23.07.2024

Таких пациентов не так много, как, например, имеющих сердечную патологию, но они есть и, соответственно, надо лечить.  На сегодняшний день существуют разные исследования, данные которых в целом сводятся к тому, что в популяции более 4%  людей страдает нарушением оттока крови по глубоким венам.

В Татарстане в Межрегиональном клинико-дагностическом центре эта проблема решается, и пациенты с нарушением оттока крови по глубоким венам получают лечение, которое заключается в стентировании подвздошных  вен. Более подробно об этом новом методе нам рассказал Роман Александрович Бредихин — врач отделения сосудистой хирургии МКДЦ, ассистент курса сердечно-сосудистой хирургии КГМУ (заведующий курсом  д.м.н., профессор И.М. Игнатьев)

— Данная методика применяется у пациентов с нарушением оттока крови по глубоким венам . Если говорить об актуальности проблемы, то необходимо отметить, что среди всех  пациентов с заболеваниями вен – данная патология является наиболее серьезной, поскольку сопровождается серьезными клиническими нарушениями. А именно: отеками конечностей, гиперпигментацией кожи, трофическими язвами и другими.  Практически  все пациенты с нарушением оттока крови по глубоким венам – это хронические пациенты, пациенты-инвалиды.  Выделяют два основных заболевания, которые возникают в результате нарушения оттока крови по глубоким венам – это постромботическая болезнь и экстравазальная компрессия. К сожалению, с течением времени оба заболевания неуклонно прогрессируют.

В чем заключается суть методики?

— Суть в том, чтобы восстановить просвет в вене, которая была сужена или полностью окклюзирована. В суженный просвет вены в условиях рентгеноперационной проводится специальный гидрофильный катетер, который проходит область закупорки. Затем «раздувается» специальный баллон, то есть, вена приводится в свое нормальное состояние, и устанавливается самораскрывающийся стент.

Раньше, для лечения пациентов с нарушением оттока по подвздошным венам существовала лишь единственная, доказавшая свою эффективность операция – аутовенозное шунтирование вен или операция Пальма. Операция неплохая, но, во-первых, довольно сложная в техническом плане, ее освоили лишь единичные специализированные клиники, а во-вторых, далеко не всем пациентам подходящая и выполнимая. В 2002 году – первыми это сделали американцы – были опубликованы первые данные о результатах стентирования вен.

Как и когда метод пришел в МКДЦ?

—  Мы  свою первую попытку стентирования вен сделали  в 2003-2004 году. Перед нами был пациент с лимфогрануломатозом и нарушением оттока крови по подключичной вене из-за сдавления ее лимфоузлами. Операция была выполнена успешно. После этого мы некоторое время  накапливали клинический опыт, изучали зарубежную литературу, а наше руководство в лице генерального директора Рустема Наилевича Хайруллина заботилось о том, чтобы оснастить операционные необходимым оборудованием и снабдить нас расходными материалами для подобного рода хирургических вмешательств.

С 2007 года у нас появилась возможность внедрять метод стентирования подвздошных вен. Проанализировав западный опыт, постепенно мы стали накапливать свой собственный.

И каковы первые результаты?

Достаточно активно мы стали работать с 2009 года, что позволило нам в 2010 году опубликовать научную статью, где были представлены уже отдаленные результаты. Мы уже поняли, что методика оправдывает надежды об эффективности.

В чем заключается сложность внедрения данной методики?

— Существует много нюансов. Дело в том, что данная методика характеризуется большим количеством тонкостей как в показаниях, так и противопоказаниях. Сложность заключается, во-первых, в проведении адекватной предварительной диагностики, во-вторых, необходимо владеть глубокими знаниями о венозной гемодинамике,  в-третьих, в самом техническом исполнении оперативного вмешательства. Дело в том, что для  венозного стентирования зачастую используются  специализированные доступы, и не всегда это «классические» доступы, то есть, далеко не каждый ангиохирург может данную методику выполнить.

Когда мы внедряли данную методику, пришлось полностью пересмотреть взгляды на диагностику, поскольку сначала использовались только классические методы, такие как флебография, и не все получалось так, как нам хотелось бы. Затем в процессе проведения исследований мы начали использовать метод прямого измерения давления в венах, и он проявил себя как более эффективный и точный. В идеале необходмо применение внутрисосудистого ультразвука, но это уже следующий этап развития. Тем не менее, уже сейчас можно сказать, что метод нами освоен, прошел этап своего становления и уже можно видеть отделанные результаты.

Кроме этого, сложность представляет и высокая стоимость расходных материалов. Решение данного вопроса ложиться на плечи генерального директора нашего ЛПУ Р.Н.Хайруллина, и мы благодарны ему за то, что возможность проводить стентирование подвздошных вен у нас имеется.

Проведение данной методики возможно только с помощью рентгенхирургов?

— Исполнение данной методики представляет собой «командную игру». В методики участвует целый коллектив единомышленников, который этим занимается. В нашем отделении все врачи имеют представление об этом методе. Везде приветствуется междисциплинарный подход, а о данной методике можно говорить только находясь в тесном содружестве со смежными специалистами, особенно, рентгенхирургами. Один специалист ничего не может сделать.

Данная методика проводится только в МКДЦ?

— Мы можем ориентироваться только по публикациям, и пока в научных изданиях мы видели только наши работы и работы профессора Сергея Капранова (НЦКиТ им. М.Миррахимова), где он описал единичный пример подобного вмешательства. Возможно, кто-то еще над этим работает, но пока мы не видели научных публикаций и наверное, можно говорить о нашем приоритете в этой области. Сообщений подобного рода в Татарстане ни на обществе хирургов, ни на каких-либо других конференциях мы не слышали.

Какими представляются отделенные результаты, о чем уже сегодня можно говорить в отношении перспектив данной методики?

Так называемые непосредственные результаты (т.е. процент удачных попыток стентирования) в нашей клинике составил 90%. Особенно хорошие результаты у пациентов со сдавлениями вен, он равен почти 100%, у пациентов с посттромботической болезнью технический успех немного ниже – примерно 82-88%. Отдаленные результаты достаточно хорошие. Мы наблюдаем некоторых пациентов уже два года, клиническое улучшение достигнуто более чем в 90%. Возможно, когда наш клинический опыт будет больше, мы сможем доложить и о более тонких ньансах, но сейчас дело обстоит так, как оно есть – весьма удачно.

А каков сейчас ваш клинический опыт? Сколько операций было проведено?

— За последний год мы провели порядка 20 оперативных вмешательств по данной методике.

Какими вы видите дальнейшие перспективы развития венозного стентирования?

— Дальнейшие планы будут зависеть  от наличия расходных материалов. Пациентов с подобной сосудистой патологией с каждым годом становится все больше, и есть необходимость внедрять данную методику в практику.

Екатерина Лобанова