Методы изучения качества жизни у офтальмологических больных


Данная статья посвящена обзору литературы по методам исследования качества жизни. Исследование в области качества жизни является наиболее актуальным в современной медицине. Инструменты оценки КЖ — общие и специфические опросники. За несколько последних лет было предложено около двух десятков различных специальных опросников для использования у офтальмологических больных, однако многие вопросы структуры и содержания специального офтальмологического опросника по-прежнему остаются неразрешенными.

Methods of study of life quality in ophtalmological patients 

This article reviews the literature on methods for the study of life quality. Research in life quality is most relevant in modern medicine. Life quality assessment tools are general and specific questionnaires. Over the past few years about two dozens of different special questionnaires have been proposed for use in ophthalmic patients, but many of the structure and content of special ophthalmologic questionnaires remain unresolved. 

Об окружающем мире 95% информации человек получает через орган зрения, поэтому даже незначительное снижение зрения может оказывать существенное негативное влияние на качество его жизни (КЖ). Исследования в области КЖ, в том числе и у офтальмологических больных, являются одним из наиболее актуальных направлений современной медицины. Впервые термин «качество жизни» появился в западногерманской и американской социологии при обсуждении проблем индустриального и постиндустриального общества. Вместе с тем в литературе встречаются различные формулировки понятия «качество жизни». В современной медицине используется термин Health-Related Quality of Life (HRQOL — «качество жизни, связанное со здоровьем»). HRQOL — это степень комфортности человека, как внутри себя, так и в рамках своего общества. Изучение HRQOL позволяет определить факторы, которые способствуют улучшению жизни и обретению ее смысла [1, 2]. КЖ являясь комплексной характеристикой физического, психологического, эмоционального и социального статуса человека, основанного на его субъективном восприятии, в медицинском понимании этого термина всегда связано со здоровьем. Инструментами оценки КЖ являются общие и специфические опросники, разработанные экспертами ведущих мировых клинических центров в соответствии с принципами доказательной медицины и требованиями Good Clinical Practis (GCP), которые создали возможность количественной оценки этого субъективного понятия, что позволило расширить представление врача о состоянии больного в целом [1, 3].

В настоящее время известен ряд опросников (шкал), состоящих из определенного перечня категорий или параметров, включающих заданное количество вопросов. Оценка осуществляется по полярным шкалам или каждый ответ выражается в баллах. При этом параметр может отражать какую-либо сторону жизни пациента. Существующие опросники могут быть разделены на неспецифические (общего типа), т.е. применяемые независимо от нозологической формы заболевания, и специфические (для лиц с определенным заболеванием). Преимущество опросников общего типа заключается в том, что их валидность установлена для различных нозологий; это позволяет проводить сравнительную оценку влияния разнообразных медицинских программ на КЖ как отдельных субъектов, так и всей популяции [1, 4, 5]. Недостатком же является неадекватная чувствительность к изменениям состояния здоровья в рамках конкретного заболевания. Большинство исследователей считает, что предпочтение следует отдавать специфическим опросникам, причем они должны быть стандартизированы для применения в многоцентровых исследованиях и сопоставления результатов различных испытаний. Однако в связи с региональными особенностями социального, психологического и экономического статуса требуется их адаптация либо разработка новых методик оценки КЖ [6, 7].

Единых критериев и стандартных норм изучения HRQOL не существует. Каждый опросник имеет свои критерии и шкалу оценки. Для различных групп, регионов, стран можно определить условную норму HRQOL и в дальнейшем проводить сравнение с этим показателем [2, 4, 8].


К опросникам предъявляются строгие требования [8]. Они должны быть:

  • универсальными — охватывать все параметры здоровья;
  • надежными — фиксировать индивидуальные уровни здоровья у разных респондентов;
  • чувствительными к клинически значимым изменениям состояния здоровья каждого респондента;
  • воспроизводимыми (тест-ретест);
  • простыми в использовании и краткими;
  • стандартизованными — предлагать единый вариант стандартных вопросов и ответов для всех групп респондентов;
  • оценочными — давать количественную оценку параметров здоровья.

За последние несколько лет были предложены около двух десятков различных специальных опросников для использования у офтальмологических больных, однако многие вопросы структуры и содержания специального офтальмологического опросника по-прежнему остаются неразрешенными [9]. Исследования по выработке общепринятых подходов к оценке КЖ больных с различными видами офтальмопатологии ведутся во всем мире, но, как отмечается в печати [10], ни одна из имеющихся методик пока не отвечает строгим требованиям, предъявляемым к опроснику КЖ институтом MAPI (международная некоммерческая организация по изучению качества жизни), и не может быть рекомендована для широкого применения в качестве самостоятельного инструмента. В связи с этим офтальмологические опросники в исследованиях обычно используют одновременно с одной из общих методик [11, 12].

Общие опросники измеряют широкий спектр функций восприятия здоровья и могут быть использованы для оценки КЖ любых пациентов, страдающих различными заболеваниями, а также для оценки КЖ популяции.

Одним из наиболее широко распространенных общих опросников для оценки КЖ является Short Form Medical Outcomes Study (SF-36) [13].Существуют две версии данного опросника (стандартные и короткие формы): SF-36 v.1TM и SF-36 v.2TM, отличающиеся градацией ответов на отдельные вопросы, при этом версии сравнимы друг с другом. Стандартные формы оценивают КЖ в течение последних 4-х недель, короткие формы, применяющиеся для краткосрочных исследований, оценивают параметры КЖ в течение 1 недели.


Опросник «SF-36 health status survey» состоит из 11 разделов, результаты представляются в виде оценок в баллах по 8 шкалам, составленным таким образом, что более высокая оценка указывает на лучшее КЖ [14].

Опросник имеет следующие шкалы:

1) General Health (GH) — общее состояние здоровья — субъективная оценка больным своего состояния здоровья в настоящий момент и перспектив лечения.

2) Physical Functioning (PF) — физическое функционирование, отражающее степень, в которой здоровье лимитирует выполнение физических нагрузок (самообслуживание, ходьба, подъем по лестнице, переноска тяжестей и т.п.).

3) Role-Physical (RP) — влияние физического состояния на ролевое функционирование (работу, выполнение будничной деятельности).

4) Role-Emotional (RE) — влияние эмоционального состояния на ролевое функционирование; предполагает оценку степени, в которой эмоциональное состояние мешает выполнению работы или другой повседневной деятельности (включая увеличение затрат времени, уменьшение объема выполненной работы, снижение качества ее выполнения и т.п.).

5) Social Functioning (SF) — социальное функционирование, определяется степенью, в которой физическое или эмоциональное состояние ограничивает социальную активность (общение).

6) Bodily Pain (BP) — интенсивность боли и ее влияние на способность заниматься повседневной деятельностью, включая работу по дому и вне дома.

7) Vitality (VT) — жизнеспособность (подразумевает субъективное ощущение себя полным сил и энергии или, напротив, обессиленным).

8) Mental Health (MH) — субъективная самооценка психического здоровья, характеризует настроение (наличие депрессии, тревоги, общий показатель положительных эмоций).

Все шкалы опросника объединены в 2 суммарных измерениях — физический компонент здоровья (1–4-я шкалы) и психический (5–8-я шкалы).

Данные общие опросники в течение последних десятилетий являлись наиболее часто используемыми инструментами оценки КЖ. Вместе с тем в настоящее время проводится разработка опросников 2-го поколения. Общий опросник КЖ нового поколения должен отвечать современным запросам здравоохранения и позволять решать целый спектр задач, как в области клинической медицины, так и в сфере профилактики и реабилитации. В2006 г. данный опросник (NJ QoL-29) был представлен в результате совместного Российско-американского проекта по разработке и проверке психометрических свойств общего опросника исследования КЖ 2-го поколения для взрослых. В разработке приняли участие специалисты Центра исследования качества жизни и здоровья New Jersey Center for Quality of Life and Health Outcomes Research (New Jersey, USA) и Межнационального центра исследования качества жизни (Санкт-Петербург). Впервые в мировой практике при создании общего опросника КЖ для взрослых применен модульный подход, существенно расширяющий сферы применения данного инструмента в научных и практических целях. В настоящий момент идет отработка скрининга этого опросника, и использование его в исследованиях ограничено [15].

Также во всем мире широко используется опросник КЖ World Health Organization Quality of Life with 100 questions (WHOQOL 100). Он состоит из 100 вопросов и охватывает все стороны жизни людей с психическими расстройствами [16].

ВОЗКЖ-100 разработан непосредственно в соответствии с методологией ВОЗ в Санкт-Петербургском исследовательском центре ВОЗ на базе Института им. В.М. Бехтерева. Этот инструмент измеряет следующие показатели КЖ больных общего профиля: боль, активность, сон, положительные эмоции, мышление, самооценка, образ тела, отрицательные эмоции, подвижность, повседневные дела, зависимость от веществ, работоспособность, личные отношения, социальная поддержка, сексуальная активность, свобода и защищенность, окружающая среда дома, финансы, медицинская помощь, получение новой информации, развлечения, окружающая среда, транспорт, духовность, глобальная оценка качества жизни.

Измерительный инструмент для оценки КЖ, разработанный ВОЗ (ВОЗКЖ-100), — это опросник для самостоятельного заполнения, вопросы которого касаются восприятия индивидом различных аспектов своей жизни. ВОЗКЖ-100 является результатом пятилетней работы интернационального коллектива экспертов — медиков, психологов, социологов. Он разрабатывался одновременно на основных мировых языках в 15 исследовательских центрах Европы, Австралии, Азии, Африки, Северной и Центральной Америки, в странах с различным экономическим уровнем и разными культурными традициями. Благодаря единой методологии разработки (WHOQOL Group, 1993) и координации усилий центров-разработчиков на всех этапах инструмент является универсальным и позволяет осуществлять кросс-культуральные сравнения.

Данный опросник измеряет КЖ, связанное со здоровьем. Он специально разработан таким образом, чтобы быть чувствительным к изменениям состояния здоровья индивида, что особенно важно для оценки результатов лечебной работы. Его содержание фокусируется на тех аспектах жизненного благополучия, изменения в которых наблюдаются в результате, как заболевания, так и медицинского вмешательства и поддержки, осуществляемых системой здравоохранения и существующими негосударственными формами медицинской помощи [17, 18].

Опросник ВОЗКЖ-100 является субъективной мерой благополучия респондентов и их удовлетворенности условиями своей жизни. ВОЗ определяет КЖ как «восприятие индивидами их положения в жизни в контексте культуры и систем ценностей, в которых они живут, и в соответствии с их собственными целями, ожиданиями, стандартами и заботами». Это определение отражает внимание, уделяемое ВОЗ той оценке жизни, самочувствия, здоровья и благополучия, которую дают сами пациенты и которая слишком часто не совпадает с мнением профессиональных медиков относительно эффективности проводимого ими лечения. В содержании опросника субъективная оценка респондентами их здоровья и жизненных условий подчеркнута более чем их объективное функциональное состояние. Таким образом, данный инструмент измеряет индивидуальное восприятие респондентами своей жизни в тех ее областях, которые связаны со здоровьем, но не предполагает измерять объективное состояние здоровья [17].

Инструмент имеет модульную структуру, где ядерный модуль (предлагаемый здесь вариант) измеряет те аспекты КЖ, которые являются общими для всех людей, а специфические модули применяются для оценки КЖ тех людей, имеющих определенные болезни или живущих в особых обстоятельствах.

Опросник ВОЗКЖ-100 — это многомерный инструмент, позволяющий получить как оценку КЖ респондента в целом, так и частные оценки по отдельным сферам и субсферам его жизни. Он применим к широкому кругу контингентов, потому что покрывает полный спектр функций, неспособностей и дистрессов, которые относятся к КЖ. При этом он дает не только одну меру, но целый профиль КЖ. Это имеет определенные преимущества, так как позволяет выявлять различные эффекты лечения для различных аспектов КЖ с помощью одного инструмента. Благодаря этому свойству он также может быть использован для сравнения эффективности различных методов лечения различных заболеваний.

Авторы опросника рассматривают КЖ как многомерную, сложную структуру, включающую восприятие индивидом своего физического и психологического состояния, своего уровня независимости, своих взаимоотношений с другими людьми и личных убеждений, а также своего отношения к значимым характеристикам окружающей его среды.

С помощью опросника осуществляется оценка шести крупных сфер КЖ: физические функции, психологические функции, уровень независимости, социальные отношения, окружающая среда и духовная сфера, а также напрямую измеряется восприятие респондентом своего КЖ и здоровья в целом. Выбор именно этих сфер основан на литературных данных (Schipper et al., 1990), которые демонстрируют их универсальность, с одной стороны, и достаточно четкое отличие друг от друга — с другой.

Внутри каждой из сфер выделяется несколько составляющих ее субсфер — более узких и конкретных аспектов жизни, связанных с состоянием здоровья индивида и терапевтическими вмешательствами. В рамках физического функционирования, если рассматривать его целостно, жизнь индивида может ухудшаться из-за проблем, вызываемых физической болью либо физическим дискомфортом, усталостью и недостатком энергии и сил, а также невозможностью в достаточной мере восстановиться и отдохнуть с помощью сна. Трудности в психологической сфере, отрицательно влияющие на жизненное благополучие, могут проистекать из недостатка положительных или избытка отрицательных эмоций, проблем с мышлением, памятью или вниманием, из-за снижения самооценки или беспокойства об ухудшении внешности, вызванном болезнями или их лечением. Уровень независимости, то есть возможность вести автономное существование, обеспечивать и обслуживать себя самостоятельно, определяется, в первую очередь, сохранением у индивида способностей двигаться и перемещаться, справляться со своими повседневными делами и работой, не завися при этом от приема лекарств или иных видов лечения. Социальное функционирование включает в себя близкие личные взаимоотношения индивида, возможность оказывать поддержку другим людям и получать поддержку от них, а также возможность удовлетворения сексуальных потребностей.

Самая большая сфера — «Окружающая среда» — включает внешние (материальные и иные) условия жизни индивида. В состав этой сферы входят, во-первых, личная свобода, физическая безопасность и чувство защищенности, обеспечиваемые индивиду там, где он в данный момент проживает. И, наконец, далеко не последняя роль в жизни человека принадлежит его личным верованиям и убеждениям, которые придают его существованию смысл, ценность и перспективу [17].

Среди наиболее распространенных общих опросников следует отметить EuroQol (EQ5D), разработанный группой европейских исследователей [19]. EuroQol состоит из 2 частей. Первая часть включает 5 компонентов, связанных со следующими аспектами жизни: подвижность, самообслуживание, активность в повседневной жизни, боль/дискомфорт и беспокойство/депрессия. Каждый компонент разделен на три уровня в зависимости от степени выраженности проблемы. Результаты ответов исследуемых могут быть представлены как в виде профиля «состояния здоровья» EQ5Qprofilе, так и удобного в расчетах количественного показателя «индекса здоровья» EQ5Qutility. Вторая часть опросника представляет собой визуальноаналоговую шкалу, так называемый «термометр здоровья». Это 20-сантиметровая вертикальная градуированная линейка, на которой 0 означает самое плохое, а 100 самое хорошее состояние здоровья. Обследуемый делает отметку на «термометре» в том месте, которое отражает состояние его здоровья на момент заполнения. Эта часть опросника представляет собой количественную оценку общего статуса здоровья.

Наиболее известными из применяемых в настоящее время в офтальмологии специализированными опросниками являются ADVS, NEIVFQ и VF14 [20].

ADVS — Activities of Daily Vision Scale (1992, 1996) был создан для оценки восприятия нарушения зрительной функции у больных с катарактой и у больных с другими видами патологии практически не применяется. Sherwood [19] обосновал возможность использования ADVS у больных с глаукомой. ADVS состоит из 21 вопроса, позволяющих больным дать оценку 5 показателей в процентах (ночное зрение, дневное зрение, зрение вдаль, зрение вблизи, контрастная чувствительность) [20]. Известен также опросник Catquest — еще один основной инструмент исследования субъективной оценки респондентами функциональных возможностей органа зрения, ориентированный на больных катарактой [21].

NEIVFQ (National Eye Institute Visual Function Questionnaire) разработан в середине 1990-х годов в США коллективом авторов National Eye Institute. Среди основных задач при создании NEIVFQ называлось максимальное отражение всего разнообразия изменений в жизни больного в связи со снижением функции зрения. NEIVFQ состоит из 51 вопроса, ответы на которые составляют значения 13 субъективных показателей: общее здоровье, общий показатель состояния зрительных функций, боль в глазах, зрение вдаль и зрение вблизи, периферическое зрение, цветовое зрение, вождение автомобиля, участие в общественной жизни, психическое здоровье в связи с изменением зрения, ожидаемые изменения в состоянии зрительных функций, ограничения в привычной деятельности и степень зависимости от окружающих в связи с состоянием зрительных функций. Имеется опыт использования NEIVFQ при оценке КЖ лиц с различными видами офтальмопатологии, в частности, при центральной инволюционной дистрофии сетчатки, диабетической ретинопатии, глаукоме, катаракте, цитомегаловирусном ретините [10]. К числу недостатков NEIVFQ относят весьма большое количество вопросов, требующих значительного времени и усилий со стороны больного. В связи с этим были предложены укороченные версии опросника, состоящие из 25 и 39 вопросов [10, 22].

А.Б. Лисочкина, Т.И. Кузнецова (2010) применяли опросник NEI VFQ-25 для КЖ жизни пациентов с возрастной макулярной дегенерацией. При его применении ими было установлено, что он требует адаптации к особенностям образа жизни пациентов конкретной возрастной группы и, возможно, к более серьезным изменениям психологического статуса [23-25].

Опросник VF14 Visual Function первоначально предназначался для оценки функциональных последствий катаракты и влияния оперативного лечения на повседневную деятельность пациента, однако нашел применение в отношении больных с различными видами офтальмопатологии, в частности, с хронической открытоугольной глаукомой, патологией сетчатки и роговицы [26, 27, 28]. VF14 состоит из 18 вопросов, касающихся 14 видов повседневной деятельности: чтения мелкого шрифта, чтения шрифта обычной величины, чтения газеты или книги, узнавания других людей, дорожных знаков и указателей, шитья, заполнения квитанции, возможности играть в настольные игры, заниматься спортом, самостоятельно готовить пищу, а также просмотра телевизионных передач, вождения автомобиля в условиях нормальной и сниженной освещенности. На основании субъективных ответов респондентов рассчитывается суммарный рейтинг, отражающий взгляд больного на состояние своих зрительных функций. Как отмечается в печати, благодаря краткости, удобству для заполнения и интерпретации результатов структура VF14 была принята за основу при создании ряда узкоспециализированных опросников [26, 28].

В частности М.Н. Денкевиц (2007) при исследовании КЖ больных как критерия оценки результатов факоэмульсификации катаракты разработала специальный «Опросник для оценки качества жизни больных катарактой», который включал 17 вопросов, составляющих 4 блока. Первый блок вопросов ориентирован на субъективные неприятные ощущения, связанные с катарактой на догоспитальном этапе, во время выписки и в отдаленные сроки после операции, такие, как затуманивание зрения, «летающие мушки» перед глазами, двоение предметов, чувство ослепления при встречном свете, искажение предметов, цветов. Второй блок вопросов позволял пациентам оценить свои зрительные функции на близком, среднем и далеком расстояниях с коррекцией и без нее. Пациенту предъявлялись вопросы о том, насколько трудно (в очках): читать газеты, книги, журналы; шить и работать с мелкими предметами; смотреть телепередачи; выполнять работу на даче; переходить дорогу, ориентироваться на улице. Третий блок вопросов позволял оценить социальную адаптацию пациентов до экстракции катаракты и включал в себя следующее: в какой мере расстраивает то, что приходится обращаться за помощью к родственникам, реже посещать общественные мероприятия, сложно заниматься любимым делом. Четвертый блок вопросов позволял определить степень психологического состояния, связанного с проведением операции в стационаре или амбулаторных условиях. Оценивалась осведомленность пациента о своем заболевании, «страх» перед операцией, неудобства, связанные с закапыванием глазных капель, увеличение экономических затрат для проезда на операцию и контрольные осмотры, приобретение глазных капель (у амбулаторных больных). У больных выяснялось, в какой степени мешал тот или иной фактор жить так, как им хотелось бы. Результаты ответов оценивались в баллах. Варианты оценки ответов были следующие: 0 — не мешал, 1 — мешал незначительно, 2 — значительно, 3 — очень значительно. Опрос проводился на догоспитальном этапе и в послеоперационном периоде (перед выпиской и через 1, 6 и 12 месяцев). Для каждого пациента рассчитывался суммарный балл КЖ, а также для каждого из вопроса в блоке. Полученные показатели сравнивались с максимально и минимально возможными (51 — очень плохо, 0 — очень хорошо). Таким образом, получается обратная зависимость, то есть чем лучше КЖ пациента, тем ниже показатели. Разработанный опросник является удобным в использовании при оценке КЖ больных катарактой как на догоспитальном этапе, так и для комплексной оценки результатов хирургического лечения. Это позволяет проводить предоперационную психологическую подготовку больных и предоставить возможность выбора метода экстракции катаракты. [29-31].

Заключение. Оценка КЖ позволяет выявить то, как болезнь и ее лечение отражаются на всех составляющих нормального существования человека. Появившись относительно недавно, оценка КЖ получила всеобщее признание и вошла в широкую практику врачей различных специальностей, в том числе для выбора вида лечения и оценки его эффективности. Исследования, посвященные КЖ больных с различными видами патологии органа зрения, являются перспективным современным направлением в офтальмологии. Несмотря на отсутствие общепринятого офтальмологического опросника КЖ, в распоряжении исследователей имеется ряд достаточно удобных и надежных инструментов, позволяющих дать количественную оценку изменений в жизни больного в связи с нарушением зрительных функций.

 

А.А. Евсеева, С.Л. Кузнецов 

Пензенский государственный университет

Пензенский институт усовершенствования врачей 

Евсеева Алена Андреевна — клинический ординатор курса офтальмологии кафедры стоматологии

 

 

Литература:

1. Новик А.А, Ионова Т.И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. — М., ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — 314 с.

2. Rubin G.S., Bandeen Roche K., Huang G.H. et al. The association of multiple visual im-pairments with self-reported visual disability: SEE project // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. — 2001. — Vol. 42(1). — P. 64-72.

3. Новик А.А., Ионова Т.И., Киштович А.В. // Вестник межнационального центра исследования качества жизни. — 2007. — № 9-10. — С. 25-31.

4. Sherwood M.B., Garcia Siekavizza A., Meltzer M.I. et al. Glaucoma’s impact on quality of life and its relation to clinical indicators. A pilot study [see comments] // Ophthalmology. — 1998. — Vol. 105 (3). — P. 561-566.

5. Ware J.E., Kosinski M., Keller S.D. SF-36 Physical and Mental Health Summary Scales: A User’s Manual — The Health Institute, New England Medical Center. Boston, Mass, 1994.

6. Антонычев С.Ю., Мохорт Т.В. Опросники для исследования качества жизни больных сахарным диабетом 1-го типа // Медицинская панорама. — 2003. — № 3.

7. Афанасьева Е.В. Оценка качества жизни, связанного со здоровьем // Качественная клиническая практика. — 2010. — № 1. — С. 36-38.

8. Kosmidis P. Quality of life as a new end point // Chest. — 1996. — Vol. 109 (Suppl. 5). — P. 110-121.

9. Кочергин С.А., Сергеева Н.Д. Качество жизни пациентов после механической травмы глаза: современный взгляд на проблему // Сб. трудов IV Российского общенационального офтальмологического форума. — М., 2011. — С. 97-105.

10. Yelin E. Measuring Functional Capacity of Persons with Disabilities in Light of Emerging Demands in the Workplace // NAP. — 1999.

11. Jenkinson С. Short form 36 (SF-36) health survey questionnaire: normative data for adults of working age / C. Jenkinson, A. Coulter, L. Wright // BMJ. — 1993. — Vol. 306. — P. 1437-1440.

12. Linder M., Chang T.S., Scott I.U. et al. Validity of the visual function index (VF14) in pa-tients with retinal disease // Arch. Ophthalmol. — 1999. — Vol. 117 (12). — P. 1611-1616.

13. Whitehouse R. Measure of outcome in current clinical trials of eyecare // NIH. — 2001.

14. Ware J.E., Snow K.K., Kosinski M. et al. Sf-36 Health Survey. Manuel and Interpretation Guide, Lincoln, R.I.: Quality Metric Incorporated, 2000. — Р. 150.

15. Малов В.М., Ерошевская Е.Б., Денкевиц М.Н. и др. Оценка качества жизни больных катарактой жизни в системе медико-социальной реабилитации пожилого контингента населения // Вестн. межрег. ассоциации «Здравоохранение Поволжья». — 2003. — № 10. — С. 30-33.

16. Бурковский Г.В., Коцюбинский А.П., Левченко Е.В., Ломаченков А.С. Создание рус-ской версии инструмента Всемирной организации здравоохранения для измерения качества жизни // Проблемы оптимизации образа жизни и здоровья человека. — СПб, 1995. — С. 27-28.

17. Бурковский Г.В., Коцюбинский А.П., Левченко Е.В. и др. Использование опросника качества жизни (версия ВОЗ) в психиатрической практике: пособие для врачей и пси-хологов. — СПб, 1998. — 53 с.

18. Козловский В.Л., Масловский С.Ю. Оценка качества жизни больных шизофренией при проведении поддерживающей терапии: метод. реком. — СПб, 2011. — 22 с.

19. Stewart A.L. Measuring functioning and well-being: he medical outcomes study approach. Duke University Press / A.L. Stewart, J.E. Ware. — Durham, 1992. — P. 291-303.

20. Либман Е.С., Калеева Э.В. Состояние и динамика инвалидности вследствие наруше-ния зрения в России // Съезд офтальмологов России, 9-й: тез. докл. — М., 2010. — С. 73.

21. Исакова И.А., Джаши Б.Г., Аксенов В.П. и др. Гендерный признак в удовлетворенно-сти пациентов результатами хирургического лечения катаракты с имплантацией мультифокальной ИОЛ // Вестник Оренбургского государственного университета. — 2011. — № 14 (133). — С. 156-157.

22. Лебедев О.И., Выходцев А.В. Динамика качества жизни и рефракционных результа-тов после комбинированной коррекции миопии высокой степени // Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии-2011: тез. докл. ХII науч.-практ. конф. с межд. участием. — М., 2011. — С. 163-167.

23. Лисочкина А.Б., Кузнецова Т.И. Применение опросника NEI VFQ-25 для оценки качества жизни пациентов с возрастной макулярной дегенерацией // Офтальмол. ведомости. — 2010. — Т. III, № 1. — С. 26-30.

24. Hart P.M., Chakravarthy U., Stevenson M.R. Questionnaire-based survey on the importance of quality of life measures in ophthalmic practice // Eye. — 1998. — № 12 (Pt 1). — P. 124-126.

25. Mihaila V. General Population Norms for Romania using the Short Form 36 Health Survey (SF-36) / V. Mihaila, D. Enachescu, С. Davila // QL News Letter. — 2001. — Nо 26. — P. 17-18.

26. Boisjoly H., Gresset J., Fontaine N. et al. The VF14 index of functional visual impairment in candidates for a corneal graft // Am. J. Ophthalmol. — 1999. — Vol. 128. — № 1. — P. 38-44.

27. Brown G.C., Brown M.M., Sharma S. Difference between ophthalmologists and patients perceptions of quality of life associated with agerelated macular degeneration // Can. J. Ophthalmol. — 2000. — Vol. 35 — № 3. — P. 127-133.

28. McClure M.E., Hart P.M., Jackson A.J. et al. Macular degeneration: do conventional meas-urements of impaired visual function equate with visual disability // Br. J. Ophthalmol. — 2000. — Vol. 84. — P. 244-250.

29. Девяткин А.А., Денкевиц М.Н. Возрастная катаракта в аспекте качества жизни паци-ента // Вестник Российского государственного медицинского университета. — М., 2003. — № 2 (28). — С. 161-162.

30. Денкевиц М.Н. Качество жизни пациента в оценки эффективности высокотехноло-гичных видов офтальмохирургической помощи лицам старших возрастных групп // Высокотехнологичные виды медицинской помощи гериатрическим больным с помутнением хрусталика / Пименов Ю.С., Бочкарев С.Ю., Девяткин А.А. — Самара, 2009. — С. 73-81.

31. Alonso J., Espallargues M., Andersen T.F. et al. International applicability of the VF14. An index of visual function in patients with cataracts // Ophthalmology. — 1997. — Vol. 104. — № 5. — P. 799-807.