Оценка влияния препаратов для наружного лечения угревой болезни на свободнорадикальное окисление


Изучалось влияние лекарственных препаратов, используемых для наружного лечения acne vulgaris, на процессы свободнорадикального окисления in vitro методом регистрации хемилюминесценции в модельных системах, имитирующих генерацию активных форм кислорода и перекисное окисление липидов. Дана сравнительная характеристика антиокислительной активности 10 препаратов.

Assessment influence of drug for external therapy in acne on free radical oxidation

The effect of medicinal preparations used in acne vulgaris external therapy on free radical combustion in vitro by means of chemiluminescence monitoring in model system simulating generation of oxygen active forms and peroxide oxidation of lipids has been studied. The comparative characteristic of antioxidative activity of 10 preparations is given.

Введение

Угревая болезнь (вульгарные угри, акне) — хроническое полиморфное мультифакторное заболевание пилосеборейного комплекса. Это одно из наиболее частых заболеваний кожи, встречающееся примерно у 95% лиц в возрасте от 12 до 30 лет и занимающее первое место среди кожных заболеваний и косметических недостатков в данной возрастной группе [1-5]. В последние годы вульгарные угри имеют тенденцию к взрослению и все чаще протекают в тяжелых, трудноизлечимых формах [2, 6-8]. В развитии данного дерматоза основное значение имеют следующие взаимосвязанные патогенетические факторы: ретенционный гиперкератоз устья волосяного фолликула, гиперсекреция кожного сала, размножение P.acnes, развитие перифолликулярной воспалительной реакции [8-11].

Известно, что воспалительные процессы в тканях сопровождаются изменением содержания активных частиц — свободных радикалов на фоне снижения антиокислительной активности (АОА). Усиление свободнорадикальных процессов и развитие состояния «окислительного стресса» (ОС) являются одним из патогенетических звеньев воспалительных процессов любого генеза [12-14]. Наиболее мощный поток первичных свободных радикалов и вторичных продуктов их превращения исходит из гранулоцитов и макрофагов как резидентных, так и мигрирующих в кожу [15]. Вырабатываемые нейтрофилами активные формы кислорода (АФК) принимают участие в повреждении и деструкции стенок фолликула при акне [6, 15]. Кроме того, АФК инициируют процессы свободнорадикального перекисного окисления липидов (ПОЛ), сопровождающиеся образованием токсических перекисных продуктов [18].


Цель исследования — изучить влияние наружных препаратов для лечения угревой болезни на процессы свободнорадикального перекисного окисления липидов (ПОЛ) in vitro.

Материал и методы исследования

Влияние лекарственных препаратов, используемых для наружного лечения acne vulgaris, на ПОЛ проводилось in vitro в простых модельных системах, имитирующих наиболее распространенные реакции СРО в организме — генерацию активных форм кислорода и процессы перекисного окисления липидов. Регистрация свечения проводилась на приборе «хемилюминомер-ХЛМ-003» (Россия). Изучение влияния на генерацию АФК проводилось в модельной системе цитрат-фосфат-люминол (ЦФЛ). Исследование влияния на процессы ПОЛ проводилось в системах липосом из куриного желтка [17]. АОА препаратов определяли по угнетению ХЛ модельной системы и пересчитывали в % от контроля. Также in vitro изучали влияние препаратов на спонтанную люминолзависимую хемилюминесценцию (ЛЗХЛ) гепаринизированной крови. Известно, что свечение цельной крови в основном обусловлено свечением нейтрофильных гранулоцитов, в которых в результате ферментативного окисления возникают активные метаболиты кислорода (гидроксильный радикал, гипохлорид, оксид азота и др.), определяющие их функциональную активность и микробицидные свойства. [12, 17, 18].

Исследовано влияние 10 препаратов (1 — изотретиноин+ эритромицин гель, 2 — фузидовая кислота крем, 3 — клиндамицин гель, 4 — азелаиновая кислота гель, 5 — гиалуронат цинка гель, 6 — адапален гель, 7 — бензоил пероксид гель, 8 — эритромицин+ цинка ацетата дигидрат лосьон, 9 — адапален+клиндамицин гель, 10 — эпигаллокатехин-3-галлат гель), используемых при наружном лечении acne vulgaris, в модельных системах in viro и в крови. Полученные данные обработаны статистически с помощью пакета компьютерных программ Statistica for Windows (release 5.0). На основании величины t-критерия Стьюдента и степени свободы n по таблице распределения t находили вероятность различия p. Достоверными считали данные, для которых вероятность ошибки (p) была меньше 0,05.


Результаты и обсуждение

Изменение интенсивности ХЛ модельных систем и крови при добавлении исследованных препаратов приведены в таблице 1. Исследованные препараты в той или иной степени вызывали угнетение ХЛ в модельной системе, генерирующей активные формы кислорода.

Таблица 1.

Изменение светосуммы и максимальной интенсивности ХЛ модельной системы, генерирующей АФК, имитирующей ПОЛ и крови при добавлении исследованных препаратов

ПрепаратОбъем

(мл)

Модель АФКМодель ПОЛКровь
СвI maxСвI maxСвI max
1изотретиноин+эритромицин гель0,0153,450,366,366,268,274,1
0,141,245,5101,099,1
2фузидовая кислота крем0,0149,672,694,794,784,287,8
0,158,775,589,590,5
3клиндамицин гель0,0160,260,574,078,480,679,4
0,168,667,1102,972,3
4азелаиновая кислота гель0,0150,453,3105,3103,365,674,0
0,134,735,3107,1104,7
5гиалуронат цинка гель0,0152,350,798,8107,158,159,5
0,169,462,998,499,7
6адапален гель0,0163,473,1103,0101,653,159,9
0,143,952,198,097,0
7бензоил пероксид гель0,0153,761,793,693,557,961,3
0,143,454,5112,0107,1
8эритромицин+цинка ацетата дигидрат лосьон0,0139,344,965,439,162,086,4
0,172,158,763,936,2
9адапален+клиндамицин гель0,0143,155,1105,371,855,071,4
0,141,539,5101,365,1
10эпигаллокатехин-3-галлат гель0,0127,435,320,34,447,614,2
0,127,123,419,33,5

Примечание: Интенсивность свечения модельных систем и крови до добавления исследованных препаратов принята за 100%. Приведены средние данные 10 измерений.

* отмечены достоверные отличия (p<0,05)

Св. — светосумма, I max — максимальная светимость

При этом отмечалось уменьшение показателей светосуммы и максимальной светимости. Степень подавления ХЛ свидетельствовала о выраженности влияния препаратов на генерацию АФК в данной модельной системе. Максимальный эффект был выявлен у эпигаллокатехин-3-галлата. С увеличением концентрации исследованных препаратов угнетение ХЛ становилось более выраженным, что свидетельствовало о дозозависимом эффекте.

В модельной системе ПОЛ эритромицин+цинка ацетата дигидрат и эпигаллокатехин-3-галлат значительно подавляли ХЛ. Остальные исследованные препараты практически не оказывали влияния. При этом увеличение концентрации препаратов также влекло за собой увеличение степени подавления ХЛ. В гепаринизированной крови все исследованные препараты подавляли образование АФК. Максимальный антиоксидантный эффект был выявлен у эпигаллокатехин-3-галлата.

Известно, что многие широко используемые в практике лекарственные средства могут влиять на СРО непосредственно или создают благоприятные условия для изменения скорости окисления в организме [17]. Радикалы активных форм кислорода (АФК) обладают микробицидным действием. Недостаток их продукции сопровождается генерализацией микробной инвазии и, наоборот, будучи в избытке, АФК могут поддерживать асептический воспалительный процесс [18]. Они взаимодействуют с ненасыщенными жирными кислотами, инициируют процессы свободнорадикального перекисного окисления липидов (ПОЛ) [20]. Накопление недоокисленных перекисных продуктов приводит к изменению сосудистого тонуса, нарушению проницаемости мембранного барьера, а также к активации лизосомальных ферментов [14, 21]. Вследствие этого возникают расстройства микроциркуляции и локальный отек, усугубляются явления гипоксии, а также повышается воспалительный ответ и гибель клеток [18]. Разрушение стенки сальной железы с выходом ее содержимого в дерму также обусловливает картину воспаления, что проявляется в виде папул, пустул, узлов и кист [6, 21-24].

Выводы:

1. Полученные данные свидетельствуют об антиоксидантной активности всех исследованных препаратов в модельной системе, генерирующей АФК, аналогичные тем, которые вырабатываются гранулоцитами и макрофагами при воспалительных реакциях.

2. В модельной системе ПОЛ антиоксидантной активностью обладали эритромицин+ цинка ацетата дигидрат и эпигаллокатехин-3-галлат, остальные препараты не оказывали значительного влияния на ХЛ.

3. В гепаринизированной крови все исследованные препараты подавляли образование АФК.

4. Максимальная антиоксидантная активность во всех проведенных исследованиях выявлена у эпигаллокатехин-3-галлата. Эритромицин+цинка ацетата дигидрат также проявляет значительную антиоксидантную активность в модельной системе ПОЛ.

5. Применение лекарственных препаратов с учетом их воздействия на процессы свободнорадикального окисления может позволить повысить эффективность терапии и сократить сроки лечения acne vulgaris, однако результаты данной работы требуют дальнейшего продолжения изучения влияния исследуемых препаратов на процессы свободнорадикального окисления in vitro и in vivo.

 

Г.С. Кантюкова, З.Р. Хисматуллина, Р.Р. Фархутдинов, О.Н. Зайнуллина, Р.Ф. Хаматнуров

Башкирский государственный медицинский университет, г. Уфа

Кантюкова Гульнара Салаватовна — аспирант кафедры дерматовенерологии

 

Литература:

1. Молочков В.А., Шишкова М.В., Корнева Л.В. Комплексное лечение вульгарных угрей // Рос. журн. кож. и венерич. болезней.  — 2004. — № 2. — С. 61-63.

2. Кубанова А.А., Самсонов В.А., Забненкова О.В. Современные особенности патогенеза и терапии акне // Вестн. дерматологии и венерологии. — 2003. — № 1. — С.9-15.

3. Дашкова Н.А., Логачев М.Ф. Акне: природа возникновения и развития, вопросы систематизации и современные ориентиры в выборе терапии // Вестн. дерматологии и венерологии. — 2006. — № 4. — С. 8-13.

4. Дашкова Н.А., Логачев М.Ф. Клинико-лабораторные показатели рецидивов вульгарных угрей, коррекция этих состояний // Вестн. дерматологии и венерологии. — 2006. — № 5. — С. 73-77.

5. Волкова Е.Н., Осипова Н.К. Прогрессивные технологии ведения больных с акне и постакне // Росс. журн. кожн. и венерич. болезней. — 2009. — № 5. — С. 53-58.

6. Биткина О.А., Никулин Н.К. Акне: этиология, патогенез, вопросы терапии // Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. — 2009. — № 4 (07). — С. 67-70.

7. Им И.С., Мартынов А.А. Качество жизни у больных с вульгарными угрями // Вестн. последиплом. мед. образования. — 2006. — № 2. — С. 29-31.

8. Молочков В.А., Кисина В., Молочков А. Угри вульгарные: клиника, диагностика, лечение // Врач. — 2006. — № 3. — С. 38-39.

9. Аравийская Е.Р. Современный взгляд на лечение акне: состояние проблемы и новые возможности // Лечащий врач. — 2003. — № 4. — С. 4-6.

10. Самгин М.А., Монахов С.А. Новое в патогенезе и местной терапии угревой сыпи // Вестн. дерматологии и венерологии. — 2003. — № 2. — С. 31-38.

11. Баринова А.Н. Вульгарные угри: патогенез, клиника и лечение. Современное состояние проблемы // Рос. семейный врач. — 2003. — № 3. — С. 30-42.

12. Пескова И.В., Криницина Ю.М., Никифорова Н.Г. Изучение реактивности нейтрофилов и перекисного окисления липидов у пациентов с вульгарными угрями при терапии скинореном // Вестн. дерматологии и венерологии. — 2001. — № 3. — С. 29-30.

13. Дубинина Е.Е. роль активных форм кислорода в качестве сигнальных молекул в метаболизме тканей при состояниях окислительного стресса. Ч. 2 // Косметика и медицина. — 2003. — № 1. — С. 10-17.

14. Kurutas E.V., Arican O., Sasmas S. Superoxyde dismutase and myeloperoxidase activities in polymorphonuclear leycocytes in acne vulgaris // Acta Dermatoven APA. — 2005. — Vol. 14. — № 2.

15. Коркина Л.Г., Деева И.Б. Свободные радикалы: враги или друзья? Ч. 1. Двуликий Янус свободных радикалов // Косметика и медицина. — 2003. — № 2. — С. 54-60.

16. Akatamatsu H., Horio T. The possible role of reactive oxygene species generated by neutrofiles in mediating acnae inflammation // Dermatology. — 1998. — Vol. 196. — P. 82-86.

17. Фархутдинов Р.Р., Тевторадзе С.И., Баймурзина Ю.Л. и соавт. Методы оценки антиокислительной активности биологически активных веществ лечебного и профилактического назначения. — М., 2005.

18. Менщикова Е.Б., Зенков Н.К., Шергин С.М. Биохимия окислительного стресса. Оксиданты и антиоксиданты. — Новосибирск, 1994.

19. Кунгуров Н.В., Кохан М.М., Кениксфест Ю.В., Шабардина О.В. Терапия больных акне с различной тяжестью течения заболевания // Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. — 2009. — № 4 (07). — С. 28-32.

20. Болдырев А.А. Защита белков от окислительного стресса — новая иллюзия или новая стратегия? // Косметика и медицина. — 2005. — № 2. — С. 4-12.

21. Потекаев. Н.Н. (ред.) Акне и розацеа — М.: БИНОМ, 2007.

22. Яровая Н.Ф. Угревая болезнь (акне) // Вестн. последиплом. мед. образования. — 2007. — № 2. — С. 54-65.

23. Клинические рекомендации Российского общества дерматовенерологов под ред. А.А. Кубанова. — Угревая болезнь. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. — 8 с.

24. Pochi P.E. et al. Report of conference of acne classification // J. Am. Acad. Dermatol. — 1991. — V. 24. — P. 495-500.