Поведение по требованию или коррекция отклонений из практики психиатров


Поведение по требованию или коррекция отклонений из практики психиатров Ну как не вспомнить Владимира Высоцкого в контексте темы «девиантное поведение» и его знаменитое «Все относительно»:

 — Ведь даже Эйнштейн, физический гений,

Весьма относительно все понимал.

Оделся по моде, как требует век

Вы скажете сами: — Да это же просто другой человек.


— А я — тот же самый.

Вот уж, действительно

Все относительно,

Все-все.


В поисках нормы и отклонения от нее поведения человека находятся скорее общественные деятели, социологи и чиновники. У психологов и психиатров немного иные задачи. Какие – с этим вопросом мы обратились к заведующему кафедрой медицинской и общей психологии Казанского государственного медицинского университета, доктору медицинских наук, профессору Владимиру Давыдовичу Менделевичу.

— Все дело в том, что девиантное поведение не является болезнью – это лишь отклонение от нормы, и поэтому рассматривать девиантное поведение в рамках медицины целиком и полностью нельзя. Некоторые формы действительно являются признаками психического расстройства, но подавляющее большинство девиаций – это, так называемая, пограничная область между нормой и патологией. То есть, человек отклоняется от нормы в своем поведении, но у него нет психического расстройства.

Толковать девиацию можно по-разному. Например, является ли девиацией желание участвовать в гей парадах? Как вы думаете?

— Затрудняюсь ответить. Наверное, нет.

— А вот с точки зрения, религиозных людей, является. С точки зрения администрации города – тоже. А, например, для части людей, определенного общества тех, кто либерально и терпимо относится к людям другой половой ориентации, нет. Вся эта относительность связана с тем, что такая девиация не имеет под собой болезненного основания психики. Грипп – он и в Африке грипп, шизофрения  — она и в Австралии останется шизофренией, а вот оценка девиации будет зависеть от того, как общество формирует свое представление о норме. Сложно представить совместное пребывание в русской бане совершенно незнакомых друг другу обнаженных мужчин и женщин, хотя для Австрии и Германии, такая ситуация является абсолютно нормальной.

— В таком случае, как будет осуществляться диагностика?

— Сложный вопрос, поскольку диагностировать можно только то, что является абсолютно точно расстройством или заболеванием. Диагностировать – значит, поставить диагноз. Конечно, с точки зрения распознать, выявить – это не проблема, но если говорить о диагностике в медицинском плане, то диагностика девиации представляет определенную сложность.  Мы диагностируем не болезнь, а отклонение от нормы.

— А девиантное поведение при психических расстройствах?

— Действительно, есть крайняя степень девиации, которая формируется на базе психических расстройств. В  этом случае мы диагностируем какое-либо психическое заболевание, которое будет проявляться, в том числе, и девиантными формами поведения.

— Например?

— Ковыряние в носу для ребенка может быть плохой привычкой, а может быть симптомом. Есть воровство, как криминальное действие с целью наживы, есть зависимое «воровство» как девиация, когда человек не всегда способен контролировать себя, и есть клептомания, как  симптом психической болезни. Внешне они проявляются одинаково. В этом и проблема диагностики, за похожимые явлениями могут скрываться разные явления. Кроме того, нужно четко понимать, какие механизмы лежат в основе того или иного девиантного поведения — социальные, психологические или психопатологические.

Болезнь, как правило, не характеризуется одним симптомом. Будут и другие симптомы, на которые нужно обращать внимание.

— При каких психических заболеваниях симптомом является девиантное поведение?

— При любом, если оно вытекает из симптомов болезни. Существует большое количество форм и механизмов девиантного поведения. Например, агрессия. Агрессия может быть нормой, если это ответная реакция, но может быть немотивированной. Существует аутоагрессивное девиантное поведение – суицидальное. 75%   людей, которые совершают суициды, психически здоровы, но назвать нормой суицидальное поведение, нельзя. Существует и парасуицидальное поведение, когда человек не стремиться к смерти, а любит рисковать жизнью. Например, увлечение экстремальными видами спорта.

Самый распространенный на сегодняшний день тип девиантного поведения – зависимость от психоактивных веществ.

Также это сексуальная девиация, когда человек выходит за рамки традиционной нормы – педофилия, например, зоофилия. Девиантным, но не болезненным, может быть признано свингерство.  С точки зрения психологии – это не абсолютная норма, с точки зрения психиатрии — норма.

Пищевые девиации, нарушение пищевого поведения – булимия, анорексия. Гурманство тоже может быть формой девиантного поведения.

Также отклоняющимися от нормы могут быть сверхценные увлечения. Например, их патологическая степень. В моей практике был пациент-подросток, который коллекционировал выделения юношеских угрей. Также девиантными могут быть такие увлечения, как Интернет-зависимость, игромания.

Существует коммуникативная девиация в виде фанатизма. Например, поведение шахидов. Они психически здоровы, и за ними, с их точки зрения стоит святая идея, но их поведение явно отклоняется от нормы.

Есть еще спортивный фанатизм, музыкальный и так далее.

Другими словами, любое поведение человека может быть девиантным, либо адекватным нормам общества, носить гротескный характер и становиться патологическим.

— Какие механизмы лежат в основе девиантного поведения?

— Их пять, и через их понимание лежит путь к определению лечения или коррекции данного состояния. Но, дело в том, что обращаются пациенты с девиантным поведением лишь в тех случаях, когда это мешает их жизни, снижает социальный статус и вызывает дискомфорт.

Первый путь – делинквентный, когда человек поступает назло, борется с окружающей реальностью своим поведением.

Второй путь – аддиктивный, когда человек уходит из реальности в свою зависимость.  Он может употреблять алкоголь, потому что ему не нравится реальность, а в собственном мире в нетрезвом состоянии ему комфортно. Тот же механизм срабатывает при Интернет-зависимости.

Третий путь – патологические личностные качества. Человек таким сформировался в процессе воспитания на базе своих биологических основ с психологическими особенностями.

Четвертый путь – психическая патология. Например, человек идет по улице и смеется, разговаривая сам собой. Может, конечно, задумался, а может, его девиантное поведение базируется на галлюцинациях.

Последний путь, крайне редко встречающийся, формируется на базе гиперспособностей: примером такой девиации могут служить гении, выдающиеся люди, актеры, писатели, журналисты  и так далее. Так вот коррекция девиантного поведения будет связана, прежде всего, с тем, какие механизмы лежат в основе его формирования. Если на базе психической патологии – лечить, если на базе гиперспособностей или творческого потенциала – оставлять в таком виде, в каком они есть.

Можно вычленить из девиантного поведения и положительные стороны. Например, экстремальные виды спорта развивают определенные черты характера – смелость, упорство, целеустремленность. Или вместо зависимости от алкоголя появилась другая форма девиантного поведения – рыбалка или религиозный фанатизм. Или наркоман ушел в монастырь. В целом, неплохо, особенно по сравнению с тем, что было. Поэтому положительные формы девиантного поведения можно использовать в качестве коррекции.

— В каком возрасте наблюдается девиантное поведение?

— В любом. Но чаще всего – это удел подростков. Желание познать реальность, выбрать свой стиль поведения. В этом нет ничего страшного, и родители должны уберечь его от крайних степеней поведения, например, криминального. И позаботиться о безопасности.  Все остальное идет только на пользу. Культура в разных обществах абсолютно разная, ожидания от людей – тоже. Все в этом мире относительно.

Екатерина Лобанова