Половозрастная структура контингента лиц, перенесших острые отравления


Н.Х. ХАФИЗОВ, Н.Ш. ЗАГИДУЛЛИН, М.М. ШАРИПОВА, А.Л. КОСТЕНКО, Р.Х. ЗУЛКАРНЕЕВ, Ш.З. ЗАГИДУЛЛИН

Башкирский государственный медицинский университет, г. Уфа 

Загидуллин Науфаль Шамилевич

доктор медицинских наук, профессор кафедры пропедевтики внутренних болезней

В структуре острых отравлений существуют значительные различия соответствующих показателей между мужчинами и женщинами. Проанализирована структура отравлений в зависимости от гендерного фактора в Республике Башкортостан по материалам 19187 случаев острых отравлений за 2007-2009 гг. У мужчин в 4 раза чаще регистрировались алкогольные отравления, а частота неалкогольных случаев была сравнима между группами. У мужчин наибольшее число отравлений наблюдалось в возрасте 15-30 лет, а у женщин ― 30-45 лет. Показана значимость гендерного фактора в уровне и структуре отравлений, что важно при проведении профилактических и лечебных мероприятий.


Ключевые слова: структура отравлений, Республика Башкортостан, гендерные особенности.

 

N.KH. KHAPHIZOV, N.SH. ZAGIDULLIN, M.M. SHARIPOVA, A.L. KOSTENKO, R.KH. ZULKARNEEV, SH.Z. ZAGIDULLIN

Bashkir State Medical University, Ufa


Sex-age structure of population suffered acute exposure

In the structure of acute poisoning there are significant differences between men and women. The structure of poisonings in the Republic of Bashkortostan on 19,187 cases in 2007-2009 was analyzed depending on the gender factor. Alcohol poisonings in men were about 4 times more frequent then in women, and the frequency of non-alcoholic cases was comparable between groups. Mostly, men had poisoning at the age of 15-30 years and women ― 30-45 years. The significance of gender in the level and structure of poisoning was shown that is important in the toxicological prevention and care.

Key words: structure of poisonings, the Republic of Bashkortostan, gender aspects.

 

При анализе смертности населения Российской Федерации различия показателей среди мужчин и женщин наиболее ярко наблюдаются в случае острых отравлений. Эти различия касаются преимущественно отравлений алкогольной этиологии, которые превалируют у мужчин [1, 2]. В то же время количество лекарственных отравлений, например, психотропными препаратами, в том числе с суицидальной целью, значительно превалирует у женщин [3].

Изучение гендерных особенностей острых отравлений позволяет выявить их закономерности с учётом различий между мужчинами и женщинами, включая детей и подростков, в различных возрастных группах, а их хронометрический анализ может способствовать рациональному планированию коечного фонда, организации токсикологической службы, лекарственного обеспечения и проведению профилактических мероприятий.

Целью исследования было выявление гендерных закономерностей отравлений в Республике Башкортостан (РБ) за период с 2007 по 2009 годы на основании анализа 19187 случаев острых отравлений.

Материалы и методы

Материалами для исследования явились 19187 случаев отравлений в Республике Башкортостан. Данные получены из материалов специальных анкет, обязательных для заполнения в Республике Башкортостан при регистрации острых отравлений. В состав выборки вошли 12693 человек (66%) мужского пола и 6494 человек (34%) ― женского. Средний возраст по всей выборке составил 37,20±0,12 года, по мужской подгруппе ― 39,33±0,14 года, по женской ― 33,03±0,23 года. Абсолютные данные пересчитаны на 100000 населения.

Все отравления были классифицированы по этиологии на 13 групп: алкоголь, суррогаты алкоголя, лекарства, газы, наркотики, прижигающие жидкости, грибы, инсектициды, растворители, растения, яд змей, тяжелые металлы и прочие (или неопределенные).

Полученные данные анализировались с помощью критерия Стьюдента, логистической регрессии и т.п. Достоверность различий критерию Стьюдента для средних величин определялась при p<0,05.

Результаты исследований

Среди всех случаев отравлений (рис. 1) максимальный вклад в общее количество отравлений внес алкоголь (9885 случаев; доля в общем числе отравлений 51,2%; на 100000 населения 82,260/0000), что сопоставимо с Российскими показателями [3]; на втором месте оказались лекарства (5256; 27,4%; 43,2260/0000), затем с большим отрывом следовали прочие (в том числе неутонченные отравления), которые заняли 3-е место (1193; 6,2%; 9,81260/0000). Следующими были газы (908; 4,7%; 7,46260/0000), наркотики (641; 3,3%; 5,27260/0000), прижигающие жидкости (417; 2,1%; 3,43260/0000), грибы (288; 1,5%; 2,37260/0000), инсектициды (276; 1,43%; 2,27260/0000), растворители (156; 0,81%; 1,28260/0000), суррогаты алкоголя (100; 0,52%; 0,82260/0000), растения (25; 0,14%; 0,21260/0000), яд змей (20; 0,1%; 0,16260/0000) и тяжелые металлы (15; 0,1%; 0,120/0000).

Рисунок 1.

Частота острых отравлений за 2007-2009 гг. в Республике Башкортостан

1

При анализе структуры отравлений  в гендерном отношении количество отравлений у женщин (6493 случая, 33,84%) было в 2 раза меньше, чем у мужчин (12694, 66,16%). При рассмотрении структуры отравлений в отношении каждого из представленных видов установлено, что число отравлений у женщин превысило соответствующие показатели у мужчин только в 3-х группах ― с грибами (52,4 против 47,6%), инсектицидами (61,7 против 38,3%) и тяжелыми металлами (66,7 против 33,3%). В остальных группах превалировали отравления у мужчин, причем в 3-х группах (алкоголь, наркотики и суррогаты алкоголя) количество отравлений у мужчин превысило соответствующий показатель у женщин более чем в 4 раза.

При анализе распределения отравлений по стандартным возрастным группам: 0-15 лет, 16-30 лет, 31-45 лет, 46-60 лет, 61-75 лет и старше 75 лет и влияние пола на структуру заболеваемости и смертности установлено, что в возрастных группах до 30 и старше 75 лет число отравлений в половых подгруппах различалось незначительно, а в интервале от 31 до 75 лет во всех группах наблюдалось приблизительно его трехкратное превышение у мужчин (рис. 2). Несколько иная картина отмечена при рассмотрении доли летальных исходов в зависимости от возраста в соответствующих половых подгруппах. Если не брать в расчет крайние возрастные группы (тем более что их численность составляет всего около 5% от общего числа обследованных), то в мужской подгруппе доля летальных исходов практически постоянна и составила около 16%, а среди женщин отмечен постоянный рост с увеличением возрастных градаций с 6 до 21%, то есть в 3,5 раза.

Рисунок 2.

Структура острых отравлений в зависимости от возраста у мужчин и женщин

2

 

Было проведено изучение зависимости числа отравлений и смертельных исходов от месяца года и дней недели. Если исключить из анализа случаи отравления алкоголем, в том числе отравлений суррогатами алкоголя, то распределение случаев отравлений по полу у мужчин и женщин (рис. 3) было практически одинаково вне зависимости от времени года.

Рисунок 3.

Доля отравлений у мужчин и женщин в зависимости от месяца года (по вертикали ― месяцы года)

3

При оценке доли смертельных случаев «неалкогольных» отравлений в каждом месяце показано, что в течение всего года у мужчин наблюдались более тяжелые отравления, средняя доля смертельных исходов от всех случаев отравлений у мужчин составила 27%, а у женщин ― только 8% (рис. 4). В марте у мужчин при «неалкогольных» отравлениях наблюдалось резкое снижение летальности.

Рисунок 4.

Смертность от «неалкогольных отравлений» в течение года в зависимости от гендерных особенностей

4

При анализе случаев только алкогольных отравлений число пострадавших мужчин значительно выше по сравнению с женщинами вне зависимости от месяца, составляя  в среднем около 82%.

Принципиально иная картина наблюдается при анализе доли смертельных исходов по половым подгруппам в течение года (рис. 5). Показано, что если у мужчин доля смертельных отравлений алкоголем относительно постоянна, составляя в среднем около 8%, то у женщин отмечены выраженные пики в апреле и декабре (18 и 21% смертельных исходов при отравлении алкоголем), а в июле доля смертельных отравлений составила всего 3%.

Рисунок 5.

Доля смертельных исходов от отравлений в зависимости от месяца года с учетом гендерного фактора (по горизонтали месяцы в году)

5

Таким образом, установлена неоднородная динамика смертельных исходов от острых отравлений у мужчин и женщин. У мужчин выявлена относительно постоянная смертность при алкогольных отравлениях, а доля смертельных исходов при «неалкогольных» отравлениях достоверно выше в начале года. У женщин же, наоборот, доля смертельных исходов при «неалкогольных» отравлениях в течение года сравнительно постоянна, а доля смертельных отравлений алкоголем растет весь второй семестр года. Следовательно, динамика летальности без разделения на «алкогольные» и «неалкогольные» отравления свидетельствует о том, что   в начале года основной вклад в долю смертельных исходов вносят случаи отравлений у мужчин, причем не связанные с алкоголем, а в конце года – смертельные случаи отравления алкоголем у женщин.

Обсуждение

Анализ данных структуры отравлений у мужчин и женщин показал значительные различия в структуре заболеваемости, летальности сезонности отравлений в зависимости от этиологических факторов [4].

По данным А.В. Немцова и А.Т. Терёхина (2007), в Российской Федерации потребление алкоголя приводит к увеличению смертности на 500000 человек ежегодно, причем алкоголь увеличивает общую смертность у мужчина на 30%, а у женщин ― на 15% (включая непрямые потери). Число отравлений у мужчин, по данным литературы, примерно в 4 раза больше у женщин [6], в РБ прослеживается аналогичная ситуация. Более того, если исключить алкогольные отравления, то число отравлений у мужчин и женщин было примерно одинаково.

Важно отметить, что существуют значительные различия уровня смертности регионов Российской Федерации: в частности, в Красноярском крае за последнее время смертность молодых мужчин от алкогольных отравлений за 20 лет выросла в 3,4 раза (против 2,1-кратного роста в Сибири и 1,5-кратного в целом по России); что же касается их ровесниц, то темпы роста смертности от алкогольных отравлений вдвое превышали сибирские и втрое ― Российские (8,2-кратный рост против 4,3- и 3,4-кратного) [7]. В Свердловской области общее число смертей от острых отравлений среди мужского населения в период с 1998 по 2004 гг. увеличилось на 82,2%, при этом наибольший прирост смертей среди трудоспособного населения наблюдался в возрастной группе от 16 до 60 лет, что составляет 87,7 против 42,9% ― в возрастной группе от 0 до 15 лет [8]. Смертность от острых отравлений среди женского населения Свердловской области имеет схожую динамику. В целом смертность, связанная с алкоголем, в РБ находится на уровне средних показателей в Российской Федерации, которая нарастает с запада на восток.

Важно отметить, что основная часть отравлений у мужчин в РБ приходится на возраст 15-30 лет, а у женщин ― на 31-45 лет. Данная тенденция была сходной с ситуацией в Удмуртской Республике в 2009 году [3]. Результаты исследований важны с точки зрения планирования профилактических мероприятий по предотвращению отравлений в целевых группах населения. Так, у мужчин следует уделять больше внимания профилактике отравлений среди лиц молодого возраста, в том числе учащихся средних и высших учебных заведений, а у женщин целевую аудиторию должно составлять в основном работающее население.

Выводы

1. При организации профилактических мероприятий и токсикологической помощи необходимо учитывать гендерные особенности структуры отравлений в популяции. Общее число отравлений примерно в 4 раза больше у мужчин, в то же время частота отравлений «неалкогольной» природы примерно одинакова для мужчин и женщин.

2. У мужчин максимальное число острых отравлений наблюдается в возрасте 15-30 лет, а у женщин — 31-45 лет, смертность значительно повышается с возрастом в обеих группах и является максимальной в группе более 75 лет.

3. В течение года наблюдаются вариации острых отравлений и летальных исходов, как для мужчин, так и женщин — в начале года основной вклад в долю летальных исходов вносят смертельные случаи отравлений, не связанные с алкоголем, у мужчин, а в конце — смертельные случаи отравлений алкоголем у женщин.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Андреев Е.М., Вишневский А.Г. Вызов высокой смертности в России // Народонаселение. — 2004. — № 3. — С. 75-84.

2. Хафизов Н.Х., Утарбаева Г.Х., Арямнова Ю.В., Терегулов С.Р., Юлдашбаева З.Х., Терегулов Р.Р. Отравления алкоголем и его суррогатами по данным химико-токсикологической лаборатории ГКБ № 21 г. Уфы // Медицинский вестник Башкортостана. — 2008. — № 5. — С. 185-186.

3. Информационно-аналитический бюллетень. Анализ острых отравлений химической этиологии среди населения Удмуртской Республики в 2009 году. http://18.rospotrebnadzor.ru/s/18/files/directions/monitoring/18125.doc.

4. Биктимирова Г.А., Секретарёв В.И., Хафизов Н.Х., Минин Г.Д., Аминов Д.М. Токсикологический мониторинг в Республике Башкортостан: предварительный мониторинг // Медицинский вестник Башкортостана. — 2008. — № 5. — С. 173-174.

5. Немцов А.В., Терехин А.Т. Размеры и диагностический состав алкогольной смертности в России // Наркология. — 2007. — № 12. — С. 12-19.

6. Иванова А.Е., Семенова В.Г. Новые явления российской смертности // Народонаселение. — 2004. — № 3. — С. 85-93.

7. Федоткина С.А. Травмы и отравления среди причин смерти молодежи в России и Красноярском крае. Электронный научный журнал «социальные аспекты здоровья населения». — 2010. — № 14. http://vestnik.mednet.ru/content/view/207/30/lang,ru/.

8. Хальфин Р.А., Сенцова В.Г., Бровкин М.В., Бровкин В.А. Преждевременная смертность, обусловленная острыми отравлениями в Свердловской области, и её социально-экономические последствия // Токсикологический вестник. — 2008. — № 1. — С. 4-8.