Операционный блок и реанимация: традиционный тандем


setakovЧто стоит за качественной хирургией? Современное оборудование, мастерство специалиста, высокотехнологичные методики и, что самое важное, хорошая анестезия и реанимация. Если смотреть объективно, то во многом, благодаря именно анестезиологии и реаниматологии, хирурги получили возможность сегодня оперировать на головном мозге, проводить аортокоронарное шунтирование и делать еще огромное количество вещей из разряда высокотехнологичной помощи.

Вторым, не менее важным моментом, является послеоперационное ведение пациента в отделении реанимации. Проведение ряда мероприятий, на первый взгляд таких очевидных, но требующих колоссальных знаний в различных областях медицины и умений реаниматолога, позволяют сказать хирургу сакраментальную фразу: «Будет жить!».

Хирургия — здесь лишь наглядный пример, а если смотреть дальше, то можно увидеть тесное сотрудничество анестезиологии и реаниматологии с терапевтическими специальностями: стоит отметить,  насколько важны реанимационные мероприятия в неврологии, в частности, при инсультах, кардиологии, эндокринологии и других областях.

В рамках данной публикации мы решили выяснить, насколько тесен тандем  анестезиологии и реанимации с другими направлениями Городской клинической больницы №5 города Казани. Почему именно это отделение вызвало интерес? Ответ на этот вопрос лежит в понимании специфики самой больницы — это единственное лечебное учреждение, пожалуй, не только в городе, но и республике, в целом, где оказывается неотложная хирургическая помощь больным с гнойно-септической патологией.

Заведующим отделением анестезиологии и реанимации на сегодняшний день является  Александр Игоревич Шестаков — с ним мы и ведем разговор.


— С какими сложными случаями приходится сталкиваться анестезиологам-реаниматологам вашего отделения?

— Профиль нашей больницы определяет и основное направление нашего отделения — это гнойно-септические больные. Стоит отметить, что определенной настороженности гнойно-септический профиль больницы требует особого внимания в эпидемиологическом плане. Во всем остальном, мы используем стандартные методики, как и при любой другой патологии.

— С какой еще патологией к вам поступают больные? Как организована работа по неотложной, экстренной, помощи?

— В первую очередь это больные с гнойно-септическими заболеваниями, зачастую в сочетании с сопутствующей патологией, которая осложняет течение этих заболеваний. Большого внимания требуют больные с гинекологической патологией, больных с сахарным диабетом и его осложнениями, такими как: диабетическая стопа с исходом в гангрену, а также больные травматологического профиля с различными видами гнойно-септических осложнений.


— А плановые больные? С какой патологией пациентов можно отнести к числу наиболее тяжелых?

— К нам поступают больные, прошедшие этап лечение в других ЛПУ. Наглядным примером здесь может служить травматология. Пациент после автомобильной катастрофы с многочисленными сложными травмами был направлен в отделение травматологии. Там он получил высокотехнологичную помощь — аппарат Елизарова, остеосинтез и так далее, а также комплекс антибактериальной терапии. Но травмы настолько серьезные, что, допустим, произошло гнойное воспаление с развитием остеомиелита. К нам такие пациенты поступают с осложнением, которое лечить несколько сложнее, поскольку выработалась устойчивость к некоторым видам антибактериальных препаратов.

Достаточно ли оснащено отделение реанимации, и какие современные методики используются?

При развитии тяжелого сепсиса происходит поражение дыхательной системы, что требует проведения искусственной вентиляции легких.  Для достижения максимального комфорта пациента при проведении этой процедуры с целью минимизации побочных эффектов применяется наиболее современная дыхательная аппаратура. Аппараты у нас в отделении имеются.

Введение лекарственных препаратов осуществляется с помощью инфузоматов —  это позволяет добиться постоянной концентрации лекарственного вещества в крови и, соответственно, тканях.

Для контроля за жизненно-важными функциями пациента используется система суточного мониторирования. Монитор у нас есть, но хотелось бы иметь еще несколько, что позволило бы мониторировать большее количество больных одновременно.

Что хотелось приобрести в ближайшем будущем для отделения?

— В ближайшем будущем у нас планируется закупить газоанализатор для определения водносолевого обмена и кислотно-щелочного состояния крови. Хотелось бы также иметь прибор для определения  вязкости крови с целью определения осмолярности крови, что позволило бы грамотно проводить инфузионную терапию.

Как она проводится сейчас?

— Сегодня это стандартная терапия, которую мы проводим уже много лет, ориентированная на клинику, патологию, и показатели крови, которые дает нам лаборатория.

А если говорить об анестезиологических пособиях?

p1190239— Мы используем, практически, все, что сегодня входит в перечень стандартов. Одной из главных задач службы — выбор наиболее оптимального вида анестезии для каждого пациента. Для достижения этой цели перед каждым оперативным вмешательством обязательно осуществляется осмотр пациента врачом-анестезиологом, который при выборе вида анестезии проводит комплексное обследование пациента. При непродолжительных и малотравматичных операциях мы используем внутривенную анестезию. При сложных, продолжительных операциях применяем общую комбинированную анестезию с искусственной вентиляцией легких. Используем проводниковые виды обезболивания -эпидуральную анестезию, спинномозговую.

Неотъемлемой частью анестезиологического пособия является послеоперационное наблюдение, в которое включается адекватное обезболивание, профилактика тромбоэмболических осложнений и стабилизации жизненноважных функций организма.

Сколько специалистов работает в вашем отделении?

— Шесть врачей.

Этого достаточно?

— Кадровые вопросы есть всегда, и думаю, что стоят они перед многими специальностями. Конечно, учитывая нагрузку на наше отделение, оказание круглосуточной неотложной помощи по гнойно-септическому профилю, гинекологии и терапии, можно сказать, что врачей в отделении недостаточно.

— Занимаются ли научной деятельностью специалисты вашего отделения?

— Все наши врачи высококвалифицированные, но научную деятельность на кафедрах анестезиологии и реаниматологии они не ведут.

У вас гнойно-септическая патология профильная, а является ли она самой частой?

— Чаще всего мы имеем дело с терапевтической патологией — это инсульты, инфаркты, комы, связанные и несвязанные с сахарным диабетом, больные с бронхиальной астмой и гипертонической болезнью, с различными видами ее осложнений и, естественно, больные в послеоперационном периоде хирургического, травматологического и гинекологического профилей.

Какова преемственность вашего отделения с другими службами больницы?

— Безусловно, мы работаем рука об руку. Без этого наша специальность потеряла бы смысл. Терапия, гинекология, травматология, гнойно-септическая хирургия — это наши общие пациенты, общая ответственность, общие проблемы и совместное их решение, как в операционном блоке, так и в отделении реанимации.

Какими вы видите перспективы развития отделения?

— Если все сложится благополучно, то, конечно, хотелось бы увидеть в нашей больнице отдельное структурное операционно-реанимационное подразделение. Сегодня этого, к сожалению, нет и мы, образно говоря, разбросаны по этажам, что является в некотором плане проблематичным как для врачей, так и для пациентов. Согласитесь, транспортировка тяжелого больного через  палату в отделение реанимации, далеко не приятное зрелище, и психологически является неприемлемым для выздоравливающих пациентов, поэтому, считаю, что необходимо сконцентрировать в одном блоке и операционную и палату реанимации.

Еще один немаловажный момент — это контроль за состоянием больного во время оперативного вмешательства, что позволит вовремя обнаружить различные виды нарушений жизненноважных функций.

Екатерина Лобанова