Перспектива эндоскопии в лечении урологических заболеваний


Перспектива эндоскопии в лечении урологических заболеваний
Зубков Алексей Юрьевич — доцент кафедры урологии Казанского государственного медицинского университета, главный уролог г. Казани

История эндоскопии в урологии уходит своими корнями в 1846 год. Тогда еще не было, конечно, никаких малотравматичных операций, сопровождающихся разрезом кожных тканей, так называемой, лапароскопии, только исследование человеческого организма через естественные, физиологические пути. А сейчас…

«Ни один из хирургических разделов медицины, без лишней скромности, не развивается так динамично, как урология. В основе этого развития лежит принцип эндоскопии», — начался разговор с доцентом кафедры урологии Казанского государственного медицинского университета Алексеем Юрьевичем Зубковым.

— Расскажите, пожалуйста, немного об истории эндоскопии в урологии, и что происходит на современном этапе?

— Широкое распространение эндоскопия в урологии получила в конце 19 века, в 1942 году уже появились цистоскопы, с помощью которых можно было проводить хирургические вмешательства на мочевом пузыре, на верхних мочевых путях через естественные отверстия, в частности, мочеиспускательный канал. А если говорить о современности, то ежегодно появляются новые инструменты, более усовершенствованные, и, конечно, новые эндоскопические методики.

— Речь идет о лапаросокопии?


— И в акушерстве, и гинекологии, и в хирургии, и в урологии мы идем по пути лапароскопии — малоинвазивного хирургического вмешательства. Наша задача: с минимальной травмой для больного оказать максимальную полноту оперативного пособия. Никакая малоинвазивная методика не должна нести на себе задачу только косметического характера или быстрой реабилитации пациента после травмы, она должна быть полнообъемной. Если эта задача не учтена, методика просто не имеет право на жизнь. Основная часть хирургии – радикализм вмешательства: избавление пациента от заболевания.

— А какие используются эндоскопические доступы, если речь идет об урологических вмешательствах?

— Эндоурологические вмешательства выполняются под визуальным контролем, используется сочетанный контроль: ультразвуковой, рентгеновский, вмешательства как на нижних, так и на верхних мочевых путях, от начального отдела уретры, заканчивая почками.

Существует большое количество доступов: как через естественные пути, так и чрескожные. В последнее время широкое развитие получила лапароскопия в урологии. И здесь необходимо отметить одну важную вещь – ни один врач-уролог, который специализируется в эндоурологии, не может быть изначально «с улицы», без знаний базовой хирургии нельзя заниматься высокими медицинскими технологиями. Хирургия должна быть везде, поскольку существует такое понятие, как конверсия манипуляции, другими словами любая эндоскопическая операция может закончиться осложнением или такими клиническими ситуациями, которые потребуют открытого хирургического вмешательства. Врач, занимающийся эндоскопией, должен быть готов сам к проведению коррекции и продолжению оперативного вмешательства на открытом поле.


— Неприятный, наверное, момент в разговоре – об осложнениях. Они есть в эндохирургии?

— В любой хирургии есть процент осложнений. Это не зависит от квалификации хирурга и даже от метода, а зависит от конкретной клинической ситуации. Если разговор идет о научной работе, где идет анализ ошибок и опасностей — это высший пилотаж хирургии. Это, как говорится, не просто «как сделать» А как «не допустить».

Для каждого метода процент осложнений, безусловно, свой: где-то он минимальный, где-то большой, но необходимо понимать, что ряд урологических операций выполняется по поводу новообразований, где мы не всегда можем прогнозировать стадию до операции (ни один из диагностических методов не может дать 100% полную картину).

— Что происходит в плане инструментария, какое оборудование требуется для проведения малотравматичных вмешательств?

— В эндоскопическую урологию входит два больших раздела: эндохирургия и эндоурология, не предполагающая за собой диструкцию ткани. В эндохирургии применяются электроножи, радиочастотные ножи, лазеры, то есть более агрессивная методика. Эндохирургия предполагает, например, удаление опухолей. Эндоурология же направлена либо на удаление камней, либо на их разрушение, причем как в нижних мочевых путях, так в мочеточнике и в почке. Здесь доступы безграничны. Здесь тоже применяются высокие медицинские технологии: дезинтеграция камней. В каждой клинической ситуации применяется именно тот механизм, который для данного больного в конкретной клинической ситуации будет эффективным и будет работать.

Самое последние достижение в эндоурологии, которое появилось в мире — это работотизированная техника. В Казани ее нет (по причине высокой стоимости самого оборудования), но в России некоторые клиники смогли позволить своим хирургам такую роскошь.

Многие относятся к работотизированной технике насторожено. А каково ваше мнение?

— Работотизированная техника призвана уменьшить влияние человеческого фактора на ход оперативного вмешательства. Но изначально был другой акцент: имеющийся телепорт способен соединить врачей-коллег с разных континентов. А это — возможность проведения удаленных консультаций из операционных. Мое мнение, что любой новый метод, который появился, даже если он потом не получит широкого распространения в практике, а займет свою определенную нишу, он обязательно должен присутствовать.

В хирургии должен быть симбиоз методов, а что касается эндохирургии, то мое мнение таково: в той клинике, где выполняются эндоурологические операции, обязательна хорошая хирургия. И наоборот. Это две вещи не взаимоисключающие друг друга.

 Екатерина Лобанова