Неотложные состояния в детской аллергологии: минимум лекарств- максимум эффекта


Неотложные состояния в детской аллергологии: минимум лекарств- максимум эффектаОдну из важнейших и актуальных на сегодняшний день тем обсудили аллергологи и педиатры республики Татарстан в  среду 19 декабря 2012 года.  
По словам профессора Веры Николаевны Цибулькиной — заведующей кафедрой клинической  иммунологии с аллергологией  КГМУ, аллергические заболевания очень распространены. «Актуальные вопросы клинической аллергологии интересны для всех педиатров. В настоящее время в лечении аллергических заболеваний  появились большие возможности: коррекция иммунной недостаточности, новые положения, новые взгляды, с которыми педиатры должны быть ознакомлены. Чем больше сведений имеет врач о заболевании, тем раньше будет поставлен диагноз, раньше будет проведена аллергенспецифическая иммунотерапия, которая имеет большие преимущества. Неотложные состояния — это те состояния, с которыми сталкиваются и родители ребенка, и врачи многих специальностей, поскольку большой спектр неинфекционных агентов могут вызывать реакции со стороны организма: лекарственные препараты, пищевые продукты, животные в доме.Неотложные состояния в детской аллергологии: минимум лекарств- максимум эффекта К сожалению, эти и другие факторы могут приводить к возникновению бронхиальной астмы, крапивницы. К тому же, если у ребенка есть предрасположенность к аллергии, он очень быстро отвечает на различные аллергены. А поскольку аллергический тип воспаления — это особый тип воспаления, он требует мероприятий по оказанию неотложной помощи. Все процедуры должны быть сконцентрированы: минимум препаратов — максимум эффекта. Важность понимания лечебной тактики в этих ситуациях имеет огромное значение, поскольку правильный алгоритм действий  позволит предупредить развитие осложнений. Если врач будет владеть этими приемами —  будет возможность благополучно «вести» таких пациентов», подчеркнула Вера Николаевна.
С первым сообщением «Место иммунотропных препаратов при лечении острых аллергических состояний» выступила заведующая кафедрой клинической иммунологии с аллергологией КГМУ, профессор  В.Н. Цибулькина.
Согласно сообщению, в основе развития неотложных состояний выделяют следующие механизмы: острые гемодинамические и респираторные расстройства, острое аллергическое воспаление (ОК, отек Квинке, БА), активация тканевых МФ, синтез провоспалительных ЦК, повреждение эндотелия сосудов, массивный эпидермолиз, острый инфекционный процесс на фоне ИД с нарушением синтеза антител. Эти процессы требуют применения иммунотропных лекарственных средств различной направленности. Коррекция нарушений требует применения антимедиаторных средств, подавления избыточной активации клеток, восстановления нарушенной проницаемости сосудистой стенки, расслабления гладкой мускулатуры. «Глюкокортикостероиды (ГКС) во главе всего лечения. Они имеют противовоспалительную активность, снижают функциональную активность эндотелиальных клеток и синтез простагландинов, подавляют миграцию лейкоцитов, уменьшают секрецию гистамина, серотонина, образование кининов» — подчеркнула Вера Николаевна. Что касается внутривенных иммуноглобулинов (ВВИГ), в докладе было подчеркнута их способность специфически связывать микроорганизмы, нейтрализовать токсины и вирусы, стимулировать фагоцитоз, активировать систему комплемента. В сообщении были приведены показания к применению ГКС.
Неотложные состояния в детской аллергологии: минимум лекарств- максимум эффектаДалее слово было предоставлено гостю конференции — руководителю отдела аллергологии и клинической иммунологии Московского НИИ педиатрии и детской хирургии, профессору А.Н. Пампура. Его доклад затрагивал основные аспекты неотложных состояний у детей, в большей части — анафилактического шока (АШ). В начале сообщения были обозначены редкие симптомы анафилаксии: судороги, ринит, головная боль, боль в области за грудиной. На вопрос «почему анафилаксия не диагностируется?» профессор  ответил, что  как правило это бывает первым эпизодом, триггер не очевиден, симптомы выражены не ярко, гипотензию не всегда возможно диагностировать. Также были перечислены степени тяжести анафилаксии, а также диагнозы-маски. В 83% случаев лечение анафилаксии — антигистаминное. Также, по словам профессора, даже если пациент соблюдает строгую диету, нет стопроцентной гарантии, что анафилаксия не произойдет. Именно поэтому все пациенты  должны носить с собой шприц-ручки.
В продолжение темы о анафилактическом шоке выступила профессор кафедры клинической иммунологии и аллергологии КГМУ О.В. Скороходкина. Из ее сообщения слушатели преимущественно узнали о стратегии  оказания неотложной помощи при данном состоянии. По словам профессора, анафилактический шок могут вызывать любые лекарства при различных путях введения. Однако наиболее часто индукторами АШ являются антибиотики (особенно β-лактамы), НПВС (производные пиразолона),  рентгеноконтрасные средства, миорелаксанты, плазмозаменители, сыворотки (противостолбнячная, противодиарейная), вакцины, местные анестетики. Обязательные противошоковые мероприятия  проводятся на месте развития АШ. Так, необходимо прекратить введение причинно-значимого лекарственного средства, уложить больного на кушетку и опустить головной конец,  повернуть голову на бок, фиксировать язык. Неотложные состояния в детской аллергологии: минимум лекарств- максимум эффектаДалее наложить жгут на 25-30 минут  на конечность проксимальнее места  поступления аллергенеа, обколоть это место 0,1% раствором  адреналина, разведенного в 10 раз физиологическим раствором (кроме головы, шеи, кистей, стоп), затем положить лед на место аллергена.  Профессор также отметила, что адреналин — это первая линия терапии, хотя в зарубежной литературе сегодня рекомендуется вводить глюкагон.
Также в рамках конференции были рассмотрены такие темы как «Неотложная помощь при бронхиальной астме у детей», «Синдром Лайелла в практике врача многопрофильного стационара», «острая крапивница и ангиоотек: неотложная помощь».
В завершении конференции слушателям были выданы сертификаты.
Альфия Хасанова