Непростой путь к лапароскопии


xirurgia-nadpocecnikovВ ряду хирургических операций, дающихся не всякому специалисту, оперирование надпочечников заняло особое место. Эта небольшая железа оказывает влияние на сосуды, мозг, костную систему и почки, регулирует давление, объем жидкости в организме и электролитный баланс. Ее патологии приводят к тяжелому состоянию пациентов и непростой операции. Такие особенности определили развитие данного направления хирургии в сторону малоинвазивных методов. Но и здесь есть свои нюансы.

О том, почему в РКБ Татарстана операции на надпочечниках перешли из рук хирургов к урологам и не каждый специалист способен их выполнять, каковы перспективы лапароскопической хирургии в этой области, мы поговорили с  заведующим урологическим отделением, урологом высшей категории, Заслуженным врачом Республики Татарстан Маратом Сагадатовичем Аппаковым. Стаж его работы в РКБ — 34 года, 15 из которых Марат Аппаков проводит операции на надпочечниках.

— Марат Сагадатович, насколько часто приходится оперировать таких больных?

— Довольно редко. Оперируются в основном гормонально активные опухоли надпочечников, гормонально неактивные — только в том случае, если размер превышает 3,5 см. За год в урологическом отделении мы проводим около 15-ти таких операций.

— Так почему все-таки урологи, а не хирурги?


— Хирурги раньше такие операции выполняли. Направление считалось  молодым и сложным. Во-первых, из-за слабо развитой диагностики, во-вторых, из-за высокой травматичности. При непростом доступе к органу необходимо было проверять оба надпочечника, поскольку патология, развившаяся на одном надпочечнике, вызывает изменения и во втором. Это дополнительная травматизация. На начальном этом этапе от подобных операций умирало до 6 % больных. Хирург, работающий, в основном, в брюшной полости, не так часто встречается с надпочечником. К тому же патологии этих желез нередко вызывают аномально высокое давление, плохо поддающееся лекарственной терапии.

В результате около 15-ти лет назад подобными операциями стали заниматься урологи. Они практически каждый день встречаются с надпочечником, оперируя в этой зоне, благодаря чему производят менее травматичные разрезы. А при появлении современной диагностики, УЗИ и компьютерной томографии, отпала необходимость выделять и проверять второй орган. В итоге, смертность от операций сократилась до нуля.

— Какому методу диагностики стоит отдать предпочтение?

— Самый безвредный и доступный — УЗИ. Затем при выявлении опухоли необходимо сделать компьютерную томографию и сдать анализы на гормональный уровень. Сегодня, благодаря хорошим диагностическим возможностям, таких операций делают намного больше.


— Расскажите о них подробнее, какие сложности приходится преодолевать?

— В первую очередь, это плохо регулируемое высокое давление. Как только хирург начинает тревожить надпочечник, резко повышается давление до высоких цифр. Одновременно после удаления опухоли может возникнуть плохо регулируемое низкое давление. Вторая опасность — близость нижней полой вены. Ее повреждения чреваты сильными кровотечениями. Сама же опухоль надпочечника может быть от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров, но от размера ее активность не зависит. Любое образование требует тщательного обследования эндокринологом.  90 процентов больных к нам приходят именно от этого специалиста.

— Получается, будущее таких операций полностью зависит от высококвалифицированных и опытных врачей.

— Практически так. На сегодняшний день устойчиво увеличивается доля малоинвазивных технологий. Один из таких видов — лапароскопическое удаление опухоли. При нем делается от 3-х до 4-х доступов внутрь размером в сантиметр, операция выполняется эндоскопически. При этом не наносится большой травмы, больные меньше времени проводят в стационаре и быстрее приступают к работе.

Однако сегодня в основном проводятся открытые операции. Это связано с высокой стоимостью оборудования и сложностью лапароскопического метода. Маленький разрез — хорош для больного и сложен для хирурга. Не каждый специалист, с успехом выполняющий открытые операции, может освоить лапароскопические.

— Это проблема, решаемая обучением.

— Да, именно решением данной проблемы мы и занимаемся. РКБ повезло, что на территории больницы создан Образовательный центр высоких медицинских технологий, где врачи разных специальностей проходят обучение. В этом центре прошли обучение трое из 7 врачей — урологов, остальные пройдут обучение согласно графику до декабря 2011 года.

В настоящее время в ГАУЗ РКБ МЗ РТ по программе модернизации проводится ремонт и реконструкция. Заказано оборудование для выполнения именно таких видов современной высокотехнологичной медицинской помощи. По окончании ремонта большая  часть данной патологии будет оперироваться лапароскопическим методом.

— Будем надеяться, что это время в отделении урологии наступит как можно быстрее, и вопросы нехватки оборудования и обучения персонала удастся решить успешно.

Алёна Конева