Оценка состояния здоровья детей раннего возраста в рамках абилитации на амбулаторно-поликлиническом этапе


Е.П. ЗУБОВА, Н.Н. НАСЫБУЛЛИНА, Г.М. ХУЗИЕВА, М.М. САДЫКОВ 

Детская поликлиника № 9, г. Казань

Министерство здравоохранения Республики Татарстан, г. Казань

Казанская государственная медицинская академия

Казанский государственный медицинский университет 


Садыков Марат Мадаристович

доктор медицинских наук, главный врач детской поликлиники № 9 г.Казани, доцент кафедры госпитальной педиатрии с курсами поликлинической педиатрии и последипломного образования

420133, г. Казань, ул. Адоратского, д. 6, тел. (843) 521-03-15, e-mail: 5210315@bk.ru

В статье представлен обзор современных данных по оценке состояния здоровья детей раннего возраста. Детально представлены различные методики, позволяющие определить уровень и гармоничность физического и нервно-психического развития ребенка. Показана важность ранней диагностики любых отклонений развития или риска их возникновения для своевременного начала оказания абилитационной помощи на амбулаторно-поликлиническом этапе.


Ключевые слова: дети раннего возраста, здоровье, развитие, абилитация, детская поликлиника.

 

E.P. ZUBOVA, N.N. NASYBULLINA, G.M. KHUZIEVA, M.M. SADYKOV

Children’s polyclinic № 9, Kazan

Ministry of Health of the Republic of Tatarstan, Kazan

Kazan State Medical Academy

Kazan State Medical University

Health assessment in children at an early age as part of abilitation at the outpatient stage 

The article presents an overview of recent data on the problem of assessing the health of young children. Various techniques which allow to determine the level and harmonicity of physical and neuropsychic development of the child are presented in detail. The importance of early detection of any deviation in development or risk of its emergence for the timely commencement of habilitation aid at the outpatient phase has been shown.

Key words: children at an early age, health, development, abilitation, children’s polyclinic. 

 

Важным условием сохранения здоровья детей является повышение качества превентивной и абилитационной помощи с первых месяцев жизни ребенка. Эта задача может быть решена путем раннего выявления детей с нарушениями развития, современной диагностики характера повреждений, а также с помощью мониторирования развития ребенка в первые месяцы его жизни для определения темпов и особенностей развития, индивидуальных компенсаторных возможностей организма, разработки абилитационного маршрута. M. Vanasse и соавторы (2013) обращают внимание, что у ребенка в раннем периоде даже негрубые отклонения в развитии оказывают не только существенное влияние на общее состояние здоровья, но и могут существенно затруднять социализацию ребенка [1].

Известно, что одним из направлений деятельности детского амбулаторно-поликлинического учреждения является динамическое наблюдение за развитием ребенка, которое необходимо не только для выявления индивидуальных особенностей роста и созревания, темпа и гармоничности развития, но и является диагностическим ключом к своевременному решению вопроса о показаниях к углубленному обследованию. Оценка состояния здоровья детей обусловливает индивидуальные подходы к диспансерному наблюдению, проведению профилактических, лечебных и абилитационных мероприятий. К применяемым в педиатрии методам изучения состояния здоровья детей относится метод комплексной оценки, складывающийся из разделов: клиническое обследование органов и систем с учетом всех показателей, комплексное заключение с определением уровня здоровья, выбор схем диспансеризации, способов профилактики и коррекции. Учитывая особенности роста и развития детей раннего возраста, вместе с предложенными ранее критериями здоровья некоторые авторы считают целесообразно применять еще два. Это критерий, обусловливающий здоровье: выявление отклонений в онтогенезе, т.е. биологический и генеалогический анамнез. Данный критерий обеспечивает более объективную характеристику уровня здоровья новорожденного, ребенка грудного возраста, 2–3-го года жизни, а также позволяет прогнозировать здоровье в раннем детстве, определять группы риска. Второй критерий, характеризующий здоровье, это уровень нервно-психического развития, необходимость исследования которого определяется особенностями возраста. По мнению авторов, без этих важных критериев невозможно правильно оценить здоровье ребенка в первые 3 года жизни с современных позиций [2].

Основным методом комплексной оценки состояния здоровья является профилактический медицинский осмотр, который позволяет получить сведения о физическом и психическом развитии, функции органов и систем, соответствии их возрасту ребенка, выявить наличие острых и хронических заболеваний, определить тяжесть и особенности их течения [3].

С целью раннего выявления нарушений L.A. Tompkins и J.R. Flynn (2006) предлагают использовать стандартизированные алгоритмы оценки развития детей в возрасте 9, 18 и 24-30 месяцев [4]. Важность ранней диагностики любых отклонений развития или риска их возникновения подчеркивает также C. Bugie (2002). По мнению исследователя, необходимо учитывать так называемые периоды развития, реализующиеся до конца 3-го года жизни, на протяжении которых необходимо особое внимание обращать на уровень морфофункционального развития и созревания ребенка 1–2–3-го годов жизни [5]. Для детей группы риска особенно желательна оценка развития ребенка в «критические» возрасты (3, 6, 9, 12 месяцев) с участием специалистов-психологов и коррекционных программ занятий на следующий возрастной этап [6].

В ходе комплексного пролонгированного обследования ребенка выявляется наличие факторов медицинского, генетического и социального риска, происходит функциональная идентификация, определяется фактический уровень психофизического развития ребенка. Влияние наследственных факторов выявляется при генеалогическом анамнезе. На психическое и соматическое здоровье ребенка раннего возраста оказывают воздействие биологические факторы, т.е. течение всего внутриутробного периода [7]. В развитии ребенка сложно сочетаются и выступают в единстве биологические и социальные факторы. При этом разные заболевания могут быть обусловлены сочетанием одних и тех же факторов: у 86% детей с отставанием в развитии отмечается сочетание трех и более неблагоприятных факторов [8].

Е.А. Пивень (2010) сообщает, что при выявлении влияния на заболеваемость детей раннего возраста различных факторов и определение их значимости в течение первых трех лет жизни был проведен дисперсионный анализ, который показал, что на первом году жизни наибольший вклад в общую дисперсию вносят такие основные факторы риска, как патология беременности, осложненные роды и вредные привычки матери, которые достигают 24,6%. Их удельный вес среди всех изучаемых факторов риска составляет 33%. Наиболее значимыми факторами риска на втором году жизни ребенка являются низкий уровень выполнения медицинской функции, хронические заболевания матери и тип семьи. Их сила влияния среди всех прочих факторов составила 23,7%, а удельный вес среди всех изучаемых факторов риска достигает 33%. На здоровье детей третьего года жизни наибольшее влияние оказывают такие факторы риска, как посещение детских дошкольных учреждений, низкий уровень выполнения медицинской функции семьи и наличие у матери хронического заболевания, которые вместе составляли 26,6%, а их удельный вес — 34%. Автор указывает, что комплексная оценка состояния здоровья детей первых трех лет жизни проводилась на основании критериев, учитывающих биологический анамнез ребенка, степень резистентности организма, физическое и нервно-психическое развитие, острую заболеваемость и наличие хронической патологии [9].

Известно, что у детей в раннем возрасте наблюдается необычайная пластичность мозга, его чрезвычайная восприимчивость к внешним воздействиям. В случае поврежденного или дефицитарного развития ребенка ранняя диагностика дает возможность максимально раннего начала коррекционной работы, что является залогом успешного формирования компенсаторных механизмов, коррекции первично нарушенных психических и моторных функций при обратимых дефектах, профилактики вторичных отклонений в развитии [10]. М.Л. Лазарев (2011) отмечает: чтобы выбрать определенную программу ранней абилитации, необходимо провести междисциплинарную оценку ребенка и семьи [11]. Данные литературы показывают, что для этого используют следующие источники информации: результаты KID- и CDI-тестирования, анамнестические данные пациента, интервью родителя, направленное на выявление основных проблем ребенка, наблюдение за поведением ребенка и родителя во время приема, скрининг слуха и зрительных функций [12]. По мнению клиницистов, важным показателем оценки состояния здоровья остаются «индекс здоровья» и кратность заболеваний [13].

В исследованиях, посвященных изучению состояния здоровья детей раннего возраста, авторы используют различные методики оценки [14]. Практически во всех картах динамического наблюдения за ребенком включены таблицы развития. Существуют различные шкалы наблюдения за ростом и развитием ребенка как отечественные, так и зарубежные: методика диагностики нервно-психического развития детей раннего возраста, количественная оценка возрастного развития детей раннего возраста, методика оценки психического развития детей первого года жизни; центильные графики психомоторного развития детей первого года жизни, график нервно-психического развития младенцев, Кентская шкала развития младенцев (KID-шкала), шкала психомоторного развития младенцев Гриффитс (США), тест развития младенцев Бейли и другие. Шкалы используются разными специалистами по принципу предпочтений.

Исследователи отмечают, что на приеме в поликлинике методом диагностики можно проверить развитие детей первых 3 месяцев жизни по всем показателям. После этого возраста оценить уровень развития ребенка в непривычных для него условиях трудно. Поэтому очень большое значение имеет правильный опрос матери на профилактическом приеме [15].

В настоящее время во всем мире в основном используется процентильный метод оценки, как физического развития, так и многих других параметров. М. Vanasse и соавторы (2013) убеждены, что центильные таблицы более просты в работе, они могут быть использованы для оценки гармоничности физического развития детей, позволяют оценивать темпы индивидуального развития ребенка в онтогенезе [1].

Оценка физического развития по центильным шкалам показала, что число детей с гармоничным развитием к трем годам увеличивается до 51% (с 46% в годовалом возрасте и 46,3% в возрасте двух лет), а детей с резко дисгармоничным физическим развитием становится меньше. Проведенный анализ уровня нервно-психического развития выявил, что удельный вес детей без отставания развития составил на первом году жизни 55%, на втором — 45,3%, на третьем — 49,8% и в среднем за три года — 50%, что обусловлено недостаточным комплексным воздействием на ребенка медицинского персонала, семьи и педагогов [9].

Л.И. Аксенова (2010) сообщает о применении программы ранней комплексной диагностики уровня развития ребенка от рождения до трех лет. Особенностью диагностики является форма подачи материала в виде оригинальной компьютерной программы, позволяющей получить адекватные данные об уровне развития ребенка [3].

Большое распространение получило научное направление, при котором моделирование ростовых и формообразовательных процессов базируется на математических подходах. Математическое описание закономерностей роста используют в целях прогноза, диагностики и оценки адаптивных отклонений в динамике роста и развития детей [16]. Для индивидуальной оценки физического развития были предложены параметрические нормативные таблицы и шкалы, основанные на сигмальных отклонениях. В последние годы отечественные исследователи все шире используют для оценки индивидуального физического развития детей нормативные непараметрические таблицы, позволяющие унифицировать методику оценки важнейших антропометрических показателей.

Функциональное состояние детского организма определяется сравнением показателей основных функциональных систем с нормативными параметрами, а также по характеристике поведения. Большое значение имеет соответствие функциональных показателей биологическому возрасту ребенка. Педиатры часто не учитывают особенности поведения, отражающие уровень возбудимости корковых отделов мозга, развитие психики детей, формы их социализации.

Результаты исследования Л.И. Аксеновой (2010) подтверждают, что в процессе ранней комплексной диагностики непреходящее значение имеет медицинский блок. В процессе медицинской диагностики выявляется структура ведущего нарушения и осложняющих его расстройств, специфика течения данного патологического процесса, устанавливается клинический диагноз с учетом этиологии, патогенеза, преимущественной локализации поражения или задержки созревания центральной нервной системы. Определяется психоневрологический, соматический и антропометрический статус ребенка, прогнозируются сроки и методы медицинской коррекции [3]. Автор также обращает внимание, что не менее важным в процессе обследования ребенка раннего возраста является социальный блок. Психолого-педагогический блок, относящийся к компетенции специалистов из области специальной педагогики и психологии, представляет собой диагностику актуального уровня развития ребенка по основным функциональным областям методом тестирования. Анализ результатов комплексного диагностического обследования позволяет сделать необходимые организационные и научно-практические обобщения, отраженные в графической диаграмме.

Выявленные при скрининговом контроле дети подвергаются более детальному обследованию для уточнения, в каких областях развития и в какой форме наиболее выражены особенности. Полученные в этом случае результаты могут определить конкретные мероприятия для индивидуальной коррекции развития отдельных детей.

Комплексная оценка состояния здоровья детей раннего возраста осуществляется по показателям, отражающим последовательность и возрастные сроки формирования умений на каждом возрастном этапе под влиянием специальных, целенаправленных воздействий [17]. Внутри возрастного этапа развития выделены умения, формирующиеся впервые и влияющие на последующее развитие ребенка. В ряде работ отмечается, прежде чем составлять индивидуальную программу оказания абилитационной помощи, необходимо оценить умения малыша и только потом давать ему задания из разных областей развития [18]. Умения ребенка на ранних этапах онтогенеза формируются в нескольких основных областях развития: концентрация внимания, общая моторика, сенсорное и перцептивное развитие, общение, развитие речи, навыки самообслуживания и социальные навыки.

Исследователи предлагают в схему проверки развития ребенка включать показатели, объединенные в линию развития, получившую название «навыки». Доказана зависимость гуления, лепета от характера активности в процессе кормления. По мнению Т.Г Семеновой (2008), оценка крика ребенка имеет важное диагностическое значение в период от рождения до 8 недель (2 месяца). Именно эти навыки и умения прежде всего должны быть под контролем. Поэтому для их формирования необходимо планировать педагогические и оздоровительные мероприятия, предупреждающие задержку развития ребенка и корригирующие ее [17].

Для участкового педиатра по-прежнему сохраняет особую важность оценка психомоторного развития ребенка с использованием отечественных, простых и не требующих затрат времени схем контроля [19]. Однако отрицательным моментом в этих шкалах является преимущественный акцент на приобретение моторных навыков. В то же время психомоторное развитие ребенка состоит не только из моторного компонента, в него входит и его социализация, способность к «логическому» мышлению, к воспроизведению речи и т.д. Показана ведущая роль движений рук в общем развитии ребенка и, в частности, влияние развития мелкой моторики на голосовую и речевую активность. Таким образом, психомоторное развитие является важнейшей составной частью осмотра ребенка на первом году жизни.

Поступательность развития — главный критерий здоровья и хорошего прогноза, несмотря на любую тяжесть перинатальных нарушений или соматической патологии [20]. Психическое развитие детей раннего возраста — один из показателей здоровья и входит в его комплексную оценку. Методологические основы контроля за психическим развитием отличаются от других тестовых систем. Они опираются на изучение объективных закономерностей развития ребенка в определенных условиях воспитания. Изучение развития психики ребенка следует связывать с оценкой состояния его здоровья, в том числе физического развития, поведения, поэтому контроль должен быть комплексным.

М.Ю. Васильева и соавторы (2009) отмечают, что проводя оценку психомоторного развития детей, особое внимание следует уделять возрасту, в котором существует вероятность отставания, т.е. критическим периодам развития [21]. Сначала проверяют развитие по показателям, соответствующим возрасту ребенка. Если развитие ребенка не соответствует возрасту, его проверяют по показателям предыдущего возрастного периода или более старшего возраста, т.е. определяют нижнюю и верхнюю границы развития. Определение уровня развития моторики детей в младенческом и раннем возрасте происходит по определенным шкалам, содержащим нормативные показатели, помогающие выявлять сферу отставаний в физическом развитии. Специалисты отмечают, что немаловажное значение имеет универсальность такой шкалы, распространенность по всему миру, возможность сравнивать полученные результаты. К такой шкале относится шкала КАТ/КЛАМС, созданная в результате компиляции многих аналогичных шкал, проверенная на большом количестве детей, утвержденная Американской академией педиатрии и в настоящее время широко распространенная по всему миру.

Отечественные исследователи [22, 23] для оценки развития младенцев рекомендуют использовать методику оценки развития ребенка по шкалам KID и RCDI. Для детей от 2 до 16 месяцев используется KID-шкала. Шкала состоит из 252 пунктов и оценивает уровень развития ребенка в пяти областях: когнитивной, двигательной, языковой, в области самообслуживания, социальной области. Общий уровень развития ребенка оценивается по полной шкале. Ребенок считается отстающим, если оценка по полной шкале отличается более чем на 1,8. Для детей от 15 месяцев до 3,5 года используется CDI-шкала. Шкала состоит из 216 пунктов и включает оценку уровня развития ребенка по шести областям: социальной, в области самообслуживания, в области крупной моторики, в области мелкой моторики, в области экспрессивного языка, в области понимания языка. Новизна методики заключается в том, что она помогает оценить развитие ребенка комплексно по нескольким областям сразу, выявить «западающие» области, несформированные функции и навыки внутри каждой области, а также простроить коррекционную программу по преодолению выявленных нарушений.

Д.И. Зелинская и Б.А. Кобринский (2000) также отмечают, что унифицированного инструмента оценки психомоторного развития в популяции детей раннего возраста, обеспечивающего выявление группы риска, в настоящее время не предложено. Авторы предлагают разработанную ими программу диагностики значимых поведенческих реакций для оценки развития детей раннего возраста [24].

Для оценки психомоторного развития детей раннего возраста В.В. Юрьев и соавторы (1998) предлагали центильные графики для скрининг-обследования и выявления групп риска по основным разделам: общая моторика, ручная умелость, развитие речи, социальная адаптация, позволяющие оценить как уровень, так и динамику показателей психомоторного развития у детей [25]. Исследование процесса внимания и выявление его дефицита у детей раннего возраста важно, так как параметры внимания у детей с задержкой психического развития дают основание предвидеть у них гипоактивную форму дефицита внимания [26].

Внедрение показателя качества жизни детей раннего возраста может стать дополнительным критерием оценки состояния здоровья ребенка. Как утверждает В.В. Черников (2009), информация о параметрах качества жизни ребенка может представлять ценность не только для педиатров, психологов и других специалистов, но и для родителей [27].

Показаниями к абилитации детей раннего возраста являются выявленные нарушения, с высокой степенью вероятности приводящие к отставанию в развитии. Дети с нарушениями интеллекта, зрения и слуха, движений, с коммуникационными и языковыми проблемами, аутизмом, с генетическими нарушениями (синдром Дауна, синдромом Прадера – Вилли, синдром кошачьего крика, синдром Шерешевского – Тернера, синдром Апера), с наследственно-дегенеративными заболеваниями нервной системы, нарушениями поведения нуждаются в раннем вмешательстве, им оказывается абилитационная помощь. Также помощь оказывается недоношенным и маловесным детям, после внутриутробных инфекций или тяжелых родовых травм [28]. Во всех вышеперечисленных случаях с целью профилактики детской инвалидности необходимо динамическое наблюдение за ребенком и профилактические программы по показаниям, включающие коррекцию физических и интеллектуальных нарушений.

Детей с выявленными нарушениями при слуховом скрининге и детей с отставанием в понимании языка направляют к аудиологу. Аудиолог использует следующие методы оценки: аудиометрию со зрительным подкреплением для детей от 6 месяцев до 2 лет и игровую аудиометрию для более старших детей. Проверяют также ориентировочную реакцию на звуки различного спектра и интенсивности (звуки погремушек, пищалок, баночек, заполненных горохом, манной и гречневой крупами) [29].

Детей с выявленными нарушениями при скрининге зрения направляют к офтальмологу. Для оценки остроты зрения, контрастной чувствительности и цветового зрения используют тесты из LEA TEST SYSTEM и BUST. Неформальные тесты используют для оценки поля зрения, бинокулярной фиксации [30]. Специалисты отмечают, что растет число детей с задержкой речевого развития в раннем возрасте. Детей с отставанием в экспрессивном языке и понимании языка направляют к логопеду. Специалист наблюдает за ребенком, оценивает краткий языковой анамнез, экспрессивный язык в настоящий момент, понимание языка, жесты, коммуникативные навыки, состояние артикуляторных и моторных функций ребенка, его внимание, игру и когнитивные способности, особенности общения родителя с ребенком, стиль коммуникации с ребенком. Детей с отставанием в социальной области (по результатам исследования с помощью шкал) и детей с социально-эмоциональными и поведенческими проблемами направляют к психологу. Дополнительной диагностически направленной оценкой выявленных отстающих детей занимаются в первую очередь неврологи.

По мнению Г.В. Яцык и соавторов (2012), проведение дополнительных исследований дает возможность выделить контингент детей с риском отдаленной задержки умственного развития [19]. А.В. Горюнова и Г.Н. Шимонова (2002) предлагают методические приемы для изучения вегетативных функций у детей раннего возраста. Предлагаемые подходы были апробированы при обследовании детей с различными психическими расстройствами и установлена их высокая информативность и простота в практическом применении [31].

Весьма дорогой в США и в Европе является количественная оценка психического развития ребенка, поэтому она проводится у сравнительно небольшой части детей. Это приводит к высокой вероятности пропуска отстающих детей. J.E. Hahn (2003) также подчеркивает недостаточное выявление детей с нарушениями в развитии педиатрами первичного звена (меньше 30%) [32].

О.А. Голдобина и Я.В. Соколов (2004) обращают внимание на то, что валидность и надежность метода наблюдения для оценки психического развития детей раннего возраста невысоки, так как, с одной стороны, на столь раннем этапе онтогенеза количество проявлений психических функций, по которым можно оценивать степень их развития, сравнительно невелико; с другой стороны — для эффективной экспертной оценки требуется сравнительно больший практический опыт работы с детьми данной возрастной категории [33]. По убеждению Е.В. Кожевниковой и соавторов (1998) новый подход, который может быть значительно более дешевым и результативным, основан на применении подробных вопросников для родителей. Родители, наблюдая за поведением ребенка в естественных домашних условиях, заполняют ответный лист, который затем обрабатывается компьютером [12].

Специальные исследования, проведенные рядом авторов, показали, что оценка развития по его ведущим линиям (анализаторы, эмоции, тонкая и общая моторика, навыки, речь) позволяет установить гармоничность или дисгармоничность развития, выявить задержанную сферу, что определяет характер медико-педагогических рекомендаций для семьи. После оценки состояния ребенка специалисты принимают решение о динамическом наблюдении или о применении интенсивных программ вмешательства в индивидуальных группах. По результатам обследования проводится разработка индивидуальной профилактической и абилитационной программы, включающей в себя современные технологии восстановления и укрепление здоровья малыша [11, 19, 34].

Таким образом, первые годы жизни ребенка являются самыми благоприятными для формирования личности ребенка и развития его мозга, поэтому оценка состояния здоровья детей и своевременно выявленные нарушения в развитии ребенка в этом возрасте, вовремя оказанная помощь способствуют значительному или полному преодолению нарушений развития у детей раннего возраста.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Vanasse M., Paré Н., Zeller R. Medical and psychosocial considerations in rehabilitation care of childhood neuromuscular diseases // Handb. Clin. Neurol. — 2013. — Vol. 113. — Р. 1491-1495.

2. Бомбардирова Е.П., Яцык Г.В., Степанова А.А. Лечение и реабилитация перинатальных поражений нервной системы у детей первых месяцев жизни // Лечащий врач. — 2005. — № 2. — С. 67-69.

3. Аксенова Л.И. Ранняя психолого-педагогическая помощь детям с ограниченными возможностями // Вестник МГПУ. Серия. Педагогика и психология. — 2010. — № 1. — С. 67-82.

4. Tompkins L.A., Flynn J.R. Identifying infants and young children with developmental disorders in the medical home: an algorithm for developmental surveillance and screening // Pediatrics. — 2006. — Vol. 118, № 1. — Р. 405-420.

5. Bugie C. Child development and early intervention centers // Rev. Neurol. — 2002. — № 34, Suppl. 1. — P. 143-148.

6. Яцык Г.В., Бомбардирова Е.П., Акоев Ю.С. и др. Критерии оценки здоровья детей первого года жизни: пособие для врачей. — М., 2005.

7. Ахмина Н.И. Антенатальное формирование здоровья детей. — М.: МЕДпресс, 2005. — 208 с.

8. Child Health Indicators of life and development (CHILD): report to the European commission. European Union Country Health Monitoring Programme / eds. M. Rigby, L. Kohler. — Luxembourg, 2002.

9. Пивень Е.А. Влияние комплекса социально-гигиенических факторов на состояние здоровья детей первых трех лет жизни (по материалам г. Москвы) // Российский медико-биологический вестник им. академика И.П. Павлова. — 2010. — № 2. — С. 62-68.

10. Коррекционная помощь детям раннего возраста с органическим поражением центральной нервной системы в группах кратковременного пребывания / под ред. Е.А. Стребелевой. — М.: Экзамен, 2007.

11. Лазарев М.Л. Система медицинского, психологического и педагогического сопровождения развития ребенка до и после рождения // Вопросы современной педиатрии. — 2011. — № 2. — С. 120-124.

12. Кожевникова Е.В., Мухамедрахимов Р.Ж., Чистович Л.А. Санкт-Петербургская программа «Абилитация младенцев» — первая в России программа раннего вмешательства // Педиатрия. — 1998. — № 1. — С. 88-89.

13. Вельтищев Ю.Е., Ветров В.П. Объективные показатели нормального развития и состояния ребенка (нормативы детского возраста). — М., 2002. — 96 с.

14. Беляева И.А., Яцык Г.В., Бомбардирова Е.П. и др. Функциональные состояния основных систем жизнедеятельности организма новорожденных // Российский педиатрический журнал. — 2007. — № 3. — С. 49-54.

15. Пиянзин А.И., Федоров А.В., Акинина З.Ф. и др. Физическое развитие новорожденных с различными клиническими формами перинатального поражения центральной нервной системы // Российский педиатрический журнал. — 2008. — № 1. — С. 14-16.

16. Прахин Е.И., Грицинская В.Л. Характеристика методов оценки физического развития детей // Педиатрия. — 2004. — № 2. — С. 60-62.

17. Семенова Т.Г. Некоторые аспекты коррекционно-логопедической работы с детьми раннего возраста, имеющими проблемы речевого развития // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. — 2008. — № 3. — С. 277-280.

18. Кукушкин Д.В., Кузнецова Т.А., Нечаева Т.М. Факторы риска и структура задержек нервно-психического развития детей раннего возраста: возможности и перспектива диагностики на педиатрическом участке // Педиатрическая фармакология. — 2008. — Т. 5, № 6. — С. 26-29.

19. Яцык Г.В., Беляева И.А., Бомбардирова Е.П. и др. Диспансеризация новорожденных и детей грудного возраста // Российский педиатрический журнал. — 2012. — № 2. — С.22-25.

20. Кешишян Е.С. Психомоторное развитие детей на первом году жизни (пособие для врачей). — М., 2000. — 48 с.

21. Васильева М.Ю., Батуев А.С., Вершинина Е.А. Когнитивные способности недоношенных младенческого возраста // Физиология развития: материалы междунар. конф. — М., 2009. — С. 23-24.

22. Чистович И., Рейтер Ж., Шапиро Я. Руководство по оценке развития младенцев до 16 месяцев на основе русифицированной шкалы KID. — СПб: ИРАВ, 2000. — 64 с.

23. Шапиро Я., Чистович И. Руководство по оценке уровня развития детей от 1 года 2 месяцев до 3 лет 6 месяцев по русифицированной шкале RCDI. — 2000. — СПб: ИРАВ, 2000. — 62 с.

24. Зелинская Д.И., Кобринский Б.А. Система учета и анализа детской инвалидности // Российский медицинский журнал. — 2000. — № 1. — С. 7-9.

25. Юрьев В.В., Алешина Е.И., Воронович Н.Н. и др. Новые подходы к оценке психомоторного развития детей // Педиатрия. — 1998. — № 5. — С. 57-60.

26. Ермолаева В.Ю. Исследование процесса внимания и выявление его дефицита как метод экспресс-диагностики задержки психического развития детей в раннем постнатальном онтогенезе // Российский вестник перинатологии и педиатрии. — 2001. — № 4. — С. 46.

27. Черников В.В. Разработка русской версии опросника QUALIN для изучения качества жизни детей раннего возраста // Вопросы современной педиатрии. — 2009. — № 1. — С. 14-18.

28. Смирнова В.И. Абилитация детей раннего возраста в условиях детской поликлиники (опыт Санкт-Петербурга) // Российский педиатрический журнал. — 2012. — № 1. — С. 48-50.

29. Выявление детей с подозрением на снижение слуха: младенческий, ранний, дошкольный и школьный возраст / под ред. Г.А. Таварткиладзе, Н.Д. Шматко. — М.: Полиграф сервис, 2002.

30. Кожевникова Е.В. Методическое руководство службами раннего вмешательства. Отработка новых методов скринингового тестирования слуха, зрения, общения и движения детей раннего возраста и дошкольного возраста. Целевая медико-социальная программа Санкт-Петербурга «Дети-инвалиды». — СПб, 2002. — С. 1-116.

31. Горюнова А.В., Шимонова Г.Н. Методические подходы к изучению вегетативных функций у детей раннего возраста // Журнал неврологии и психиатрии. — 2002. — № 3. — С. 47-50.

32. Hahn J.E. Addressing the need for education: curriculum development for nurses about intellectual and developmental disabilities // Nurs. Clin. North. Am. — 2003. — Vol. 8, № 2. — Р. 185-204.

33. Голдобина О.А., Соколов Я.В. К проблеме психического здоровья детей раннего и дошкольного возраста (по результатам скринингового клинико-психологического исследования) // Российский психиатрический журнал. — 2004. — № 3. — С. 63-69.

34. Reber P.A., DiPietro E.A., Paraway Y. et al. Communication: the key to effective interdisciplinary collaboration in the care of a child with complex rehabilitation needs // Rehabil Nurs. — 2011. — Vol. 36, № 5. — Р. 181-185.

REFERENCES

1. Vanasse M., Paré N., Zeller R. Medical and psychosocial considerations in rehabilitation care of childhood neuromuscular diseases // Handb. Clin. Neurol. — 2013. — Vol. 113. — R. 1491-1495.

2. Bombardirova E.P., Jacyk G.V., Stepanova A.A. Lechenie i reabilitacija perinatal’nyh porazhenij nervnoj sistemy u detej pervyh mesjacev zhizni // Lechashhij vrach. — 2005. — № 2. — S. 67-69.

3. Aksenova L.I. Rannjaja psihologo-pedagogicheskaja pomoshh’ detjam s ogranichennymi vozmozhnostjami // Vestnik MGPU. Serija. Pedagogika i psihologija. — 2010. — № 1. — S. 67-82.

4. Tompkins L.A., Flynn J.R. Identifying infants and young children with developmental disorders in the medical home: an algorithm for developmental surveillance and screening // Pediatrics. — 2006. — Vol. 118, № 1. — R. 405-420.

5. Bugie C. Child development and early intervention centers // Rev. Neurol. — 2002. — № 34, Suppl. 1. — P. 143-148.

6. Jacyk G.V., Bombardirova E.P., Akoev Ju.S. i dr. Kriterii ocenki zdorov’ja detej pervogo goda zhizni: posobie dlja vrachej. — M., 2005.

7. Ahmina N.I. Antenatal’noe formirovanie zdorov’ja detej. — M.: MEDpress, 2005. — 208 s.

8. Child Health Indicators of life and development (CHILD): report to the European commission. European Union Country Health Monitoring Programme / eds. M. Rigby, L. Kohler. — Luxembourg, 2002.

9. Piven’ E.A. Vlijanie kompleksa social’no-gigienicheskih faktorov na sostojanie zdorov’ja detej pervyh treh let zhizni (po materialam g. Moskvy) // Rossijskij mediko-biologicheskij vestnik im. akademika I.P. Pavlova. — 2010. — № 2. — S. 62-68.

10. Korrekcionnaja pomoshh’ detjam rannego vozrasta s organicheskim porazheniem central’noj nervnoj sistemy v gruppah kratkovremennogo prebyvanija / pod red. E.A. Strebelevoj. — M.: Jekzamen, 2007.

11. Lazarev M.L. Sistema medicinskogo, psihologicheskogo i pedagogicheskogo soprovozhdenija razvitija rebenka do i posle rozhdenija // Voprosy sovremennoj pediatrii. — 2011. — № 2. — S. 120-124.

12. Kozhevnikova E.V., Muhamedrahimov R.Zh., Chistovich L.A. Sankt-Peterburgskaja programma «Abilitacija mladencev» — pervaja v Rossii programma rannego vmeshatel’stva // Pediatrija. — 1998. — № 1. — S. 88-89.

13. Vel’tishhev Ju.E., Vetrov V.P. Ob#ektivnye pokazateli normal’nogo razvitija i sostojanija rebenka (normativy detskogo vozrasta). — M., 2002. — 96 s.

14. Beljaeva I.A., Jacyk G.V., Bombardirova E.P. i dr. Funkcional’nye sostojanija osnovnyh sistem zhiznedejatel’nosti organizma novorozhdennyh // Rossijskij pediatricheskij zhurnal. — 2007. — № 3. — S. 49-54.

15. Pijanzin A.I., Fedorov A.V., Akinina Z.F. i dr. Fizicheskoe razvitie novorozhdennyh s razlichnymi klinicheskimi formami perinatal’nogo porazhenija central’noj nervnoj sistemy // Rossijskij pediatricheskij zhurnal. — 2008. — № 1. — S. 14-16.

16. Prahin E.I., Gricinskaja V.L. Harakteristika metodov ocenki fizicheskogo razvitija detej // Pediatrija. — 2004. — № 2. — S. 60-62.

17. Semenova T.G. Nekotorye aspekty korrekcionno-logopedicheskoj raboty s det’mi rannego vozrasta, imejushhimi problemy rechevogo razvitija // Vestnik Pjatigorskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta. — 2008. — № 3. — S. 277-280.

18. Kukushkin D.V., Kuznecova T.A., Nechaeva T.M. Faktory riska i struktura zaderzhek nervno-psihicheskogo razvitija detej rannego vozrasta: vozmozhnosti i perspektiva diagnostiki na pediatricheskom uchastke // Pediatricheskaja farmakologija. — 2008. — T. 5, № 6. — S. 26-29.

19. Jacyk G.V., Beljaeva I.A., Bombardirova E.P. i dr. Dispanserizacija novorozhdennyh i detej grudnogo vozrasta // Rossijskij pediatricheskij zhurnal. — 2012. — № 2. — S.22-25.

20. Keshishjan E.S. Psihomotornoe razvitie detej na pervom godu zhizni (posobie dlja vrachej). — M., 2000. — 48 s.

21. Vasil’eva M.Ju., Batuev A.S., Vershinina E.A. Kognitivnye sposobnosti nedonoshennyh mladencheskogo vozrasta // Fiziologija razvitija: materialy mezhdunar. konf. — M., 2009. — S. 23-24.

22. Chistovich I., Rejter Zh., Shapiro Ja. Rukovodstvo po ocenke razvitija mladencev do 16 mesjacev na osnove rusificirovannoj shkaly KID. — SPb: IRAV, 2000. — 64 s.

23. Shapiro Ja., Chistovich I. Rukovodstvo po ocenke urovnja razvitija detej ot 1 goda 2 mesjacev do 3 let 6 mesjacev po rusificirovannoj shkale RCDI. — 2000. — SPb: IRAV, 2000. — 62 s.

24. Zelinskaja D.I., Kobrinskij B.A. Sistema ucheta i analiza detskoj invalidnosti // Rossijskij medicinskij zhurnal. — 2000. — № 1. — S. 7-9.

25. Jur’ev V.V., Aleshina E.I., Voronovich N.N. i dr. Novye podhody k ocenke psihomotornogo razvitija detej // Pediatrija. — 1998. — № 5. — S. 57-60.

26. Ermolaeva V.Ju. Issledovanie processa vnimanija i vyjavlenie ego deficita kak metod jekspress-diagnostiki zaderzhki psihicheskogo razvitija detej v rannem postnatal’nom ontogeneze // Rossijskij vestnik perinatologii i pediatrii. — 2001. — № 4. — S. 46.

27. Chernikov V.V. Razrabotka russkoj versii oprosnika QUALIN dlja izuchenija kachestva zhizni detej rannego vozrasta // Voprosy sovremennoj pediatrii. — 2009. — № 1. — S. 14-18.

28. Smirnova V.I. Abilitacija detej rannego vozrasta v uslovijah detskoj polikliniki (opyt Sankt-Peterburga) // Rossijskij pediatricheskij zhurnal. — 2012. — № 1. — S. 48-50.

29. Vyjavlenie detej s podozreniem na snizhenie sluha: mladencheskij, rannij, doshkol’nyj i shkol’nyj vozrast / pod red. G.A. Tavartkiladze, N.D. Shmatko. — M.: Poligraf servis, 2002.

30. Kozhevnikova E.V. Metodicheskoe rukovodstvo sluzhbami rannego vmeshatel’stva. Otrabotka novyh metodov skriningovogo testirovanija sluha, zrenija, obshhenija i dvizhenija detej rannego vozrasta i doshkol’nogo vozrasta. Celevaja mediko-social’naja programma Sankt-Peterburga «Deti-invalidy». — SPb, 2002. — S. 1-116.

31. Gorjunova A.V., Shimonova G.N. Metodicheskie podhody k izucheniju vegetativnyh funkcij u detej rannego vozrasta // Zhurnal nevrologii i psihiatrii. — 2002. — № 3. — S. 47-50.

32. Hahn J.E. Addressing the need for education: curriculum development for nurses about intellectual and developmental disabilities // Nurs. Clin. North. Am. — 2003. — Vol. 8, № 2. — R. 185-204.

33. Goldobina O.A., Sokolov Ja.V. K probleme psihicheskogo zdorov’ja detej rannego i doshkol’nogo vozrasta (po rezul’tatam skriningovogo kliniko-psihologicheskogo issledovanija) // Rossijskij psihiatricheskij zhurnal. — 2004. — № 3. — S. 63-69.

34. Reber P.A., DiPietro E.A., Paraway Y. et al. Communication: the key to effective interdisciplinary collaboration in the care of a child with complex rehabilitation needs // Rehabil Nurs. — 2011. — Vol. 36, № 5. — R. 181-185.