Особенности семей алкогольно-невротического типа: социально-трудовая адаптация супругов и психотерапия


При исследовании особенностей алкогольных семей, в которых оба супруга злоупотребляли алкоголем, были выделены три варианта: алкогольно-невротический, алкогольно-олигофреноподобный и алкогольно-социопатический. Изучение социальной адаптации в алкогольно-невротических семьях в соответствии с созданной для этих целей «Методикой оценки и социально-трудовой адаптации больных алкоголизмом в периоды злоупотребления алкоголем и ремиссии» показало, что особенности этой группы следует учитывать при реабилитации супругов.

Features families of alcoholic-neurotic type: social and labor adaptation spouses and psychotherapy 

During the examination of alcoholic families, in which both husband and wife misused alcohol, were discovered three variants of them: alcoholic-neurotic, alcoholic-oligophrenia-like and alcoholic-sociopathic. Study of social adaptation in alcoholic-neurotic families with the created for these purposes “Methods of estimation of social and labor adaptation of alcoholics during alcohol abuse and remission” showed that in these groups there are differences and features of this group should be considered in the rehabilitation of the spouses.  

В последние десятилетия в научной литературе появились исследования, в которых формирование и развитие алкоголизма рассматривается не только с точки зрения  индивидуально-личностного, но и с позиций парно-группового, семейного подхода [1-3]. Возникли понятия «семейного алкоголизма», «алкогольной семьи», «супружеского алкоголизма» [4, 5], что отражало системное видение проблемы. Большое значение в течение заболевания играет социальная адаптация – как самого больного алкоголизмом, так и его созависимого супружеского партнера, поэтому различные типы алкогольных семей характеризуются различными вариантами межличностной, сексуальной, бытовой, социально-трудовой адаптации.

Возникновение сходных паттернов поведения у супругов в алкогольных семьях можно объяснить известной концепцией «гомеостатического равновесия» с приведением различных параметров функционирования (в данном случае в семейной системе) к единообразию. Согласно этой концепции, при наличии дефекта у одного члена семьи (алкогольной зависимости, социальной и поведенческой ущербности) появляется дискордантность взаимодействия, поэтому для семейно-ролевого выравнивания происходит своеобразное «прививание» определенного дефекта другому, интактному партнеру – этим достигается ролевое равновесие.

Социальная адаптация осуществляется в сферах, обозначенных как «семья-работа-общество», и изменения именно по этим «социальным осям» указывают на деструкцию, причиной которой является, в том числе, алкоголизм.


Материалом исследования были 129 семей, в которых оба супруга злоупотребляли алкоголем и которые по своим клинико-типологическим особенностям были неоднородными. Среди этих пар был выделен «алкогольно-невротический» тип семьи (29 пар), являющийся объектом данного исследования.

Методом исследования были клинико-психопатологический и экспериментально-психологический. Была использована «Методика оценки социально-трудовой адаптации больных алкоголизмом» [6]. Оценка социальной адаптации в периоды ремиссий осуществлялась при помощи модификации вышеназванной методики [7], однако ряд положений в настоящее время не является актуальным, поэтому в данной работе приведен последний, усовершенствованный вариант.

Оценка этого параметра осуществлялась по трём основным шкалам: шкале семейно-бытовых отношений, шкале трудовой деятельности, шкале общественных отношений. Оценка «О» характеризовала определённую нормативность признака, присущую здоровой адаптации. В период злоупотребления алкоголем изменения социально-трудовой адаптации больных квалифицировались оценками (-I), (-2), (-3) по степени ухудшения качества этого параметра алкоголизма — от лёгких нарушений социально-трудовой адаптации до глубокой дезадаптации.

Исследования качества ремиссий при алкоголизме [8] позволяют утверждать о неоднородности социально-трудовой адаптации больных алкоголизмом в период воздержания от алкоголя, об определённых нарушениях с иной — «трезвеннической » окраской. Эти особенности были обозначены противоположным знаком и по степени дисбалансированности оценивались по той же трехбалльной градации — (+1), (+2), (+3). С позиций системного подхода это объясняется тем, что ремиссия при алкоголизме — часть заболевания, поэтому в этот временной промежуток также возможны нарушения ряда социобиологических параметров. Следует отметить, что социально-поведенческая гипокомпенсация в период злоупотребления алкоголем в большинстве случаев коррелирует с гиперкомпенсацией в период воздержания, но это положение не абсолютно для всех больных и тем более семей. Более того, если гипокомпенсация является, как правило, началом негативных сдвигов, свидетельствующих о социальной деструкции, то гиперкомпенсаторное поведение является, скорее, позитивным проявлением, свидетельствующим о «ремиссионных» сдвигах.


Новая методика отображает степени социально-поведенческих нарушений в период воздержания от злоупотребления алкоголем. Каждая шкала содержит три подшкалы, оценка параметра осуществляется по девятибалльной системе. Зона оценок от (-1) до (-3) и от (+1) до (+3) соответствует легкой гипо- и гиперкомпенсации. Зона оценок в пределах (-3) до (-6) и (+3) до (+6) соответствует умеренной декомпенсации; зона оценок от (-6) до (-9) и от (+6) до (+9) соответствует выраженной декомпенсации.

Результаты

Изучение данного типа алкогольных семей клинико-психопатологическим методом показало на определенные его особенности. Алкогольно-невротический тип семей характеризовался сочетанием алкоголизма и психогений. Эти семьи можно было назвать «проблемными», но проблемы возникали не из-за нарушения социальной адаптации, а из-за межличностных внутрисемейных взаимоотношений. Последние либо изначально были стрессовыми, либо становились таковыми в результате злоупотребления алкоголем одним из супругов.

При изначальных нарушениях семейных взаимоотношений, когда «семейный невроз» был первичным и характеризовался наличием конфликтов, алкоголь служил супругам средством борьбы с фрустрациями. Он являлся универсальным «адаптогеном» с многообразными функциями: коммуникативной (алкоголь — посредник в нарушенном общении супругов), релаксирующей (алкоголь — семейный транквилизатор), сексуально-стимулирующей (алкоголь — стимулятор полового влечения супругов, средство снятия предкоитального напряжения у жён, «невроза ожидания» у мужей, средство улучшения количественных и качественных коитальных параметров у мужчин).

При употреблении алкоголя супругами в этих семьях наблюдался парадоксальный, на первый взгляд, феномен: несмотря на возникновение у супругов серьёзной проблемы, алкоголизма, взаимоотношения в семье временно улучшались. Это объяснялось тем, что супруги консолидировались на алкогольной почве: исчезал психологический диссонанс во время совместного употребления алкоголя, появлялась «взаимовыручка» при абстинентных явлениях. Сексуальные дисгамии, отмечаемые ранее, либо исчезали, либо переставали быть стрессогенными, однако по мере утяжеления алкоголизма у женщин достигнутая на начальных этапах согласованность супругов исчезала, заменяясь более грубой дисгармонией.

В случаях, когда нарушения взаимоотношений были вторичными, связанными с алкоголизмом одного из супругов, картина была несколько иная. В этих семьях алкоголь выполнял также и манипуляционную функцию. Так, обследованные женщины отмечали, что изначальная алкоголизация их мужей усиливалась в ситуации благополучных отношений и ослаблялась в период затянувшихся конфликтов. Пациентки утверждали, что улучшение семейного микроклимата, ситуация «перемирия» с возможностью возобновления нормативных супружеских отношений влекли за собой ещё более выраженную алкоголизацию их мужей. Не исключено, что опьянение мужчин из подобных семей являлось подсознательной формой отсрочки или избегания нежелательных контактов с жёнами.

Причиной семейного невроза в подобных семьях был алкоголизм мужей, но инициаторами невротического стиля отношений были жёны, которые на начальных этапах боролись с пьянством мужей. Причины последующей алкоголизации жён были разными: ощущение безысходности ситуации, слом механизмов «борьбы» (истощение копинговых ресурсов), реакции протеста, стремление наказать мужей собственным пьянством и т.д. Алкоголизм мужей изменял психологический облик жён больных, их систему ценностей: появлялись патологические формы реагирования, одной из которых становился поздний женский алкоголизм.

Исследования социально-трудовой адаптации показали, что эти семьи характеризовались неглубокими нарушениями в периоды злоупотребления алкоголем и незначительными отклонениями  в периоды ремиссий и светлых промежутков. Нарушения касались, в основном, семейно-бытовой сферы и сопровождались систематическими семейными конфликтами, угрозой разрыва супружеских отношений, игнорированием семейных обязанностей или формальным их исполнением, обеднением домашнего досуга, ослаблением супружеских связей. Материальный уровень семей либо оставался прежним, либо незначительно снижался. В общественной и трудовой сферах глубоких нарушений также не наблюдалось: отмечалась некоторая шаблонизация выполняемой работы, временами появлялось небрежное, недобросовестное отношение, потеря инициативности, служебной исполнительности, определенный формализм, отдельные, юридически ненаказуемые, нарушения общественного порядка, появление среди друзей случайных людей, собутыльников.

У обследованных женщин отмечался более замкнутый круг алкогольного общения: в компании подруг, либо в одиночку. В этих семьях межличностные взаимоотношения были нарушены глубже, чем социальные; алкогольная симптоматика имела «амбулаторный» уровень и не десоциализировала их в обществе. Несмотря на это, наличие в семье заболевания и вовлеченность обоих супругов различной степени выраженности порождало стремление к социальной компенсации: в светлых промежутках и в периоды ремиссий наблюдались специфические психологические тенденции, в соответствии с которыми строился весь поведенческий стереотип – это гиперкомпенсаторное стремление «доказать» и «угодить». У этих лиц (у мужчин значительно чаще, чем у женщин) наблюдалось стремление к демонстрации своей гиперкомпетентности в профессиональных вопросах, доказательству своей осведомленности, незаменимости с демонстрацией деловитости, занятости, активности, трудоспособности. Эти пациенты вне абузусов стремились к соблюдению дисциплины для доказательства своего отношения к работе. Они старались одеваться подчёркнуто аккуратно, не допуская погрешностей в одежде. В коллективе эти лица добивались положительной оценки своего поведения, были чрезмерно зависимы от общественного мнения, старались заделаться всеобщими любимцами, «душой коллектива», снискать популярность у окружающих.

В общественной жизни больные были сверхактивны, проявляя порой показную инициативность, ревностно выполняя поручения. Общественные отношения складывались из стремления угодить влиятельным лицам, членам коллектива, от которых зависела их дальнейшая карьера в период возможного срыва ремиссии. В целом, больные старались вести общественно поощряемый образ жизни, быть признанным примером для окружающих. Нередко наблюдался действительный, а не показной «уход в профессионализм» с повышенной продуктивностью, взлётом творческое активности, однако по окончании работы вновь наступал период «оправданного» злоупотребления алкоголем.

Примечательно, что наступление ремиссий у супругов было конкордантным, почти одновременным — обследованные женщины отмечали, что в «сухие периоды» у мужей они также стремились снизить частоту алкоголизации, либо вообще прекратить пить, так как «появлялась надежда на улучшение жизни, возобновление нормальных супружеских отношений». У мужчин из подобных семей преобладала гиперкомпенсация в общественно-трудовой сфере, у обследованных женщин — в семейно-бытовой.

Основной задачей психотерапии в «алкогольно-невротических семьях» являлось рациональное объяснение ситуации – поэтапно раскрывались личные и семейные конфликты, иллюзорность разрешения их с помощью алкоголя одним или обоими супругами; закономерность неудачи в решении внутрисемейных проблем путем алкоголизации, возникновение заболевания как патологической формы адаптации супругов. Выявлялась основная роль алкоголя (манипулятивная, сексуально-стимулирующая, антидепрессивная, коммуникативная, релаксирующая, контролирующая, антидепривационная, адаптационная, антифрустрационная и т.д.).

В случаях «автономного», раздельного злоупотребления алкоголем каждым из супругов прицельно выявлялись обстоятельства пьянства как женщин, так и их мужей. Следует отметить, что в «алкогольно-невротических» семьях алкоголь выполнял также и манипуляционную роль. Женщины отмечали, что изначальная интенсивность алкоголизации их мужей усиливалась в периоды благополучных отношений и ослаблялась в ситуациях затянувшихся конфликтов. При детальном изучении этого явления обнаружено наличие дисгармоничных половых взаимоотношений супругов, преобладание сексуальной фабулы в тематике конфликтов. Пациентки утверждали, что улучшение семейного микроклимата, «перемирие» (жены прощали мужьям пьянство, возлагали надежды на возобновление супружеских отношений) влекло за собой еще более выраженную алкоголизацию мужей. Не исключено, что стремление к опьянению у мужчин здесь являлось подсознательной формой реализации желания отсрочить или избежать нежелательных сексуальных контактов с женами, следствием сексуальной дисгамии.

В процессе проведения семейной психотерапии в недирективной форме указывались противоречия между супругами, семейные формы неадекватного реагирования, защитные механизмы как каждого из супругов, так и семьи в целом. Опыт показывает, что степень раскрытия невротических проблем у жен выше, чем у мужей, — так же, как и уровень осознания семейных психологических конфликтов. Несомненно, эти параметры во многом определялись личностными особенностями супругов, однако у женщин чаще по сравнению с мужчинами наблюдалось психогенно-реактивное начало употребления алкоголя.

Таким образом, изучение алкогольных семей показало, что существуют их типы, неоднородные по клинической характеристике и по социально-трудовой адаптации. Исследование выделенного алкогольно-невротического типа семей выявило определенные особенности, которые необходимо учитывать при проведении семейной психотерапии и последующей реабилитации подобных семей.

 

 

Л.К. Шайдукова

Казанский государственный медицинский университет  

Шайдукова Лейла Казбековна — доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии и психологии

 

Литература:

1. Москаленко, В.Д. Семья больного алкоголизмом как система / В.Д. Москаленко, Т.И. Милосердова // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. — 1993. — Т. 93, № 5. — С. 108-110.

2. Москаленко, В.Д. Зависимость и созависимость в семьях больных алкоголизмом / В.Д. Москаленко // Вопросы наркологии. — 1995. — № 2. — С. 76-79.

3. Москаленко, В.Д. Зависимость — семейная болезнь / В.Д. Москаленко. — Донецк, 2009. — 128 с.

4. Шайдукова, Л.К.Супружеский алкоголизм / Л.К. Шайдукова // Российский психиатр. журнал. — 2005. — № 5. — С. 53-61.

5. Шайдукова, Л.К. Проблема алкоголизма у супругов / Л.К. Шайдукова // Социальная и клиническая психиатрия. — 2007. — № 3. — С. 96-107.

6. Методика оценки социально-трудовой адаптации больных алкоголизмом // Методические рекомендации / Д.М. Менделевич, Л.Д. Никольская, А.А. Муравьев. — Казань., 1979. — 19 с.

7. Шайдукова, Л.К. Метод оценки социально-трудовой адаптации больных алкоголизмом в период  длительных ремиссий / Л.К. Шайдукова, Д.М. Менделевич // Проблемы клиники, терапии, патогенеза алкоголизма. — М., 1988. — С. 86-89.

8. Шайдукова, Л.К. Ремиссионные расстройства у больных алкоголизмом / Л.К. Шайдукова // Казанский мед. журнал. — 2002. — № 2. — С. 111-118.