Наукоемкие трудовые будни травматологов


andreevВ настоящее время от травм и несчастных случаев страдает огромное количество людей. По летальности травматизм занимает третье место в мире, а детский травматизм уже давно стал предметом особой озабоченности специалистов разного профиля. Научно-практический центр Травматологии  ГУЗ «Республиканская клиническая больница Министерства здравоохранения Республики Татарстан» — это ведущий травматолого-ортопедический стационар, имеющий богатый опыт по лечению больных с повреждениями опорно-двигательной системы и травм. Здесь находится детское травматолого-ортопедическое отделение, нововведения и наработки которого известны далеко за пределами республики. О том, какие разработки ведутся в учреждении сегодня в этой области, мы беседуем с заведующим детским травматолого-ортпедическим отделением, главным детским травматологом республики Петром Степановичем Андреевым и главным специалистом по организации и внедрению новых медицинских технологий Ильгизом Инсафовичем Шайхутдиновым Травматологического центра ГУЗ РКБ МЗ РТ.

shajhutdinovМного ли пациентов сегодня нуждаются в вашей помощи?

—   К сожалению, на сегодняшний день, как в Татарстане, так и в целом по России складывается не очень благоприятная ситуация, связанная с увеличением детского травматизма. Согласно статистическим данным численность детей ежегодно сокращается на 25-30 тысяч человек. Несмотря на уменьшение этой цифры, количество травм увеличивается. Так, в городах с высокой плотностью населения за год 140 детей из тысячи получают различные травмы. Чаще всего это переломы, ушибы, вывихи, растяжения. Если разбирать структуру детского травматизма, то сейчас наиболее распространен бытовой травматизм. Это примерно 70% больных. К сожалению, сейчас этот показатель больше, чем в предыдущие годы.

—   Какая существует зависимость травматизма и сезонности?

П.С. — Летний период мы называем периодом травматической эпидемии, потому что дети получают больше свободного времени и часто остаются без присмотра взрослых. В это время они получают больше бытовых и уличных травм. Для осени и зимы, когда начинается гололед, характерны повреждения позвоночника. Таким пациентам необходимо длительное стационарное лечение, которое занимает около месяца. А в последующем им еще довольно долго приходится находиться на восстановительном лечении с соблюдением определенного ортопедического режима. Более того, часто они нуждаются в назначении пособия по инвалидности. Таким образом, это проблема уже не только медицинская, но и социальная. То есть и решать ее нужно комплексно.


И.И. — Самые тяжелые по последствиям — это травмы, полученные при падении с высоты и в ДТП. Мы всегда опасаемся таких случаев, потому что при множественных и сочетанных повреждениях мы можем что-то пропустить, не диагностировать. То есть риск совершить ошибку очень высок. Поставленное нам в рамках Федеральной целевой программы современное диагностическое оборудование позволяет избежать ошибок.

У вас много пациентов с тяжелыми патологиями?

П.С. — В нашем отделении ежегодно получают лечение около 1500 детей с наиболее сложными повреждениями, нуждающиеся в стационарном лечении. Из них около 560 — с ортопедическими заболеваниями. В целом больных с заболеваниями опорно-двигательной системы в Татарстане много, и всем мы стараемся оказать квалифицированную медицинскую и высокотехнологичную помощь с применением новых технологий, разработанных как в нашей больнице, так и в других ведущих медицинских учреждениях России и зарубежья.

Какие методы для их лечения вы используете?


П.С. — При травмах опорно-двигательного аппарата мы применяем все виды оперативных вмешательств, которые помогают в наиболее короткий срок получить быстрое восстановление функции и быстрое срастание перелома или повреждения. В нашем отделении разработано большое количество устройств, которые позволяют нам сократить время пребывания больного на койке и улучшить качество его жизни. Это помощь, которая, безусловно,   связана с применением высоких технологий, уникальных приборов и очень высокой квалификацией врача. Например, очень сложными считаются травмы, связанные с повреждениями кисти руки, потому что здесь проходит много артерий, сосудов и нервных сплетений. Возможно, для их восстановления не требуется каких-то уникальных приборов, но здесь нужен очень большой опыт специалиста, умеющего применить все свои знания и умения на практике.

И.И. — Вообще, должен отметить, что у кистевых хирургов РКБ одна из самых сильных позиций в России. Наши кистевики занимаются рядом таких сложных проблем, как опухоли и врожденная патология кисти, повреждения кисти в результате ДТП, изучают особенности патогенеза и лечения конрактуры Дюпюитрена.

Заболевания позвоночника это достаточно распространенная проблема в настоящее время. Что вы делаете для ее решения?

П.С. — Примерно 5% детей — это больные с заболеваниями позвоночника. Нуждающихся в оперативном вмешательстве, на сегодняшний день в Татарстане около 580. В настоящее время у нас идет внедрение и полностью осваивается методика лечения больных со сколиотической болезнью. Таких к нам поступает достаточно много. Для их лечения мы применяем современные технологии, которые признаны во всем мире.

Какими еще научными разработками и их применением на практике вы сейчас занимаетесь?

И.И. — Традиционно мы большое внимание уделяем разработке новых способов лечения. В этом плане мы среди российских институтов всегда неизменно были в числе лидеров, даже имея меньший штат, чем федеральные институты. В последнее время мы ежегодно регистрируем 25-30 патентов на новые устройства и способы лечения больных с повреждениями и заболеваниями опорно-двигательного аппарата.

П.С. — За последние годы только сотрудниками детского травматолого-ортопедического отделения разработано около 20 способов и устройств для лечения заболеваний и повреждений опорно-двигательного аппарата, которые подтверждены патентами и авторскими свидетельствами. Например, для лечения переломов кости предплечья, заболеваний стопы, тазобедренного сустава. Это наиболее тяжелая патология, которая нуждается в применении именно высокопрофессиональных знаний врача. Отмечу, что к нам приезжают больные и из других регионов. У нас используются совершенно новые технологии, которые запатентованы в России. Они позволяют нам добиться выздоровления больного в более короткие сроки и с полным восстановлением функции и анатомии. Так, например, при лечении доброкачественных опухолей и опухолеподобных заболеваний костей мы применяем малоинвазивные методы лечения. В зависимости от стадии заболевания, степени поражения, локализации подбираем те или иные способы, которые позволяют адекватно заместить костный дефект и восстановить костную структуру пораженного сегмента и естественную функцию в последующем.

Какую главную цель вы перед собой ставите?

П.С. — Наша задача по травматизму в плане разработок заключается в том, чтобы выявить наиболее слабые места, дать практические рекомендации для профилактики детского травматизма. Выпускаем методические рекомендации по применению разработанных нами способов, которые мы применяем при лечении и внедряем в практику. Разрабатываем новые способы и внедряем разработки современных методов ведущих учреждений России при лечении заболеваний опорно-двигательного аппарата, в том числе тяжелые патологии тазобедренного сустава, лечение врожденного вывиха бедра,  удлинение конечности. Объем научных разработок в нашем учреждении довольно большой и находится на высоком уровне.

И.И. — Оба процесса, и научный, и лечебный, идут у нас параллельно. Это неотделимо. Мы постоянно занимаемся различного рода исследованиями. Так, например, сейчас в одном из экспериментов на животных мы изучаем особенности реакции организма на травму. Безусловно, мы проводим этот эксперимент с возможной попыткой переноса результатов исследования в клинику. Еще одна большая тема, продолжающая одно из пионерских направлений, — это тяжелые переломы костей таза со смещением. Лечение этой группы больных в классической травматологии и ортопедии всегда представляло большую проблему, и сейчас у нас есть несколько патентов по поводу лечения таких повреждений. Третья тема — разработка тяжелых внутрисуставных переломов костей конечностей. Это достаточно распространенная патология, которая чревата нарушением функции и высокой инвалидизацией. Поэтому цель исследования — разработать новые способы, направленные на раннюю прочную фиксацию отломков костей и ранее восстановление функции сустава. Большая работа проводится по детской ортопедии. Хотя здесь заявлена одна тема, но там одновременно выполняется несколько работ. Кстати, должен заметить, что наше отделение детской травматологии и ортопедии по моему субъективному мнению, работает на чрезвычайно высоком профессиональном уровне и вполне может конкурировать даже с Санкт-Петербургским детским ортопедическим институтом. Вот один из примеров: Алексей Петрович Скворцов защитил докторскую диссертацию, основанную на 21 патенте. В чем суть? Допустим, у пациента в результате сепсиса разрушен тазобедренный сустав. Применяя новейшие технологии, наши специалисты могут вырастить его заново. То есть в итоге ребенок с неопорной ногой получает возможность на нее опираться. Причем надо сказать, что наши сотрудники часто совмещают клиническую и научную работу с педагогической на кафедре травматологии и ортопедии Казанской государственной медицинской академии.

Ведутся ли у вас сейчас разработки, о которых раньше еще не доводилось слышать?

И.И. — Научным открытием может завершиться исследование, под руководством профессора Богова А.А. Работа посвящена лечению повреждений нервных стволов. Здесь речь идет о новом методе, который приводит к существенному сокращению сроков стационарного лечения и реабилитации. Должен признаться, что тема эта достаточно неблагодарная и глубоко этим вопросом мало кто занимается. Вообще, в микрохирургии у нас сейчас одновременно разрабатываются пять тем. Среди них — реплантация оторванной конечности и разработка алгоритмов лечения, кроме того, применение клеточных технологий при лечении дефектов мягких тканей и ряд других.

Сейчас много говорится о различных реформах и реорганизациях в медицинских учреждениях. Какие работы в этом направлении проводите вы?

И.И. — Поскольку один из национальных проектов посвящен улучшению результатов оказания медицинской помощи пострадавшим при ДТП, мы много усилий направляем сейчас именно на оптимизацию медицинской помощи на догоспитальном этапе. Существует так называемое правило «золотого часа», в течение которого необходимо оказать медицинскую помощь пострадавшим в ДТП. Эта работа, естественно, комплексная. Она выполняется совместно с центром медицины катастроф, нашими реаниматологами и сотрудниками больницы скорой медицинской помощи. Наша цель — сократить время приезда медиков на место происшествия, оптимизировать объем оказанной медицинской помощи, и, в конечном счете, снизить смертность на догоспитальном этапе. Этого можно достичь при помощи новых реанимобилей класса С и системы глонасс 112. Та «начинка», которой сейчас оснащены автомобили, выезжающие на место ДТП — это, можно сказать, «реанимационная койка на колесах». Пострадавший, попадая в этот автомобиль, сразу же получает полную медицинскую помощь. Если раньше главной задачей бригады скорой медицинской помощи было довезти пациента до клиники, то сейчас мероприятия по его реанимации начинаются уже на месте. А поэтому мы сейчас работаем над тем, чтобы врачи приемного отделения в случае вызова могли выехать уже на перехват. И эти организационные моменты тоже очень важны.

Светлана Емельянова