Наши в Астане


Наши в АстанеПоводом для поездки в Казахстан делегации казанских травматологов из Республиканской клинической больницы МЗ РТ послужила международная конференция, которая проходила в Астане 13-14 октября. В состав группы казанских специалистов вошли профессор кафедры эндоскопии, общей и эндоскопической хирургии КГМА, заведующий отделением микрохирургии кисти Центра травмы Республиканской клинической больницы МЗ РТ, главный пластический хирург ПФО и МЗ РТ Андрей Алексеевич Богов, кандидат медицинских наук Руслан Фаридович Масгутов и аспирант Лейсан Якубовна Ибрагимова.

Программа конференции была посвящена общим вопросам, достижениям и перспективам травматологии и ортопедии. В Астану приехали ведущие травматологи и ортопеды из Анкары, Ташкента, Санкт-Петербурга,  Вены, Варшавы, Киева, Берлина и наши специалисты из Казани.

Наши в АстанеБолее подробно о конференции, и о том, что представили на ней казанские ученые  — в интервью с руководителем группы, профессором Андреем Алексеевичем Боговым.

— Мы представили три наших работы. С докладом «Тактика лечения больных с повреждением лучевого нерва в сочетании с переломом плечевой кости» выступил кандидат медицинских наук р.Ф. Масгутов, «Васкуляризированная кожная пластика суральным лоскутом на ретроградном кровотоке при дефектах мягких тканей дистальных отделов нижней конечности» — тема доклада Л.Я. Ибрагимовой. Мое выступление касалось такой проблемы, как хирургическое лечение периферических нервов с использованием прямой генной терапии ростовыми факторами. Нами были проведены экспериментальные исследования, и в настоящее время закончилась первая фаза клинических испытаний.

В чем заключалась суть вашего доклада?


— Цель нашего исследования заключалась в изучение влияния прямой генной терапии невирусными векторами, содержащими сосудистый эндотелиальный фактор роста (VEGF) и основной фактор роста фибробластов (bFGF) на посттравматическую регенерацию в эксперименте и клинике. Используя невирусные конструкты мы осуществляли доставку факторов роста в клетки-мишени. Доставка необходимых генов осуществляется следующими методами: механическая:  резорбтивное и/или локальное введение «голой» ДНК. Биологическая: плазмида упаковывается в вирусные частицы или производится бактериологическая трансфекция. Химическая: упаковка плазмиды в мицеллы или в липидную оболочку, в составе полимеров.

Каковы особенности исследования?

 — Мы применяем сосудистый эндотелиальный фактор роста (VEGF), который проявляет свойства типичного нейротрофического фактора. Он поддерживает выживание чувствительных и двигательных нейронов. Вместе с тем, VEGF стимулирует пролиферацию астроцитов, нейральных стволовых и ключевых для регенерации периферического нерва шванновских клеток.

VEGF обладает выраженным стимулирующим влиянием на процесс неоваскуляризации, что важно для устранения эффекта посттравматической ишемии тканей.


Основной фактор роста фибробластов (bFGF) является узловой молекулой в патофизиологии травмы периферических нервов.

Шванновские клетки способны вырабатывать bFGF, экспрессия которого в них возрастает при повреждении периферических нервных структур.

К каким результатам вы пришли?

 — При заборе седалищного нерва крыс подопытной группы с введением плазмиды pBud-VEGF-bFGF была выявлена выраженная реваскуляризация аутонервной вставки.

Прямое введение «голой» ДНК содержащей VEGF и bFGF стимулирует регенерацию седалищного нерва крысы, повышая процесс ремиелинизации нервных волокон и реиннервацию мышц, вероятно через активацию пролиферации шванновских клеток и поддержки выживания чувствительных и мотонейронов. Это что касается эксперимента.

Наши в АстанеКлинически же было замечено, что у всех пациентов после операции отмечается появление болевой чувствительности  независимо от уровня повреждения и длины дефекта нерва.

Данный вид чувствительности не пропадает и в дальнейшем динамически улучшается. Мы не можем объяснить данный феномен появления ранней чувствительности на сроках 3-14 суток, но более доказательные данные на сроке от 4 недель, независимо от длины дефекта, уровня и сроков повреждения  периферического нерва (4-10 см)  на сегодняшний день можно только сделать выводы, что двухкассетный экспрессионный плазмидный вектор pBud-VEGF165-FGF2 создан на основе плазмиды рBudCE4.1 субклонированием кДНК генов vegf (изоформа 165) и fgf2  стимулирует восстановление двигательной и чувствительной функций на ранних сроках после реконструкции периферического нерва.

Если говорить в целом, то, используя данный фактор генной инженерии, мы восстанавливаем нервы даже в самых тяжелых случаях, что ранее сделать было просто невозможно.

Есть ли похожие или смежные исследования ваших коллег? Работаете ли вы совместно?

 — Данный генный вектор инженерии  был произведен в лаборатории генетики Приволжского федерального университета (ранее КГУ им. Ульянова-Ленина). Это единственный в таком сочетании препарат, который мы использовали для регенерации периферической нервной системы.

 — В каком направлении предстоит дальнейшая работа?

— Продолжить исследование в различных вариантах, потому что в настоящий период мы изучаем различные дозировки данного препарата.

Екатерина Лобанова