Офтальмология будущего: с широко открытыми глазами


galeevВсе  что ни делается, все к лучшему — так гласит народная мудрость.  А применительно к тому, что происходит сегодня в  нашем  здравоохранении,  ее и вовсе хочется перефразировать: все,  что делается, все к лучшему! Модернизация системы здравоохранения РФ, намеченная на ближайшие два года,  позволит выявить все ее слабые и сильные стороны, внести коррективы, ускорить  развитие  высокотехнологичной  медицинской  помощи (ВМП) в стране.  И как следствие, улучшить качество жизни  россиян. Офтальмологи уже движутся в этом направлении, применяя некоторые методы ВМП в лечении наиболее распространенных глазных патологий. О том, как осуществляется развитие  ВМП в офтальмологии, какие проблемы сейчас наиболее актуальны    рассказал нам главный офтальмолог Пензенской области, заслуженный врач РФ, к.м.н., главный врач МУЗ «Городская больница имени Н.А. Семашко» Рашид Сагитович Галеев.

В начале этого года  в Ижевске состоялась конференция с участием ведущих офтальмологов России. Что можете сказать о значении данной конференции?

—  Традиционно такого рода конференции являлись уделом столицы или   ведущих научных институтов.  Однако сегодня  концепция развития здравоохранения подразумевает не только разработку, но и тиражирование высокотехнологичных методов в регионах, создание  единых  стандартов оказания помощи вне зависимости от  места  проживания и места  ее оказания.  Если раньше высокотехнологичная помощь оказывалась только в ведущих лечебных учреждениях крупных городов, то задачей сегодняшнего дня является   развитие такой помощи во всех  регионах страны  для того, чтобы каждый житель вне зависимости от проживания мог получить по стандарту весь набор медицинской высокотехнологичной помощи. Модернизация, которая намечена на последующие 2 года призвана ликвидировать  дисбаланс в качестве оказания медицинской помощи в различных регионах. Для организаторов здравоохранения форум  позволит выделить  принципиальные ключевые позиции, которые озвучил на конференции главный офтальмолог России Владимир Владимирович  Нероев. Также эта конференция позволила   узнать, что уже сделано и  что делается в регионах  как с   высоким  экономическим  статусом, типа Республики Татарстан или Башкирии, так и в экономически небогатых регионах.   Все это нацелит  работу организаторов здравоохранения  на то, чтобы  в дальнейшем Россия вышла на единое  пространство.   В этом плане  форум  очень своевременный и  нужный.


Рашид Сагитович, как по вашему, министерство здравоохранения России  так скажем, «потянет» развитие высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП)?

—  Вообще, термин высокотехнологичная медицинская помощь — это чисто российский термин. Возник он в связи с оказанием  уникальных дорогостоящих методов лечения, которые  не может  профинансировать  муниципальный бюджет   или бюджет фонда обязательного страхования.  Поэтому в 2006 г., чтобы эта помощь могла была оказана, было введено    понятие «высокотехнологичная медицинская помощь» и для ее оказания правительством были выделены денежные средства, которые распределялись преимущественно в федеральные  медицинские учреждения. В настоящее время эти технологии растиражированы по всей стране и применяются не только в федеральных, но и в областных, муниципальных и других учреждениях. Поэтому и встал вопрос о иной форме финансирования. Мы знаем, что  при развитии обязательного медицинского страхования со следующего года на 2% повышаются  отчисления фонда обязательного страхования. Следовательно, бюджет фондов и возможности их финансирования  вырастут значительно.  При лечении катаракты мы сталкиваемся с тем, что  для этого  нужны  дорогостоящие  расходные материалы —  хрусталики, вискоэластики, кассеты и другое.   По некоторым  данным  различных регионов,    инвестиции на расходные материалы составляют более 10 тысяч рублей.   В  России   в среднем на 1 миллион  человек  проводится около  3 тысяч  операций ежегодно. То есть на регион численностью в 1,5 млн. необходимо  порядка 45  миллионов в год,  чтобы устранить  проблему катаракты.  Хирургическое лечение  глаукомы практически не требует  постоянных значительных  вложений, здесь проблема может быть решена однократной закупкой дорогостоящего диагностического оборудования и  лазеров.  Есть,  конечно,  определенный вид операций, при которых требуется помощь государства, потому что региональные бюджеты оплатить лечение   не смогут, но  расходы на лечение  катаракты,  глаукомы, которые в настоящий момент являются самыми распространенными и социально-значимыми, за счет обязательного страхования можно закрыть.

Можно ли  сказать, что ВМП стала доступной практически  каждому россиянину?

— Да,  она стала доступной. Я говорю о   регионах. Катаракту,  например, практически в любом регионе страны можно прооперировать   методом факоэмульсификации, который относится к высокотехнологичным методам, так как производится без традиционного разреза и наложения швов через небольшой прокол в глазу.  В регионах в 2008 году  произошел так называемый «перелом»:  факоэмульсификаций по стране было сделано больше, чем традиционных операций с наложением швов. В Пензенской области,  например этим методом  проведено 75% операций.


В чем принципиальное отличие оказания высокотехнологичной помощи в Пензенской области?

— Наш  минус — это отсутствие в  Пензенской области   областной офтальмологической  больницы. Существующая офтальмологическая больница по статусу является  городской и финансируется из муниципального бюджета, который является дефицитным. Но несмотря на это, ВМП в нашей области развивается   достаточно энергично.  Например,  в прошлом году 52% операций  проведены  с использованием   высокотехнологичных  методов.  Сама медицинская помощь оказывается бесплатно, но затраты на некоторые расходные материалы  ложатся на пациентов.

Какие проблемы наиболее актуальны в детской офтальмологии?

— Конечно,  детская офтальмология кардинально отличается от взрослой.  Сегодня  детей с заболеваниями глаз меньше не становится.  Лечение детей с врожденными проблемами зрения требует длительных многолетних усилий в консервативном лечении.   На сегодняшний день   отмечается постоянный  рост школьной близорукости за  счет увеличения зрительной нагрузки, внедрения повсеместного компьютера  в школах. Поэтому на последнем съезде офтальмологов поставлена   принципиальная задача по  развитию  сети  специализированных кабинетов  по лечению школьной близорукости. Так,  например в Ижевске уже есть  наработки по созданию миопического центра, в котором   сосредоточена вся необходимая аппаратура,   позволяющая  выяснить, почему у ребенка прогрессирует близорукость, а   после  диагностики определить  наиболее эффективные  методы лечения.   Сохранение  зрения у подрастающего поколения  благодаря развитию  такой сети наряду с известными кабинетами, которые уже десятки лет занимаются охраной здоровья детей, позволят решить эту проблему.  Еще одна крупная проблема современности — это ретинопатия недоношенных. В России  началась борьба за увеличение роста  рождаемости,   активно развивается  неонатология.  В выхаживании детей с экстремально низкой массой тела уже имеются значительные  результаты. Однако  такие  дети    входят в группу риска по развитию тяжелейшего заболевания —  ретинопатии недоношенных, которая может привести к стойкой утрате зрения  инвалидности.   Именно поэтому актуальным является   создание  офтальмологической  службы при роддомах.   Офтальмологи могли бы осматривать  глазное дно новорожденных, выявлять заболевание на ранних стадиях,  чтобы вовремя    проводить неотложные мероприятия, типа лазеркоагуляции сетчатки. В таком случае детей инвалидов станет меньше.

Остановимся отдельно на  миопии у детей. Вы согласны с тем, что сегодня возможно решить эту проблему без применения консервативного лечения, например при помощи линз?

— Линзы  не решат эту проблему, потому что  прогрессирование близорукости  осуществляется за счет удлинения заднего отрезка глаза. Как один из методов комплексного лечения ношение линз  может применяться, но делать ставку на них  не стоит, потому что это   лишь  симптоматическое лечение, которое  на причину заболевания не влияет.

Какие появились новые направления в Пензенской офтальмологии?

— Стоит сказать, что мы непрерывно развиваемся.  У  нас прекрасная налаженная хирургия глаукомы.  Функционируют лазерные кабинеты, где лечится больные с диабетической ретинопатией.  С 2002 года мы внедрили факоэмульсификацию катаракты. Что касается планов на будущее, то мы планируем создание службы, занимающейся    витреоретинальной хирургией,  которая будет применяться в основном для лечения   диабетической ретинопатии.  Планируется закупка соответствующего оборудования. Готовятся  кадры. Сегодня это остро необходимо, так как  рост   числа больных сахарным диабетом идет практически в геометрической прогрессии. На сегодняшний день   в Пензенской области зарегистрировано более 6 тысяч человек с диабетической ретинопатией, которые в перспективе будут нуждаться в этом лечении.

Альфия Хасанова