Открытые темы закрытого голоса


p3172608ЛОР-патология во все времена занимала не последнюю строчку в общей структуре заболеваемости. В последние годы как в мире, так и в России в частности, возросло количество заболеваний верхних дыхательных путей.

Согласно данным медицинской статистики, среди всех неотложных больных, обращающихся за помощью в медицинские учреждения, большинство — больные с ЛОР-патологией. В том числе, многие пациенты страдают различной патологией носа и околоносовых пазух. И это только видимая часть айсберга. Не менее значимым направлением для оториноларингологов является нарушение голосовой функции.  В Казани, где собрано огромное количество вузов, колледжей, школ, не говоря уже о таких учебных заведениях, как Казанская государственная консерватория, институт культуры и музыкальное училище, эта проблема обретает особый смысл:  голос является инструментом профессиональной деятельности преподавателей-лекторов, певцов и многих других. И здесь картина ясна без статистики — пациентов много. Свидетельство тому можно увидеть в количестве больных, обращающихся на кафедру оториноларингологии Казанского государственного медицинского университета, которая непосредственно занимается этой проблемой. Более подробно на эту тему мы решили поговорить с заведующим кафедрой, главным оториноларингологом Министерства здравоохранения РТ, доктором медицинских наук, профессором Халидом Аразхановичем Алиметовым.

—     Какими основными направлениями занимается ваша кафедра?

—     Наша кафедра занимается всем спектром заболеваний ЛОР-органов. Это и ушная патология, патология носа и околоносовых пазух, гортани и голоса. А если говорить более подробно, то во все времена оставалось для кафедры в числе приоритетных направлений проблема диагностики и лечения онкологических заболеваний ЛОР-органов. Сотрудники кафедры постоянно разрабатывали новые методы диагностики и хирургии опухолей ЛОР-органов, они же внедрили в работу метод микроспектрофотометрического определения ДНК в опухолях глотки, гортани.

Сегодня у нас проводят пластические операции по поводу рака голосовой складки.  Это хирургическое вмешательство разработано здесь, но поскольку мы занимаемся проблемой голоса, в том числе и онкологическими вопросами, то мы и эту патологию тоже берем на себя.


—     А если больной нуждается в последующем лечении — химиотерапии, лучевой терапии и других специфичных для этой области методиках лечения?

—     Безусловно, затем таких пациентов мы направляем к онкологам для продолжения лечения лучевым и лекарственными методами.

—     Какое место в общем числе направлений деятельности кафедры занимают голосовые расстройства?

—     С конца 80-х годов на кафедре стало развиваться новое направление научных исследований — совершенствование диагностики и лечения нарушений воздухопроводной и голосовой функции гортани. Всем известно, что голос является орудием труда для людей многих профессий — социальное значение голоса трудно переоценить: при его потери качество жизни больного значительно ухудшается.  К оториноларингологам обращаются в основном с жалобами на различные субъективные ощущения дискомфорта в горле при отсутствии видимой патологии в глотке и гортани. Нередко эти пациенты проделывают долгий путь, посетив врачей разных специальностей и собрав множество диагнозов. Есть случае, когда на почве такой  неопределенности и ухудшения качества жизни у больных развивался вторичный невроз.


Нашими исследованиями установлена связь нарушений голоса, дискомфорта и неприятных субъективных ощущений в горле с шейной мышечной патологией,  обусловленной остеохондрозом шейного отдела позвоночника. Однако, если в литературе и встречаются единичные публикации о гортаненных проявлениях шейного остеохондроза, то сведения, указывающие на взаимосвязь гортани и глотки с цервико-вертебральной патологией, встречаются крайне редко, а обощенного материала не существует и вовсе.

Здесь уже привлекаются специалисты смежных направлений — неврологи, физиотерапевты, и к лечению мы подходим уже с учетом этих особенностей.

Голосовые расстройства, это самый трудный и малоизученный раздел. Небольшие изменения в голосе, например, для певцов, имеют колоссальное значение. Практически, во всех случаях требуется, можно сказать,  ювелирная работа.

—     В чем она заключается? Расскажите, пожалуйста, о современных методах диагностики и лечения патологии голоса.

—     Безусловно, хотелось бы определять голосовое поле, но на сегодняшний день это сделать невозможно из-за нехватки должного оборудования. Оперируем мы щадящим способом, под микроскопом, удаляя измененные структуры голосовой складки и сохраняя важные в функциональном отношении части. Мы не нарушем голос. Это уже высокие технологии.

—     А в каком состоянии находится у вас микроскоп?

—     В плачевном. Ему исполнилось двадцать лет, и мы боимся, что вот-вот он выйдет из строя.

—     А если говорить о терапевтических методах?

—     Все, которые возможны в мировой практике, мы проводим. Есть у нас и запатентованные методики. Метод электоромиографии мышц гортани помогает уточнить диагностику и контролировать результаты лечения различных форм дисфонии. Обнаружение локальных гипертонусов мышц шеи у больных позволило внедрить в комплекс консервативных (методы точечного массажа, постизометрической релаксации и пунктурной анальгезии триггеров) лечебных и хирургических мероприятий. Активно используем мануальную терапию.

В случае с медикаментозным лечением, у нас есть собственные рецептуры.

—     С какими сложностями сталкиваются сотрудники кафедры сегодня?

—     Диапазон направлений деятельности у нас довольно широкий, но к сожалению, происходит задержка покупки современного оборудования и инструментария. Нам обещают, никогда в просьбах не отказывают, но в пока мы ничего не получаем.

—     Каким образом пациенты могут получить данное лечение: как направить больных с патологией голоса к специалистам кафедры?

—     К сожалению, Центр, расположенный на базе городской больницы №18, негласный. Наша кафедра имеет также свою базу в Республиканской клинической больнице МЗ РТ, где создан еще в 1986 году фониатический центр. Ранее к нему были прикреплены и соседние республики, сегодня мы все становимся чужими. Еще есть возможности брать на лечение тематических больных из соседних республик, но безусловно, не в таком объеме, как это было раньше.  Ограничений очень много.

С просьбами о том, чтобы создать городской фонеатический центр, мы обращались и в Министерство здравоохранение РТ, и соответственно, в муниципальное управление.

Все вопросы повисли в воздухе. Реальными же остались только сложные пациенты, нуждающиеся в помощи.

Екатерина Лобанова