания и пересадки трахеи и бронхов впервые в мире  использовали биоимплант, выращенный по специальной технологии с применением собственных клеток пациента. Какие еще  прорывы произошли в вопросе лечения заболеваний трахеи и бронхов за последние годы?

— На данный момент, такие операции проводятся на экспериментальном уровне. Это развитие так называемой тканевой инженерии, или биоинженерии.  Это новое направление в биологии и медицине, которое сейчас только начинает развиваться. В мире сделано всего лишь несколько операций в данном направлении. На поток такой метод лечения  будет поставлен, наверное, через несколько лет. За последние годы каких то радикальных сдвигов не отмечено. Эта область хирургии развивалась у нас в стране последние 30-40 лет, срок довольно большой. Сейчас вобщем, хирургия трахеи и бронхов достаточно развитая область, несмотря на то, что  это хирургия небольшого числа больных (такие патологии не распространены и к социально-значимым заболеваниям не относятся).

— Какую страницу своей истории переживает сегодня отечественная торакальная хирургия?

— Безусловно, самую значимую страницу, которая отмечена  введением в практику эндохирургических операций. Это уже хирургия высоких технологий, требующая совершенно нового инструментария, современного оборудования и новых умений. Поэтому сейчас в торакальной хирургии происходит новый, важный этап и образовательный сегмент при этом очень важен. Особую роль носит практическая подготовка, которая возможна в таких подобных центрах, как Образовательный центр высоких медицинских технологий, где специалисты могут «отточить» свои практические умения и навыки.


Альфия Хасанова