Наркотические вещества и история возникновения наркомании


Наркотики знакомы людям уже несколько тысяч лет. Их потребляли люди разных культур и в разных целях: во время религиозных обрядов, для восстановления сил, для изменения сознания, для снятия боли и неприятных ощущений. Уже в дописьменный период мы имеем свидетельства того, что люди знали и использовали психоактивные химические вещества: алкоголь и растения, потребление которых влияет на сознание. Археологические исследования показали, что уже в 6 400 г. до н.э. люди знали пиво и некоторые другие алкогольные напитки. Очевидно, процессы брожения были открыты случайно (виноградное вино, между прочим, появилось только в IV – III вв. до н.э.). Первое письменное свидетельство использования интоксикантов – рассказ о пьянстве Ноя из Книги Бытия. Использовались и различные растения, вызывающие физиологические и психические изменения обычно в религиозных обрядах или при проведении медицинских процедур.

История появления опия. Можно привести несколько исторических примеров использования наркотических и психотропных веществ. На Ближнем Востоке в 5 000 г. до н.э. имел широкую известность «злак радости» (по всей видимости, опиумный мак).

Мак снотворный (P. somniferum L.) из семейства маковых (Papaveracea) известен как лекарственное растение со времен глубокой древности. Обнаружение маковых семян и маковых коробочек при археологических раскопках вблизи Боденского озера в Северной Европе дало историкам основание считать, что плантации мака могут относиться к позднему Бронзовому веку. Древнейшие следы мака найдены на территории современной Швейцарии в свайных постройках. Изображение его цветка есть в шумерских таблицах, датируемых V веком до н. э. С древнейших времен человечеству известно наркотическое, успокаивающее и снотворное действие мака. Тремя коробочками мака увенчана голова статуи богини исцеления минойской культуры (III век до н. э.). Головка мака фигурирует также во многих мифах Древней Греции как символ забвения боли, мук, страданий (oblivionem doloris).

Первым эмпирическим знакомством человека с одурманивающими свойствами мака могло быть случайное вдыхание дыма при сжигании растения. Геродот (V век до н. э.), сообщая о быте скифского племени массагетов (северное побережье Каспийского моря), говорил: «Они садились вокруг дерева, бросали в разводимый костер какие-то плоды и опьянялись дымом от этих плодов, как эллины опьяняются вином».

Британский египтолог Р. Томпсон сообщил о фактах сбора и медицинского использования опиума, упоминаемых в древнеегипетских рукописях VII века до н. э. Он привел текст следующего содержания: «Ранним утром старая женщина, мальчики и девочки собирали сок на разрезах (маковых капсул) небольшой железной ложечкой и затем переносили его в горшочек для пищи».


Засохший млечный сок надрезанных коробочек мака – опий (опиум) – по-видимому, применяли уже в микенскую эпоху (XIV – XII века до н. э.).

Этимология слова «опиум». Родиной мака считается Малая Азия. Отсюда культура мака задолго до новой эры проникла в Грецию и Средиземноморье. Название «опиум» происходит от греческого «opium» — сок. От этого слова позже образуются, по-видимому, древнееврейское «ophion» и арабское «af-yun» или «afiun», которое можно найти во многих других азиатских языках. Через Персию дальше на Восток культура опийного мака проникла, по всей вероятности, благодаря арабам-торговцам, для которых опиум отчасти мог служить суррогатом запрещенного магометанством вина.

Китайское название опиума «o-fu-yung» и его модификации «ya-pien» и «opien» – арабской этимологии.

По данным историков Иудеи, в Библии упоминается сок мака. Так, в нескольких отрывках Ветхого Завета можно встретить слово, которое соответствует древнееврейскому «голова» и может означать головку мака и слово «сок головок». В Талмуде (собрании религиозно-этических и правовых положений), содержащем донаучные сведения по медицине, есть одна ссылка на опиум, выраженная словом греческой этимологии – «ophion» (ср. греч. – opium).


В санскрите и санскритской литературе первого тысячелетия нашей эры ссылок на опиум не обнаружено. Они появляются гораздо позже, во времена Великих Моголов (1526–1856). Появляются словo «khash-khash», которым обозначают семена мака, и слово «khash-khasharasa» – сок мака. В этих словах нетрудно узнать современное слово «hashish» – гашиш. Американский историк Д. Мачт, в работе которого приведены эти данные, считает, что в средние века в Индии часто путали слова, обозначавшие наркотический опиум и индийскую коноплю (гашиш). Кроме того, в современном санcкритском лексиконе есть слова-синонимы опиума. Это – «aphena», т.е. пена, пенистое образование, и «ahi-phena» – ядовитая пена.

В трудах Гиппократа (440–377 гг. до н. э.) упоминаются свойства 300 лекарственных растений. По данным Вуттона, у Гиппократа есть ссылка на вещество, называемое «меконином», которому приписано наркотическое действие.

Более определенное упоминание о млечном маковом соке можно найти у Теофраста (около 350 г. до н. э.). В его употреблении «меконин» достоверно обозначает опиум и рекомендуется при глазных болезнях и психических расстройствах.

Медицинское использование опия. Для периода классической античности начала новой эры характерен культ знаний практической медицины. Скрибоний Ларгий в своем труде «De Compositiones Medicamentorum» (40 г. н. э.) подробно описывает метод сбора опиума из капсул мака, Валафрид Страбон («О культуре садов») – культуру возделывания мака.

Древнегреческий врач Диоскорид, которого считают основоположником фармакологии в Европе, в книге «Materia Medica» анализирует активность экстрактов целого растения, которые он называет «меконином», и сока капсул — «опиума». Диоскориду приписывается и другое название опиума – «дио-кодион». Препарат под таким названием надолго сохранил свое значение и упоминается в «Немецкой фармакопее» (XIX в).

Описание медицинского использования опиума (опия) встречается в 37-томной «Естественной истории» Плиния Старшего (I век н. э.).

У Цельса и других латинских авторов I века н.э. есть описание лекарства «слезы мака» (Lacrimae papaveris).

С авторитетом римского врача Клавдия Галена (129–201 гг. н. э.), восторженно относившегося к опиуму, некоторые историки связывают чрезвычайную популярность опиума в Риме в начале первого тысячелетия.

Арабские врачи несколько позже, но так же интенсивно внедряют опиум и его препараты в медицинскую практику. Абу Али Ибн Сина, известный более как Авиценна (980–1037), рекомендует опиум при диарее и болезнях глаз. Смерть Авиценны связывают с передозировкой им опиума.

Несмотря на тысячелетнее использование снотворного мака и его препаратов, ни в одном научном трактате из перечисленных выше не упоминается о каких-либо токсических воздействиях опиума и не дается опознавательных описаний возможной наркомании. По-видимому, уровень развития медицинских знаний того времени не позволял в полной мере осознать проблему наркомании.

История создания составов и сборов, содержащих опий. Следует остановиться на нескольких официальных опиумных прописях, весьма популярных и передаваемых из поколения в поколение. Их состав подробно описан в работах Вуттона (1910) и Мачта (1915).

Териак. Был составлен Андромахусом, врачом императора Нерона. Его готовили на вине и меде в виде тонкой пасты, состав дан в работах Галена. Рекомендации Галена сохранили свою силу по отношению к этому опийному препарату вплоть до XVIII века. Такие города, как Константинополь, Каир, Генуя, Венеция, конкурировали за приоритет в производстве териака в средние века. В XVIII веке венецианский териак, или на жаргоне – «трикл», по популярности затмил все другие аналогичные препараты. Интересно, что у турок есть жаргонное слово «териакиды», выражающее презрительное отношение к лицам, которые не курят опиум, а едят его (Брокгауз, Эфрон, 1897). Ссылку на териак можно встретить в «Лондонской фармакопее» издания 1745 г.

Филониум. По предположению Плиния Старшего, высказанному в его «Естественной истории», автором прописи этого препарата был Филон из Тарзуса, живший в начале I века н. э. Это средство рекомендовалось при кишечной колике, дизентерии, эпидемия которой была в Риме во времена Филона. В английской фармакопее филониум оставался вплоть до 1867 г. Его пропись включала в себя следующие компоненты: белый перец, имбирь, зерна тмина, очищенный опиум (в количестве 1 гран на 36 гран массы препарата) и сироп из маковых зерен.

Диоскоридиум. Более поздняя опиумная пропись. Была составлена Хиеронимусом Фраскаториусом, знаменитым врачом и поэтом Вероны начала XVI века. В его состав входили, помимо опиума, корица, плоды кассии, ясенец белый, гуммиарабик, белый перец, армянская глина, камедь.
В XVIII веке, когда использование опиатов стало настолько популярным, что приняло форму «семейных средств», диоскоридиум часто прописывали грудным детям как эффективное успокоительное.

Большое число опиумных препаратов в фармакопеях XVI – XVIII веков, каждый из которых был рекомендован для самых разнообразных по этиологии заболеваний, было не чем иным, как поиском квинтэссенции, эликсира жизни.

Опиумные препараты рекомендовались при инфекционных болезнях (оспе, туберкулезе, холере, дизентерии, сифилисе, коклюше), а также при водянке, подагре, головной боли, сердцебиениях, выкидышах, печеночных и почечных коликах, кашле. Обычным способом введения был оральный, распространены были также свечи из опиума, растирки, мази и пр.

Объективным толчком к росту морфинизма в прошлом столетии историки считают Крымскую и Франко-Прусскую войны (1870–1871). Большое число ранений и операций, проведенных под морфиновым наркозом, способствовало популяризации морфина. Заблуждение врачей состояло в том, что морфин в отличие от опиума якобы не будет вызывать наркомании, поскольку бытовало мнение, что наркомания к опиуму «обусловлена свойством желудка», а гиподермическая инъекция морфина может исключить «заинтересованность» этого органа.

Известный французский врач Шарль Рише писал в книге «Сомнамбулизм, демонизм и яды интеллекта»: «Я видел несчастных женщин, которым делали ежедневно подкожные впрыскивания морфия и которые дошли до того, что хорошо выносили по целому грамму в день. Если случайно уменьшали дозу, а в особенности если забывали делать впрыскивание, то у больных появлялись серьезные симптомы». Однако далее Рише опровергает вышесказанное описанием огромной роли опиума в медицине того времени: «Если справедливо, что роль врача заключается главным образом в облегчении страдания, то опиум есть всемогущее орудие».

В 1859–1860 гг. Альберт Ниманн выделил из листа коки алкалоид кокаин и установил его структуру.

В 1878 г. американский врач Бентли выступил с идеей использования кокаина в качестве «заменителя» для борьба с морфинизмом. Такое «лечение» переродилось в новый порок – кокаинизм, а в некоторых случаях больные становились жертвами двойной наркомании – морфинизма и кокаинизма.

1880 г. вошел в историю как переломный в отношении к опиуму и морфину, что было естественным ответом на осознание опасности наркомании и на признание опийной наркомании как тяжелого психического заболевания.

Основные психоактивные вещества привезены в Европу из Америки — кокаин (из Южной Америки), различные галлюциногены (из Центральной Америки) и табак (из Северной Америки).

Еще одна исторически весьма любопытная тема – употребление наркотиков в Германии во времена третьего рейха. Там, где среди профанов и невежд пытаются насадить грубый мистицизм и примитивный демонизм, опирающийся на убежденности в особой избранности некоей «посвященной» группы людей, а также сектантской и расовой неприязни, там непременно появляются наркотики. Вот очень любопытное свидетельство – записи из дневника Р. Мак Нефа: «Берлин в то время был центром мирового наркоперебора в Европе. И Гитлер, и Геринг употребляли кокаин, а в функции СС официально входило распределение и строгая дозировка наркотиков для высших инициаций. В то время в лабораториях СС производилось множество модификаций психотропных препаратов».

Нужно иметь в виду, что факт использования наркотика в одной культуре не дает нам права предполагать, что и в других культурах, в это же самое время люди знали этот наркотик и употребляли его. Как и сейчас, в употреблении наркотиков людьми разных культур есть и сходства, и различия.

Классификация наркотиков. Рассмотрим некоторые известные наркотики согласно их общепринятой классификации.

1. Препараты конопли. К этим препаратам относятся, например, следующие:

  • Высушенная или не высушенная зеленая травянистая часть конопли, которую также называют «марихуана». Это похожие на табак, обычно — светлые зеленовато-коричневые мелко размолотые сушеные листья и стебли. Бывает плотно спрессована в комочки, тогда называется «анаша» или «план».
  • Прессованная смесь смолы, пыльцы и мелко измельченных верхушек конопли («анаша», «гашиш», «план» или «хэш» – жаргонное название в СПб) – темно-коричневая плотная субстанция, по консистенции напоминающая пластилин (но менее пластичная), на бумаге оставляет жирные пятна.

Все препараты конопли имеют довольно резкий специфический запах и горький вкус. Как правило, их курят, забивая в папиросы вместе с табаком. Действующим (активным) веществом конопли является алкалоид тетрагидроканнабиол.

2. Опиатные наркотики. Могут встречаться в необработанном виде:

  • «Маковая соломка» – мелко размолотые (иногда до состояния пыли) коричневато-желтые сухие части растений: листьев, стеблей и коробочек.
  • «Ханка» – застывший темно-коричневый сок маковых коробочек (он же опий-сырец), сформированный в лепешки 1 – 1,5 см в поперечнике.
  • «Бинты» или «марля» – пропитанная опием-сырцом хлопчатобумажная ткань, становится коричневой, если до пропитки имела светлый цвет. Плотная и ломкая на ощупь.
  • «Героин» и «метадон» – изготовленные в подпольных лабораториях наркотики. Белый, сероватый или коричневатый порошок в виде мельчайших кристалликов, на ощупь напоминает питьевую соду. Обычно горький, если разведен сахарной пудрой – со сладким привкусом.

Все необработанные опиатные наркотики из растительного сырья имеют легкий вяжущий эффект при попадании на язык. Содержат алкалоиды опиатного ряда – морфин, кодеин и несколько других.

В обработанном виде выглядят как растворы:

  1. В случае кустарного изготовления из растительного сырья – коричневый раствор, похожий на крепко заваренный чай, с отчетливым, иногда резким запахом уксуса. Когда отстоится, становится светлее и прозрачнее, дает осадок в виде мелких темных частиц. Это и есть имеющий дурную славу «черный раствор» или «черное».
  2. Прозрачный раствор в ампулах или во флакончиках, похожих на пенициллиновые. Флакончики могут быть сделаны из темного стекла и иметь маркировку вроде «морфина гидрохлорид».

Кодеин также является опиатным наркотиком, обычно он встречается в виде официнальных (т.е. изготовленных фабричным способом) таблеток от кашля и головной боли.

Метадон – синтетический наркотик опиатной группы. Строго говоря, метадон не является производным опия, поэтому его правильнее называть «опиатоподобным» наркотиком. С клинической точки зрения зависимость от метадона мало отличается от героиновой или опийной зависимости.

Опиаты обычно используют инъекционно. Растительное сырье предварительно обрабатывают химическими веществами – органическими растворителями и ангидридом уксусной кислоты, а порошкообразные наркотики просто разводят.

Редко солому заваривают в виде чая или глотают «ханку» сухой.
В настоящее время появилась возможность просто вдыхать порошок героина через нос.

3. Снотворно-седативные средства. Снотворные препараты сейчас встречаются только в виде официнальных препаратов, обычно таблеток. Не все снотворные препараты являются наркотиками в юридическом смысле этого слова, но все снотворные лекарства способны вызывать зависимость и могут обнаруживать свойства наркотиков.

Наиболее опасными среди снотворных являются барбитураты. Но и феназепам, радедорм, реланиум, элениум при длительном употреблении или превышении рекомендованных доз могут породить психическую и физическую зависимость. А это значит, принимать таблетки больному придется постоянно и в нарастающей дозе.

Наибольшее распространение из снотворных препаратов среди наркоманов сейчас имеет реладорм. В состав реладорма входит циклобарбитал – препарат барбитуратного ряда, и злоупотребление реладормом является настоящей наркоманией. В настоящее время снотворные принимают преимущественно внутрь.

4. Психостимуляторы. Это довольно разнородная группа веществ, имеющая один объединительный признак: в результате их употребления ускоряется темп мышления (при этом суждения становятся легковесными, поверхностными, менее обдуманными). Часть препаратов этой группы имеет также способность искажать восприятие окружающего, поэтому близко граничит с галлюциногенами. Существуют психостимуляторы растительного происхождения (кока, эфедра, кола), однако у нас они встречаются в основном в виде порошков или таблеток.

  • Эфедрин – белый порошок с горьким вкусом, кристаллики которого имеют продолговатую форму. Может встречаться в виде раствора в ампулах с маркировкой «эфедрин». Также эфедрин содержится в препарате «солутан» и в мази «сунореф».
  • Псевдоэфедрин и эфедрон – производные эфедрина. В чистом виде у нас не встречаются. Обычно изготавливаются самими наркоманами непосредственно перед употреблением из марганцовки и уксусной кислоты. В этом случае имеют вид прозрачного раствора (жаргонное название «белое», «белый раствор») с запахом уксуса. Вводят внутривенно.
  • Фенамин (отечественное название) или амфетамин (международное название) – препарат, встречаются в виде таблеток и в виде порошка, а может быть расфасован в капсулы. Употребляют его внутрь, внутривенно. Вид и цвет таблеток и капсул разнообразные. Амфетамин и похожие на него вещества могут входить в состав «чудодейственных препаратов на травах для похудения.
  • «Экстази», «ХТС» – группа производных амфетамина (метилен-диокси-метамфетамин МДМА, метокси-метилен-диокси-метамфетамин ММДА и др.), для которых с рекламными целями выдумано влекущее имя «экстази». Встречаются в виде разноцветных таблеточек разнообразной формы. Употребляют их внутрь.
  • Кокаин – белый кристаллический порошок, по виду похож на питьевую соду. Обычно разведен сахарной пудрой или тальком. Попав на язык, вызывает ощущение онемения (как новокаин). Кокаин обычно вдыхают («нюхают»), иногда вводят внутривенно, предварительно разведя водой. Некоторые производные кокаина нагревают на фольге и вдыхают образовавшийся дым.

5. Галлюциногены. Более точный термин – препараты, изменяющие сознание, так как иногда они не вызывают галлюцинаций, а искажают самоощущение наркомана. И он чувствует измененным не только окружающий мир, а еще и себя. В группу галлюциногенов также входят очень разные по химическому составу продукты, некоторые из них – натурального происхождения.

У наркоманов большинство галлюциногенов носят объединяющее название «кислота» (по-английски «acid»):

  • Грибы рода Psilotsibum. Содержат псилоцин и псилоцибин. Выглядят как маленькие коричневые поганки на тонкой ножке, шляпка имеет фиолетовый оттенок. Их изображение часто встречается на заборах и в троллейбусах. Наркоманы их едят жареными, вареными и сырыми.
  • ЛСД (диэтиламид лизергиновой кислоты) – «эталонный» галлюциноген. Очень токсичный препарат. ЛСД встречается в виде прозрачного раствора, порошка и в виде разноцветных марок, напоминающих почтовые (их основа пропитана раствором наркотика). ЛСД обычно принимают внутрь, а наши наркоманы, бывает, вводят внутривенно.
  • РСР (читается «пи-си-пи», наркоманы произносят иногда «пэ-эс-пэ»), он же фенциклидин. Встречается редко, как и сходные с ним препараты, обычно в виде порошка. Иногда вводится внутривенно. Все препараты группы галлюциногенов крайне губительны для психического здоровья.

6. Летучие вещества. Летучие наркотически действующие вещества – это бензин, ацетон и клей «Момент».

Все выше сказанное частично объясняет причины процветания наркомании и позволяет нам сделать вывод о тесной связи наркомании с историческими фактами. Таким образом, на сегодняшний день вопрос о злоупотреблении наркотическими средствами и психотропными веществами как никогда является актуальным, и его окончательное решение остается за законодателями, врачами и обществом.

 

А.Ю. Сидуллин, М.Ф. Бариев , С.А. Сидуллина

Казанский государственный медицинский университет, г. Казань

 

Литература:

1. Белогуров С.Б. Популярно о наркотиках и наркоманиях / С.Б. Белогуров –

2-е изд., испр. и доп. – СПб.: Невский Диалект, 2000. – 176 с.

2. Ерышев О.Ф. Жизнь без наркотиков / О. Ф. Ерышев. – СПб.: Пионер, 2001. – 112 с.

3. Петров В.И. Наркотики и яды: психоделики и токсичные вещества, ядовитые животные и растения / В.И.Петров, Т.И.Ревяко. – М.: Медицина, 2005. – 99 с.

4. Популярная медицинская энциклопедия / Под ред. А.Н. Бакулева,

Ф.Н. Петрова. – М.: Медицина, 1991. – 647 с.

5. Психологические основы профилактики наркомании / Под ред. С.В. Брезина, К.С. Лисецкого. – Самара: Универс-групп, 2001. – 132 с.