Марий Эл: траектория нового взгляда


gl-vracЗа последние несколько лет произошли некоторые весьма благоприятные изменения в работе Республиканской офтальмологической больницы Марий Эл. Нельзя сказать, что в миг  — все происходило постепенно. Новое оборудование, ремонт здания больницы, обучение специалистов современным микрохирургическим методикам. Можно только предположить, что было сначала, а что потом, но скорее всего, первичным  было желание руководства больницы и поддержка этих инициатив со стороны правительства Республики Марий Эл. Не суть, что было раньше, важен итог — сегодня Республиканская офтальмологическая больница Марий Эл представляет собой динамично развивающееся лечебное учреждение со своими успехами, сложностями, насущными вопросами и перспективами. Безусловно, об всем этом лучше всего расскажет непосредственный руководитель больницы главный врач Лариса Михайловна Томилова.

— Какова общая структура больницы? По какому принципу построена работа отделений?

— Структура нашей больницы, достаточно, разветвленная и по количеству развернутых коек, и по направлениям отделений. В общей сложности больница рассчитана на 170 коек:  155 коек круглосуточного стационара и 15 — дневного пребывания. На первом этаже расположено детское хирургическое отделение на 30 коек (в их составе 5 коек дневного стационара). Второй этаж занимает отделение травматологии на 40 коек, куда непосредственно поступают пациенты с различного рода травмами, ожогами и другими подобными состояниями. На третьем этаже расположено, так называемое,  инфекционное отделение, где находятся пациенты с  гнойными и вирусными заболеваниями глаз. Отделение развернуто на 40 коек.

Самым большим по количеству койко-мест (60 коек!) является микрохирургическое отделение, где сосредоточены пациенты с глаукомой и катарактой.

Помимо всего прочего, важным в структуре нашей больницы является трехэтажное здание, которое находится с торца клиники — образно говоря, «пристрой», второй этаж которого занимает амбулаторно-поликлиническое отделение на 200 посещений в смену.


— Оказывается ли неотложная помощь?

— Безусловно. Неотложная помощь оказывается круглосуточно. Кроме того, дежурный доктор может при необходимости выехать для оказания экстренной помощи в любой район нашей республики.

—  В связи с развитием высокотехнологичных методик, в частности, в офтальмологии, во многих лечебных учреждениях наблюдается переход к дневному стационару. Каково ваше мнение по этому поводу и приемлем ли такой вариант работы относительно республиканской офтальмологической больницы РМЭ?

—  Наш дневной стационар функционирует на базе круглосуточного. Мы рассматривали возможность вывести дневной стационар в отдельную структуру при амбулаторно-поликлиническом отделении с одновременным увеличением количества коек дневного пребывания, но пока это остается только в планах, поскольку сложности возникают с количеством площадей.


Если говорить конкретно о методах лечения, то какие современные возможности используются в вашей больнице?

— Мы постоянно осваиваем новые методики лечения. Например, освоили хирургическое лечение катаракты методом факоэмульсификации — это прогрессивный метод лечения применяется во всем мире. Но для того, чтобы перейти от уже устаревшей методики экстракапсулярной экстракции катаракты к факоэмульсификации, потребовалось дополнительное обучение и некоторое время. Предварительно обучив наших докторов, мы купили второй факоэмульсификатор. По нашему приглашению приехали ижевские коллеги, провели мастер-класс, и помогли успешно внедрить этот метод лечения. Теперь можно говорить о том, что мы освоили этот метод целиком и полностью:  результаты операций очень хорошие.  Особенно преуспел в этом направлении заведующий отделением микрохирургии №3 Антонов Александр Владимирович и хирург-офтальмолог микрохирургического отделения Тебеньков Семен Иосифович. С успехом начинают оперировать по данной методике и другие наши хирурги.

— Некоторое время мы осваивали новый метод хирургического лечения дистрофии сетчатки, в результате которого улучшается ее кровоснабжение.    Сегодня этот способ внедрен.

Нашим лечебным учреждением приобретен инфракрасный диодный лазер, отремонтирован хороший просторный кабинет для лазерного лечения и теперь мы имеем возможность проводить лазерное лечение глазного дна при сахарном диабете, тромбозе центральных сосудов сетчатки, профилактику отслойки сетчатки при близорукости и другие заболевания.

— А лазерная коррекция зрения проводится на базе вашей больницы?

— Не проводится. У нас нет такого дорогостоящего оборудования. Пациенты, кому необходима данная процедура обращаются в офтальмологические центры других городов.

— Ижевск от Йошкар-Олы территориально располагается значительно дальше, чем, например, Чебоскары. Почему была выбрана Ижевская республиканская офтальмологическая больница, а не чебоксарский МНТК «МХГ»?

— Существует Ассоциация руководителей офтальмологических клиник России, членом которой являюсь и я. Президент Ассоциации — доктор медицинских наук, профессор и главный врач Республиканской офтальмологической клинической больницы Удмуртии Виктор Владимирович Жаров.  Мы часто встречаемся, общаемся и, естественно, тесно сотрудничаем. Так сложилось. А с Чебоксарским филиалом МНТК «Микрохирургия глаза» им. академика С.Н. Федорова мы тоже плодотворно сотрудничаем: направляем пациентов для оказания высокотехнологичной помощи по выделенным квотам и на консультации, принимаем участие в конференциях. Надо отдать им должное они всегда приглашают и открыты для общения.

— Что происходит сейчас в плане оснащения больницы? Каковы достижения за последние годы?

— Мы оснащаемся настолько, насколько нам позволяют финансовые средства. Хорошую помощь мы получили от нашего президента Леонида Игоревича Маркелова, который в 2006 году посетил нашу больницу и распорядился выделить средства на проведение ремонта здания, в котором мы сегодня находимся. Безусловно, это хороший подарок, поскольку в  нашей больнице не было ни одного основательного ремонта с 1976 года, то есть, с начала ее эксплуатации. Нам провели реконструкцию кровли, отремонтировали приемный покой, поликлинику, а сегодня, уже за счет собственных средств, ремонтируем детское хирургическое и микрохирургическое отделения.

Что касается непосредственно оборудования, то мы обновили операционные микроскопы, купили три японских микроскопа,  инфракрасный диодный лазер, офтальмомиотренажер. Кроме этого, обновили и компьютерные программы для лечения амблиопии и косоглазия. Купили факоэмульсификатор с кассетным стерилизатором и другое офтальмологическое оборудование.

Закупили новое оборудование для кабинета контактной коррекции.

Используете ли в практике отокератологические линзы?

— Не используем. В начале их появления был соблазн, но как-то не сбылось.

— Ведут ли какую-либо научную деятельность ваши специалисты?

— Можно сказать, да. Некоторые наши доктора пишут научные работы, публикуют статьи. Не ограничены специалисты и в обучении. Регулярно проводятся сертификационные циклы, посещаем циклы повышения квалификации и усовершенствования, различные конференции на базе крупных офтальмологических центров.

— А организовываете ли собственные, республиканские, конференции?

— Наша больница является своеобразной кузницей офтальмологических кадров для нашей республики, поскольку интернатуру специалисты проходят на нашей базе. Ежегодно мы проводим семинары для фельдшеров и медсестер ДДУ, школ и других учебных заведений республики, ежеквартально — заседания республиканского общества офтальмологов.

— Проводятся ли выездные школы для пациентов районов республики?

— Скорее всего, мы регулярно организуем выездные осмотры, особенно в тех районах, где чувствуется дефицит офтальмологов. К сожалению, это насущная проблема, офтальмологических кадров не хватает шести районам республики.

— Обозначьте, пожалуйста, ближайшие перспективы в развитии больницы. — Безусловно, не хочется останавливаться на достигнутом. В ближайшем будущем будем стремиться к тому, чтобы улучшить  работу оперблока: нам хотелось бы купить еще один, более совершенный факоэмульсификатор, желательно, зарубежного производства. Будем внедрять все самое передовое, насколько позволят нам наши финансовые возможности. Надеемся, что дальнейшие достижения позволят приблизиться к уровню крупных офтальмологических центров ПФО и соответствовать нашему статусу  —  Республиканской офтальмологической больницы.

Екатерина Лобанова