Профессор Н.Н.Феноменов – создатель почвы для формирования научной школы казанских врачей акушеров-гинекологов


Вместо вступления

«Если то, о чём тебе известно,

Ты второй, иль третий слышишь раз,

Не ропщи: «Мол, мне не интересно», —

Повторенье образует нас».


(Гамзат Цадаса)

После «скачка» в развитии акушерско-гинекологической клиники при проф. А.И.Козлове  (см. МФВП, 2011, №12), наступил некоторый период спокойной работы.


Славянский Кронид Фёдорович 9 октября 1876 г. в возрасте 29 лет избран экстраординарным профессором на кафедру Казанского Университета. В Казани он пробыл недолго и 11 сентября 1877 г. был переведен в Петербургскую медико-хирургическую академию. Тем не менее, он успел проявить себя как клиницист, как научный работник и как педагог.

Как клиницист, по мнению проф. В.С.Груздева, «…он был первым представителем кафедры акушерства и гинекологии в Казанском Университете, начавшим проводить такие гинекологические операции, как, например, овариотомия». Кроме того, он приложил усилия к обучению врачей диагностике малоизвестной тогда внематочной беременности, читая им лекции. Однажды был приглашен врачом на консультацию к тяжелобольной с подозрением на внематочную беременность. К.Ф.Славянский подтвердил этот диагноз. К сожалению, больная умерла. На вскрытии диагноз подтвердился. Организовал клиническую лабораторию.

Как научный работник успел выполнить и напечатать труд «К вопросу о росте и созревании Граафовых пузырьков во время беременности» (1877 г.).

Как педагог, для улучшения учебного процесса, организовал при кафедре музей патологоанатомических макропрепаратов. Этот музей существует и поныне, постоянно пополняясь экспонатами, изготавливаемыми сотрудниками кафедры.

Подробно смотрите в статье проф. В.С.Груздева (Н.П.Загоскин – «Биографический словарь…». Казань, 1904, ч. 2, стр. 323-330).

Флоринский Василий Маркович заведовал кафедрой в 1877-1885 годы. Выпускник С.-Петербургской медико-хирургической академии, ученик А.А. Китера и ближайший помощник А.Я. Крассовского получил научную подготовку в лучших Европейских клиниках (1861-1863 гг). В 1865 г. В.М. Флоринский кроме теоретического преподавания акушерства, женских и детских болезней, получил поручение вести детскую клинику медико-хирургической академии. По этой причине некоторые считают его первым заведующим кафедрой детских болезней в России.

Потеряв надежду получить акушерско-гинекологическую клинику в С.-Петербурге, Василий Маркович постепенно переключился на другое поле деятельности, стал членом Ученого комитета Министерства народного просвещения, членом комиссии по пересмотру Устава российских университетов.

Он воспользовался возможностью занять кафедру в Казани (1877), но, к сожалению, уже не смог отдать себя всецело науке и клинике и освободиться от административной деятельности. Определенное внимание он уделял акушерству. Издал учебник «Курс акушерства» (1883) Материнская смертность снизилась в эти годы в 2 раза (2,6%). Он, совместно с хирургом, профессором Боголюбовым Н.И., впервые в Казани произвёл кесарево сечение (1881).

Главной же миссией В.М. Флоринского стала организация университета в Сибири. Он принял деятельное участие во всех этапах создания  Томского университета. В 1885 году он был назначен попечителем западносибирского округа, в этой должности открыл университет в Томске в составе одного лишь медицинского факультета, затем – Томский технологический институт. До конца своей жизни не оставлял научной деятельности, но она была посвящена уже не акушерству и гинекологии, а археологии.

Подробно смотрите в статье проф. В.С.Груздева (Н.П.Загоскин – «Биографический словарь…». Казань, 1904, ч. 2, стр. 353-362).

Осенью 1882 года из-за болезни проф. В.М.Флоринского заведование акушерскою клиникой было поручено И.М.Пулло, защитившему в 1875 году диссертацию на тему «Влияние хлороформа на нормальные роды», и ставшему в 1880 году приват-доцентом кафедры акушерства и женских болезней.

Так незаметно прошло более 50 лет (1833-1885) совместного существования кафедры и клиники.

Уважаемый Читатель!

Теперь осталось нам вместе сделать третий шаг в изучение организации клинического преподавания «повивального искусства» в Казанском университете в конце XIX века.

«День рожденья моего позабыт в родном ауле».

(Гамзат Цадаса)

В 1961 году проф. К.М.Фигурнов писал: «Особенно развернулась научно-преподавательская и хирургическая деятельность казанской кафедры в период пребывания в ней с 1885 по 1899 г. выдающегося акушера-гинеколога Николая Николаевича Феноменова» (Многотомное руков. по акуш. и гинек., М; 1961, т. 1, стр. 86).

Сегодня более 100 лет спустя, оценивая всё сделанное молодым профессором Н.Н.Феноменовым, мы уверенно говорим, что он подготовил почву для последующего создания самобытной научно-практической школы казанских врачей акушеров-гинекологов. Как известно, эта честь досталась проф. В.С.Груздеву и школа носит его имя. Однако, можно предположить, что если бы Н.Н.Феноменов не уехал в Санкт-Петербург, то сейчас школа эта носила бы его имя.

Подумать только! За короткий срок (14 лет) работы в Казани было опубликовано 95 научных работ по материалам клиники: 70 сотрудниками и 25 самим Н.Н.Феноменовым. В том числе защищено 4 диссертации на степень доктора медицины. Сделана масса изобретений и различного рода усовершенствований. Написано фундаментальное отечественное руководство «Оперативное акушерство» (1892), выдержавшее несколько изданий. Разработаны антисептика и асептика в гинекологической хирургии,  а из 1000 сделанных им чревосечений 763 выполнено в Казани с большим успехом (Ж. а. и ж. б., 1903, №№ 5, 10, 11). За относительно короткий период (1887-1893) в клинике было 1005 родов. Внедрение асептики и антисептики в родильном отделении позволило в два раза снизить материнскую летальность, а именно до 1,3% против 2,6% при предшественнике проф. В.М.Флоринском (Ж. а. и ж. б., 1896, т. 10, №№ 9, 10, 11).

Однако вернёмся на землю!

Гинеколог-хирург

«Перестать оперировать, тогда и жить не стоит»

(Н.Н. Феноменов)

Рис. 1. Н.Н.Феноменов

Профессор Н.Н.Феноменов – создатель почвы для формирования научной школы казанских врачей акушеров-гинекологовФеноменов Николай Николаевич родился 21 марта 1855 года. Учился в духовном училище и семинарии. Затем первоначально поступил в Петербургский историко-филологический институт. Однако вскоре перевёлся на естественный факультет университета, а ещё через год  в медико-хирургическую академию на второй курс и закончил её в 1878 году. В студенческие годы активно занимался в терапевтической клинике проф. С.П.Боткина и акушерско-гинекологической клинике проф. М.И.Горвица. Студентом 5-го курса и некоторое время после окончания академии служил в действующей армии. Вернувшись в Alma mater, изучал акушерство и гинекологию под руководством профессоров М.И.Горвица и К.Ф.Славянского. В 1880 году защитил докторскую диссертацию «К учению о кифотическом тазе и разрывы симфиза во время родов». С 1881 года он приват-доцент. В дальнейшем был командирован за границу, где занимался «…в патологоанатомическом институте Вирхова и в клиниках Берлина (у Шредера, Гуссерова, Мартина), в Галле (у Ользгаузена), в Фрейбурге (у Гегара), в Дрездене (у Леопольда), в Лейпциге (у Креде), в Париже (у Тарнье), в Бреславле (у Фритча) и др.» (Ж. а. и ж. б., 1903, № 4, стр. 429).

По возвращении из заграницы 1 сентября 1885 года назначен экстраординарным (с 1892 г. – ординарный) профессором по кафедре акушерства и женских болезней казанского университета.

Казанский период деятельности проф. Н.Н.Феноменова ознаменовался реорганизацией работы акушерско-гинекологической клиники медфака университета на столько, что по выражению его учеников В.В.Владимирова и В.А.Столыпинского: «…по размерам оперативной деятельности и результатам её, клиника встала на одну высоту с лучшими европейскими учреждениями подобного рода» (Ж. а. и ж. б., 1903, № 4, стр. 435).

В основу реорганизации клинической деятельности Н.Н.Феноменов положил коренное переустройство клиники. В чём же оно заключалось? Напомним, что Н.Н.Феноменов только что вернулся из заграничной стажировки. Его, 30-ти летнего молодого учёного (рис.1), «… с взъерошенными, черными тогда волосами, громким внушительным голосом…» (Л.А. Кривский), переполняли приобретённые знания и всё то, что им было увидено у маститых коллег Европы.

А что он увидел в казанской клинике со стажем более 50 лет (с 1833 года)? Вспомним, что проф. А.И.Козлову удалось в 1860 году увеличить число коек до 25: 10 из них акушерские, располагались на первом этаже; а 15 гинекологических частично на втором этаже, в терапевтическом отделении.

Клиника до Н.Н.Феноменова функционировала в основном как акушерское отделение, а гинекологическое – стояло на втором плане и его деятельность ограничивалось преимущественно неоперативными методами лечения и лишь изредка выполнялись так называемые «малые» гинекологические операции. «Большие» операции делались в госпитальной хирургической клиники у профессора Л.Л.Левшина. Известно, что им в период с 1881 по 1885 год выполнено было 27 овариотомий с весьма хорошими результатами для того времени. А именно: выздоровело 85,2% больных по сравнению с 70% в среднем по России (В.А.Матвеев – «Материалы к вопросу об овариотомии в России», 1886). В.В.Владимиров и В.А.Столыпинский сообщают, что в акушерской клинике «Из отдельных попыток брюшной гинекологической хирургии можно упомянуть лишь один случай лапаротомии (овариотомии) произведенной проф. К.Ф.Славянским… И в столицах овариотомии составляли достояние преимущественно хирургов. Обособление брюшной гинекологической хирургии из общей сферы ведения хирургов продвигалось очень туго. Казанская гинекологическая клиника, благодаря Николаю Николаевичу явилась одним из первых учреждений в России, культивировавших брюшную хирургическую гинекологию» (Ж. а. и ж. б., 1903, № 4, стр. 430).

Предоставим слово самому Н.Н.Феноменову по его одной из первых публикаций «34 чревосечения» на страницах еженедельной газеты «Врач» (1888) издаваемой, по выражению проф. В.С.Груздева «живой совестью русского врача», профессором В.А.Монассеином. Попутно в очередной раз отметим большую аккуратность проф. В.С.Груздева, сохранившего в чудесном переплёте номера этой газеты в своей личной библиотеке под инвентарным №11, и выскажем благодарность за возможность ею воспользоваться.

Н.Н.Феноменов: «34 операции, о которых буду говорить, произведены мною с 7/III 1884 г. по 5/V 1887 г. включительно». Из датировки мы видим, что первые две операции он сделал до приезда в Казань: одну «на частной квартире акушерки Н.К.Кащевской» (овариотомия, выздоровление), другую в «клинике проф. К.Ф.Славянского» (повторное чревосечение, выздоровление). Остальные 32 операции были сделаны им уже в Казани.

Н.Н.Феноменов: «В начале своей деятельности в Казани я не имел собственного помещения для операционной… По этому волей-неволей приходилось скитаться по чужим углам, что, конечно, представляло значительное неудобство». Просматривая краткие протоколы операций, выясняем, что первые 5 чревосечений в Казани им были сделаны в операционной городской земской больницы с сентября 1885 по май 1886 года. Надо полагать, что эти операции  были сделаны в операционной хирургического отделения больницы, потому что прообраз гинекологического отделения при этой больнице был создан И.М.Львовом позже, в январе 1888 года, и всего лишь на две койки.

Н.Н.Феноменов: «В клинике Казанского университета не было никакой операционной комнаты… Только с осени 1886 г. я получил более или менее подходящее помещение, выкрашенное белой масляной краской с асфальтовым полом, тоже выкрашенным белой масляной краской… С осени 1887 г. я имею уже прекрасную операционную комнату, покрытую внутри цементом с таким же полом. Всё помещение (и пол) выкрашено белой масляной краской и в обилии снабжено горячей и холодной водой; перед операционной залой – соответственное входное помещение с обеззараживающей камерой и пр.». В соответствии с сказанным подчеркнём, что в 1886 году им было сделано всего 6 операций, но зато в следующем 1887 году – аж 26 чревосечений. Условия созданы, нужно было оправдывать старания. Мимоходом заметим, что среди этой серии чревосечений было два кесаревых сечения (1886 и 1887 гг. на частных квартирах).

Ободрённый успехом, Н.Н.Феноменов в последующие 2,5 года выполнил 100 чревосечений и описал их в той же газете «Врач» за 1890 год. Возросла интенсивность труда хирурга: «В большинстве случаев операции производились группами, по 2-3 за раз, вследствие чего всё число операций (100) произведено в 54 приёма». И дополняет: «…однажды сделано было 4 чревосечения в день… в огромном большинстве случаев послеоперационный период протекал безлихорадочно». Выздоровление наступило у 95% оперированных женщин. Кесаревых сечений в этой серии не было.

Уважаемый Читатель!

При желании, для подробного ознакомления с работой гинекологического отделения клиники университета возьми в руки хотя бы «Отчёт по гинекологическому отделению акушерско-гинекологической клиники Казанского Университета» В.В.Владимирова (диссертация, опубликована в Уч.Зап. Каз. Ун., октябрь, 1897 г.), а также отдельный оттиск  (Казань, 1897), хранящийся под №230717 в библиотеке КГМУ. Кроме того необходимо изучить объёмную (237 стр.) публикацию Е.Подгорного и В.Столыпинского «1000 чревосечений, произведённых проф. Н.Н.Феноменовым» (Ж. а. и ж. б., 1903, №№ 5, 10, 11).

Здесь же мы сделаем небольшое отступление.

В библиотеке проф. В.С.Груздева хранится отдельный оттиск его публикации «Краткий очерк истории акушерства и гинекологии в России», подготовленный им к очередному Международному конгрессу в Санкт-Петербурге и опубликованный в Ж. а. и ж. б. 1906, т. XX, №3-4,6,10, стр. 245, 547 и 1014 . Более чем на 100 страницах В.С.Груздев раскрывает нам развитие акушерства и гинекологии на протяжении XVIII и XIX веков. Здесь мы укажем лишь, что по автору «Обособившаяся в отдельную дисциплину гинекология занимает всё более и более видное место в системе других медицинских наук» и считает, что в доантисептический период «родоначальником русской гинекологии» был проф. А.А.Китер, написавший «Руководство к изучению женских болезней» (С.-П.Б., 1858) – «…первое русское сочинение, заключающее в себе систематическое изложение специально гинекологии». В.С.Груздев подчёркивает, что «…касаясь вопроса о лечении гинекологических заболеваний, Китер старается всюду провести хирургические принципы, как наиболее рациональные и плодотворные». Напомним, что это всё было в доантисептический период. Далее В.С.Груздев приводит воспоминания проф. В.Ф. Снегирёва о том, что «Гинекология тогда не читалась в виде отдельного курса, а читалась она при акушерстве, ибо весь её курс состоял из 5-7 лекций, в которых излагались воспалительные явления и смещения матки». Касательно оперативного лечения В.Ф Снегирёв добавляет, что первую овариотомию он увидел в 1770 году: «Это была огромная cystoma colloides с повсеместными париетальными приращениями. Больная была доставлена в операционную комнату и окружена всеми выдающимися профессорами и хирургами, собравшимися видеть и помогать первому случаю… Оператор стоял между ног больной; сделал послойный разрез по белой линии, при чём каждый из присутствовавших, стоя в вице-мундире или сюртуке, брал из таза губку и стирал кровь с разреза… Операция продолжалась очень долго… К концу 3 часов операция была кончена, больная оставлена в операционной комнате и в тот же день, через несколько часов скончалась».

Безусловно ситуация сложившаяся вокруг зарождающейся оперативной гинекологии была хорошо известна Н.Н.Феноменову. Кроме того, к моменту приезда его в Казань, казанский хирург Л.Л.Левшин уже с хорошим успехом делал овариотомии. Поэтому вполне естественно в его сознании сформировалось понимание той необходимой организации оперативной гинекологии, в основе которой лежали следующие два основополагающих момента.

Первое. В начале своей врачебной деятельности он использовал уже зарекомендовавший себя антисептический подход к организации лечения больных и приёма родов. Это естественно давало определённый успех, но и создавало определённые трудности в работе. Известно, что одним из элементов применения этого метода при операциях было обязательное орошение операционной комнаты и распыление в воздухе карболовой кислоты. Этим воздухом приходилось дышать и больным и всем находившимся в операционной хирургам и студентам, получая определённый вред. Поэтому, уже в публикации «34 чревосечения» Н.Н.Феноменов пишет: «с весны 1887 г. я перестал употреблять sprey» («Врач», 1888, стр. 47). И продолжал («Врач», 1890, №19, стр. 439) в публикации «100 чревосечений»: «Теперь я позволю себе указать на некоторые изменения, которые я считаю серьёзными и заслуживающими внимания… с января 1888 г. и по сей день все (выделено Н.Н.Феноменовым) операции в брюшной полости производились мною без употребления каких-либо противугнилостных средств… 83 случая оперированы по началам безгнилостным (асептическим)… ни одно противугнилостное средство не приходило в соприкосновение с больной… Мысль о возможности обойтись при чревосечениях без противугнилостных, собственно говоря явилась у меня довольно давно. – так сказать, с первых же шагов моей деятельности на поприще чревосечений, но перейти от мысли к делу было не легко. По правде сказать, первые безгнилостные чревосечения делались мною как бы тайно: далеко не все присутствовавшие на операциях были посвящены в суть дела. Это делалось, конечно, не потому, чтобы я боялся осуждения, а потому, чтобы не дискредитировать на первых же порах этого способа, что было бы неизбежно, если бы исход операций был неблагоприятный. Врачебная мысль так сжилась, так привыкла к употреблению тех или других противугнилостных средств при всякой операции, а тем более при таких серьёзных, как чревосечения, что трудно было и ожидать иного отношения к нововведению, вторгавшемуся в область, в которой противугнилостные приёмы царили полновластно. Даже, имея уже более 10 хорошо прослеженных и с прекрасными результатами случаев, я, сообщая товарищам об исключительном употреблении одной кипячёной воды, встречал, если не сомнения, то, по крайней мере, весьма осторожное отношение к этому вопросу. Поэтому мне было особенно приятно встретить на VIII Съезде естествоиспытателей и врачей доклад проф. Г.Е.Рейна об асептике при чревосечениях. Почтенный докладчик высказал мысль о замене противугнилостных приёмов при чревосечениях безгнилостными и в подтверждении этой мысли привёл целый ряд случаев, оперированных им с весьма благоприятным исходом».

Второе. Проф. Н.Н.Феноменов предупреждает: «Нельзя не упомянуть, однако, что проведение начал безгнилия требует от участвующих в операции более строго отношения к себе, чем при употреблении противугнилостных мер. Здесь уже нельзя убаюкивать себя тем, что относительная «нечистота» может быть уничтожена употреблением тех или других противугнилостных. Здесь всё должно быть направлено к достижению безгнилостного состояния; следовательно, сомнительной чистоты руки, инструменты и пр. не должны быть употребляемы в дело». И заканчивает: «Основные требования, чревосечения – чистота, быстрота и полнота (удаления) выполнялись мною по мере сил и возможности».

В прошлом, одним из тяжёлых заболеваний были гигантские кистомы яичников. Они хотя были доброкачественными, но из-за длительного существования и огромных размеров приводили к смерти. Оперативное лечение долго считалось безнадёжным делом. 13 декабря 1809 года американский врач McDowell удалил опухоль яичника весом около 10 кг. Женщина выздоровела и прожила ещё 30 лет. С этой даты началась активная разработка овариотомии (см. наш очерк «Гигантские кистомы и овариотомии» в МФВП, 2009, №28, стр. 22-23). В России первый успех пришёл к проф. А.Я.Красовскому. В книге «Об овариотомии» (1868) он сообщил о 54,2% выздоровления оперируемых им женщин. В.А.Матвеев (1886) сообщил, что по сводной статистике в России выздоровление после овариотомий достигло уже 70%. В Казани у Л.Л.Левшина (1881-1885) на 27 овариотомий выздоровление наступило у 85,2% женщин. Зная эти результаты, проф. Н.Н.Феноменов активно стал оперировать женщин с гигантскими кистомами. Кстати, в одной из публикаций он указал максимальный вес опухоли – 2 пуда 20 фунтов, что в пересчёте составляет 40 кг.

В первой серии «34 чревосечения» (1888) 16 лапаротомий были сделаны по поводу овариотомии. 15 женщин выздоровели, 1 (6%) умерла. Во второй серии «100 чревосечений» (1890) – у 61 больной сделаны овариотомии. Выздоровели 59 женщин, умерли 2 (3,3%). И наконец, в третьей серии после 147 овариотомий, выздоровели 142 женщины и 5 (3,3%) умерли.

Таким образом, к концу XIX века в России, в Казани проф. Н.Н.Феноменов сумел добиться значительных успехов при овариотомии. Напомним, что лучший зарубежный опыт был у T.S.Wells (Англия), который к 1880 году имел 1000 овариотомий и, как писал Г.И.Гиммельфарб: «смертность последней сотни равнялась 11%» («Терапевтическое обозрение», 1910, №1, стр. 1-10). Статистика в пользу Н.Н.Феноменова.

Чревосечение у новорождённой!

Проф. Н.Н.Феноменов стоял также у истоков детской хирургии. Предоставим слово проф. Н.Н.Феноменову («Врач», 1890. №18, стр. 419):

«11/III-1888 г. В клинике родилась от совершенно здоровых родителей девочка вполне развитая и доношенная, 52 стм. длинною и 3290 грм. На месте пупка была грыжа пупочного канатика; размеры её 18 стм. в длину и 16 в поперечном направлении». Грыжа не вправлялась и он решил её оперировать. «Операция была начата через 60 минут после появления больной на свет». Закончилась благополучно. Заживление первичным натяжением. Швы сняты на 8 день. Девочка прибавила в весе на 575 грамм. Далее очень интересны рассуждения хирурга: «Это едва ли не первый случай чревосечения в раннем возрасте. Решаясь на операцию, я поставлен был в некоторое затруднение относительно наркотизации. Указаний опыта относительно действия хлороформа на новорождённых не было; употребить препараты опия или морфия я не решился, зная, как ядовиты они для детей, даже и в весьма малых приёмах. Применить местную анестезию (эфир, канадол и пр.) было нельзя, ибо замораживающее действие этих средств распространилось и на содержимое грыжи (кишки); оперировать без наркоза было неудобно, так как напряжение стенок живота при крике ребёнка неизбежно затруднило бы вправление и удерживание внутренностей в брюшной полости. Я выбрал, всё таки, хлороформ; больная после 3-4 вдыханий заснула и перенесла наркоз превосходно. Тоже колебание неизбежно возникало и при выборе противугнилостных средств. Все общеупотребительные у взрослых противугнилостные у новорождённой могли оказаться отравляющими. Здесь, стало быть, по самой сущности дела приходилось оперировать без «обеззараживающих», пользуясь исключительно прокипячённой перегнанной водой. Для меня это было очень кстати, как доказательство не только возможности, но и необходимости оперировать, следуя началам асептики; а так как это был всего 4-й случай, оперированный мною согласно с этими началами, то я и старался обратить на него особенное внимание слушателей».

К сказанному необходимо добавить, что следуя примеру учителя, ученик В.А. Столыпинский также выполнил операции у новорожденных и описал эти наблюдения: «Чревосечение у новорождённой» (Дневник казанского общества врачей, 1887, №7-8); «Чревосечение у новорождённой. Hernia funiculi umbilicalis» (Журнал акушерства и женских болезней, 1889); «Ein Fall von laparotomie bei einer neugeborenen» (Centrbl. Fur hynek., 1889, №11).

И ещё. В марте 1889 года Н.Н.Феноменов оперировал 8-летнюю девочку, удалив у неё быстрорастущую опухоль левого яичника весом 910 грамм. Опухоль представляла собой при гистологическом исследовании «телеангиэктатическую круглоклеточковую саркому». Послеоперационный период без осложнений, заживление первичным натяжением, выписана на 14 день. К сожалению, через 2 месяца опухоль рецидивировала, по видимому в правом яичнике, с множественными метастазами в связи с чем от повторной лапаротомии отказались.

Из изложенного следует, что у истоков развития детской хирургии стояли и Казанские акушеры-гинекологи.

Врач-изобретатель и  рационализатор

«И поток годов унёс с границы

Стрелки – указатели пути.

Очень просто в прошлом заблудиться

И назад дорогу не найти»

(В.С.Высоцкий)

Акушерское отделение клиники также подверглось реорганизации. Если посмотрим на общий план помещения (рис. 2), то легко обнаружим, что 25 коек были очень рационально использованы.

Рис. 2.  План клиники при проф. Н.Н. Феноменове.

Профессор Н.Н.Феноменов – создатель почвы для формирования научной школы казанских врачей акушеров-гинекологовПрежде всего, основной контингент гинекологических больных был переведён на второй этаж, где в женском отделении на территории терапевтической клиники разместили в трёх комнатах 15 коек и туда госпитализировали больных с так называемыми «женскими болезнями», отдельно от рожениц и родильниц. По выражению В.В.Владимирова: «…это время является поворотом к чисто хирургическому направлению клинической терапии женских болезней – в след за общим переходом повседневной гинекологической терапии на чисто хирургическую почву» (Медицинский отчёт…, Казань, 1898, стр. 4). Для этого первый этаж, где собственно и располагалось родильное отделение, был полностью перестроен. Появился «комплекс» из 3, рядом расположенных, хирургических комнат. Одна – большая операционная для чревосечений (на плане №5). Её до Н.Н.Феноменова в акушерской клинике не было. Другая – собственно родильная комната (на плане №7), выкрашена и оборудована по требованиям анти- и асептики того времени. И третья – малая операционная, располагавшаяся между ними (на плане №6). 10 кроватей размещены в трёх просторных комнатах. Одна для родильниц и две для послеоперационных больных (на плане №1,2,3). Имелась и 4 палата небольших размеров, вероятно выполнявшая роль внутреннего изолятора (на плане №12). По словам В.В.Владимирова: «…произведена тщательная ремонтировка палат и обзаведение новой мебелью» и палатам «…придан вид уютных комнат с домашней обстановкой – в целях наименьшего напоминания о больничном пребывании» (Медицинский отчёт…, Казань, 1898, стр. 7). Кроме этого экономно размещены и все другие подсобные помещения (рис. 2). В.А.Столыпинский в своём отчёте (1888) добавляет, что ввиду «…ограниченного количества кроватей, в акушерскую клинику принимаются большей частью только роженицы. Беременные же, исключая патологических случаев, обыкновенно не принимаются». Успех всей работы родильного отделения при Н.Н.Феноменове был обеспечен составленными им и вывешенными в отделении «Правилами».

«Порядок определяет мысль»

(Р.Декарт)

Правила для лиц, присутствующих при родах.

«1. В родильный покой допускаются только те лица, которые получили повестки. Повестками вызываются гг. студенты (куратор и субкуратор) и две ученицы.

2. Лица, присутствующие при родах должны быть чистыми. Гг. студенты, стоящие на очереди, не должны иметь в других клиниках заразных больных, не посещать анатомического театра; являясь к родам, должны одеваться в имеющиеся для этой цели свежевымытые полотняные костюмы или приносить, кому угодно, таковые с собой.

Примечание. Акушерка и ученицы обязательно должны быть в

свежевымытых платьях или соответственных фартуках.

3. Перед исследованием роженицы руки, обнажённые до локтя, должны быть вымыты тёплой водой с мылом и щёткой. Особенно тщательно должны быть вымыты пальцы и влагалища ногтей.

4. Вымытые таким образом руки опускаются, перед моментом исследования на 1 минуту в раствор сулемы.

5. Перед каждым новым исследованием указанное приготовление рук должно быть обязательно повторяемо.

6. Исследовать роженицу без разрешения ассистента, заведующего родильным покоем, ни в каком случае не допускается.

7. Громко разговаривать, курить, пить чай и пр. в родильном покое строго воспрещается.

Клиника надеется, что гг. студенты и ученицы, проникнутые святостью своего призвания, не найдут вышеизложенные правила стеснительными и будут выполнять их с строжайшей точностью в интересах рожениц, вверяющих им своё здоровье и жизнь».

 

Читатель! Обрати внимание на слова «проникнутые святостью своего призвания». Н.Н.Феноменов тогда уже знал, что «много званых, но мало призванных».

Далее очень подробно расписано ведение родильниц в послеродовом периоде:

«Первые три дня после родов родильница находится под непосредственным наблюдением ученицы, принимавшей у ней. Потом, если послеродовый период нормален, она передаётся ученице, дежурной по всей клинике». При этом подробно был расписан режим, диета, регуляция кишечника, туалет и т.п. Вставать разрешали на 4-5 день, а на 5-7 дни выписывали домой. Не менее тщательно был организован уход за новорождёнными, с обязательной профилактикой гонобленорреи 1/20% раствора сулемы.

 

«Любая история должна быть прошлым,

и чем более она прошлое, тем лучше

и для её особенностей как истории

и для рассказчика»

(Т.Манн)

Легко заметить, что всё выше изложенное, является логическим развитием тех усилий, которые предпринимал в клинике проф. А.И.Козлов четверть века тому назад. Строгое соблюдение и выполнение перечисленных правил заметно улучшило исход родов и значительно снизило число летальных исходов.

Немного подтверждающей статистике, которая, как явствует из известной шутки, «показывает много, но скрывает главное». В отчётах В.А.Столыпинского (1888) и А.П.Вознесенского (1896) прямолинейная правота цифр убедительно подтверждается не только описаниями многочисленных клинических наблюдений, но и публикацией научных работ (таблица №1).

Таблица №1

1841/1875

Лентовский,

Козлов

1876/1885

Славянский, Флоринский

1887/1893

Феноменов

родов9109661005
умерло4,6%2,6%1,3%

Выше мы уже упоминали о способности Н.Н.Феноменова к изобретательству. В музее кафедры до сих пор хранятся некоторые его инструменты: копьевидный перфоратор, костные щипцы, эксцеребрационная ложечка, ножницы (рис. 3).

Рис. 3. Инструменты, изобретенные проф. Н.Н. Феноменовым

Профессор Н.Н.Феноменов – создатель почвы для формирования научной школы казанских врачей акушеров-гинекологовВ малой операционной стол был деревянный, выкрашенный белой масляной краской. Однако, у него была некая особенность. Он был «…сделан весьма массивным, почему в случае надобности радикальной дезинфекции может быть просто выструган larga manu во всех частях, а затем выкрашен заново».

В большой операционной стол был собственной конструкции Н.Н. Феноменова. Основу его составлял железный никелированный каркас, а покрытие было из толстого стекла. Всё это позволяло быстро и без труда обрабатывать его (Н.Н.Феноменов – «К вопросу об устройстве операционного стола». Врач, 1886, №52).

Для транспортировки больных в операционную и из неё в палату им было предложено не хитрое устройство с колёсиками, позволяющее в считанные секунды кровать вместе с больной превратить в каталку. Эти устройства очень долго, до середины XX века использовались в клинике и только потом были заменены современными каталками.

Кроме перечисленного по рисункам Н.Н.Феноменова были сделаны массивные деревянные подставки (табуреты) для аппаратов и инструментов, выкрашенные белой масляной краской (В.В.Владимиров – «Медицинский отчёт…», 1898, рисунки в приложении). Один из таких «феноменовских» табуретов сохранился на кафедре до настоящих дней и используется как подставка для акушерского фантома.

Материалы о разработке и усовершенствовании техники акушерских операций Читатель в изобилии найдёт в «Оперативном акушерстве» (Казань, 1892, первое и все последующие издания). Необходимо отметить, что в России первое руководство «Оперативное акушерство» написал проф. А.Я.Красовский и опубликовал его в 1865 году. Это руководство основывалось на 16-ти летнем опыте автора, и он со знанием дела писал в предисловии, что «…старался изложить этот предмет ясно и, основываясь на тех фактах, которые представлялись моему наблюдению, передать добросовестно мой взгляд на различные спорные вопросы, которых… в нашей специальности  очень много». К моменту выхода  в свет книги Н.Н.Феноменова, руководство А.Я.Красовского выдержало уже 4 издания. Зная это, Н.Н.Фенменов, отдавая дань знаменитому акушеру, писал: «Имея ввиду потребности практического изучения акушерских операций и уступая неоднократно выраженному желанию моих слушателей, я решился напечатать курс лекций Оперативного акушерства, читанных студентам императорского Казанского университета. Это мне казалось тем более уместным, что в общераспространённых руководствах по акушерству отделу об акушерских операциях, обыкновенно уделяется сравнительно мало места и внимания». И далее, претендуя на некоторую оригинальность он пишет «…я несколько отступил от обычного порядка изложения и подразделения акушерских операций принятого в большинстве руководств». «Оперативное акушерство», Н.Н. Феноменова оказалось настолько популярным, что уже на следующий, 1893 год, было выпущено второе издание. Этот плод «…многолетнего изучения литературы и клинических занятий в акушерской клинике» скоро стал «настольной книгой каждого врача, занимающегося акушерством». И в дальнейшем переиздавалось несколько раз. Последнее, 6-ое издание вышло в 1910 году. «Памятник, доступный уже не только для нас, его учеников и сверстников, оставил Н.Н. в своем «Оперативном акушерстве» — писал Л.А. Кривский в 1929 году, — «…ясностью, простотой и определенностью изложения дышит на вас каждый отдел его «Оперативного акушерства», читаемого и до сих пор запоем и с упоением… Может быть время и наложило на эту книгу свою руку, но живой, образный и вместе с тем простой и ясный язык. Строгая последовательность и логичность изложения, свидетельствующие об ясном и широком уме автора, составляют отличительную черту этого руководства, которое читается легко, как роман. Несмотря на много лет, прошедших с последнего издания, книга до сих пор сохранила свой интерес».

Следующее, третье отечественное руководство «Оперативное акушерство» появилось только в 1955 году, составленное учеником проф. В.С. Груздева — академиком М.С. Малиновским.

Кузница кадров

«Самое большое счастье для клинициста –

это иметь удачных и способных

помощников».        (В.И. Разумовский)

Проф. Н.Н.Феноменову удалось сплотить вокруг себя творческий работоспособный коллектив, итогом работы которого стали 95 научных публикаций. 25 из них принадлежит перу самого учителя, а 70 – ученикам. За время заведывания проф. Н.Н.Феноменовым акушерско-гинекологической клиникой Казанского университета состояли ординаторами: П.Веселицкий. В.Столыпинский, А.Пятницкий, И.Унженин, Н.Остроградская, А.Першин, К.Магницкий, С.Тер-Микаэлянц, А.Захарьевский, А.Кочатков, П.Казем-Бек, М.Лапков, В.Владимиров, Г.Ходаковский, А.Вознесенский, Н.Алексеев, А.Войцехович, М.Бурлянд, А.Грязнов, Д.Лисовский, А.Батуев, К.Волович, Л.Купидонов, Н.Полянский, Ж.Прейн и Шляхтин. Всего 26 человек. Большинство из них в будущем работали в различных регионах (Казань, Баку, Астрахань, Самара, Ставрополь-Самарский, Симбирск, Оренбург). 4 из них подготовили и защитили докторские диссертации:

В.А.Столыпинский – «К вопросу о технике операции кесарского сечения» (1890);

С.В.Тер-Микаэлянц – «К вопросу об операции hysteropexia abdominalis anterior при полных выпадениях матки» (1892);

А.И.Захарьевский – «Опыт исследования обмена азотистых веществ в последние дни беременности и в первые послеродового периода» (1892);

В.В.Владимиров – «Отчёт по гинекологическому отделению акушерско-гинекологической клиники Казанского Университета» (1897).

Полный перечень публикаций Читатель найдёт в Ж. а. и ж. б., 1903, № 4, стр. 440-453 и при желании может окунуться в творческую атмосферу казанской акушерско-гинекологической клиники конца XIX века.

Рачительный руководитель клиники проф. Н.Н.Феноменов понимал, что не малая доля в успехе зависит от рабочего места, поэтому он при реорганизации помещения уделил особое внимание этому вопросу. На «Плане клиники» (рис.2) мы видим, что на северной стороне рядом друг с другом расположены кабинет клиники, комнаты ординаторов, учениц, служителя клиники, а комната дежурных враче была расположена отдельно рядом с родильным залом. Несомненно, организация рабочих мест способствовала творческому процессу.

В связи со сложившимися новыми требованиями, объём работ был очень большим. Читатель найдёт в «Медицинском отчёте…» В.В.Владимирова подробное описание не только устройства клиники, но и подготовки больных к операциям, производства операций, наркоза, подготовки необходимых материалов, инструментов, стерилизации, послеоперационного ведения больных. И всё это очень подробно, с позиции научных достижений того времени! Больные и роженицы постоянно находились под присмотром одного «…из гг. ординаторов или занимающихся на правах их в клинике врачей и очередного куратора из студентов выпускного курса медицинского университета». Первоначально в распоряжении Н.Н.Феноменова было 2 штатных и 2 сверхштатных ординатор. По его просьбе добавлено ещё 3 сверхштатных ординатора. Штатные – заведовали акушерским и гинекологическим отделениями, а сверхштатные – курировали больных и работали в лаборатории. За время прохождения ординатуры каждый овладевал методами обследования, акушерскими и гинекологическими операциями. Дополнительным резервом были городские врачи, которых, при их желании, Н.Н.Феноменов принимал в клинику сверхштатными ординаторами, но без зачисления в университет. Отказа никому не было.

На «Плане клиники» (рис.2) под №9 обозначен «кабинет клиники». Он представлял собой «квадратную комнату в 3 окна». И по описанию В.В. Владимирова (Медицинский  отчет…, 1897 ) в кабинете находились « …3 стола для занятий ординаторов и врачей, работающих в клинике». К этому добавляет, что кабинет «…снабжен  лишь крайне необходимым инвентарем для производства макроскопических, микроскопических и химических исследований, а отчасти и бактериологических, — различных объектов, секретов и экскретов из повседневной клинической практики». Для успешного выполнения этих исследований и освоения акушерства и гинекологии  в «кабинете клиники» находились кроме всего «…2 шкафа с библиотекой клиники и учебными пособиями; несколько громоздких полок с патологоанатомическими препаратами по гинекологии и акушерству, консервированными в алкоголе и – последнее время – в формалине. Основание патологоанатомическому музею клиники положено еще предшественниками нынешнего директора клиники». Стоп! Уважаемый Читатель, обращаем внимание, что это первое упоминание в печати о наличии в клинике собственного патологоанатомического музея для преподавания предмета. Кем же из предшественников  Н.Н. Феноменова он был заложен? Ответ на этот вопрос мы нашли в публикации Н.И. Горизонтова и соавт. «Казанская акушерско-гинекологическая клиника в ее прошлом и настоящем». В 1916 году проф. В.С. Груздеву исполнилось 50 лет и 25 лет его врачебно-ученой деятельности. По этому поводу был издан юбилейный сборник работ, в котором была опубликована названная статья (Санкт-Петербург, 1917-1923). В ней на стр.11 авторы упоминают, что проф. К.Ф. Славянским «…начата организация клинической лаборатории, патологоанатомического музея и пр.». Итак, К.Ф. Славянский зачинатель музея в клинике. Это было в 1876 – 1877 учебном году. В дальнейшее упоминания о музее мы не обнаружили, но он существовал для учебных и научных целей. И только В.В. Владимиров в своей диссертации (1897) счел необходимым дать краткие сведения о нем. Предоставим слово автору: «За отчетное десятилетие обогатился музей многими ценными препаратами – по мере возникновения и развития брюшных операций и вместе с ростом количества стационарных больных обоих отделений клиники. Музей гинекологического отделения представляет до ста названий и около 250 отдельных экземпляров препаратов по различным патологическим формам женской половой сферы, в особенности по отделу новообразований; акушерское отделение заключает 80 названий с 150-ью экземплярами. Включая несколько редких препаратов. Располагая таким материалом, клиника может более демонстративно обставлять учебные занятия студентов, чем она и пользуется в широких размерах». Следует добавить, что в 1900 году при переезде клиники в новое здание, музей был перевезен и размещен в комнате рядом с лекционной аудиторией, где и находится по сегодняшний день в рабочем состоянии. В МФВП за 2010 год, №7, стр. 29-30 Читатель найдет наш очерк «Еlephantiasis vulvae» о гигантской опухоли, хранящейся в музее со времен проф. Н.Н. Феноменова.

Организатор здравоохранения

Кроме всего выше сказанного о реорганизации акушерско-гинекологической клиники по словам Н.П.Загоскина «Казанскому периоду деятельности проф. Феноменова принадлежит и заслуга реорганизации городского «Забулачного» родильного приюта с устройством при нём гинекологического отделения» (Биографический словарь…, Казань, 1904, ч.2, стр. 352). Для объяснения этого тезиса считаем необходимым раскрыть следующие три момента.

1. Открытие Забулачной больницы. Этот раздел достаточно изложен К.Ш.Зыятдиновым и Я.Г.Павлухиным (2005 г.). Здесь лишь укажем, что эта больница была открыта благодаря «Главной благотворительницы города» О.С.Александровой-Гейнс, которая выделила на покупку, ремонт и первовременное содержание дома для этой больницы 8500 рублей. Больница была открыта в 1893 году. При постепенном наращивании объёма её работы возникла необходимость открытия при ней родильного, а в дальнейшем и гинекологического отделения.

2. Открытие родильного отделения. Как говорит пословица «Не было счастья, несчастье помогло». Зимой 1868 года в Петербургском Родовспомогательном заведении началась эпидемия родильной горячки. В декабре смертность родильниц поднялась до 19,8%, а в январе следующего года – до 20,15. Роддом закрыли. А для приема родов развернули 10 маленьких родильных приютов, каждый на 3 койки, разместив их по разным частям города. С 1869 по 1875 год в них было принято 7907 родов. Ежегодная смертность колебалась от 0,5 до 1,2%. Для сравнения укажем, что в упомянутом выше Родовспомогательном Заведении, средняя годовая смертность равнялась 4,4%. Положительный первый опыт обнадежил и кроме Петербурга «…родильные приюты и родильные отделения при больницах стали возникать и в других городах земской России, напр. в Воронеже, Перми, Харькове, Ярославле, Казани и пр.» (В.С. Груздев – «Краткий очерк истории акушерства и гинекологии в России». Санкт-Петербург, 1906, стр. 101 ).Эта почётная миссия выпала на долю думского врача Алексея Ивановича Захарьевского (рис.4).

Рис. 4. Приват-доцент А.И.Захарьевский

Профессор Н.Н.Феноменов – создатель почвы для формирования научной школы казанских врачей акушеров-гинекологовРодился в 1855 году. Первоначальное образование получил в духовном училище и семинарии. С 1877 по 1882 год учился на медфаке казанского университета, по окончании которого «удостоен степени лекаря с отличием и звания уездного врача». В дальнейшем уездный и земский врач цивильского уезда. Там же в разные годы он попечитель земских народных школ, мировой судья, член присутствия. В 1889-1892 годы – штатный ординатор казанской акушерско-гинекологической клиники. Под руководством проф. Н.Н.Феноменова выполнил и защитил докторскую диссертацию «Опыт исследования обмена азотистых веществ в последние дни беременности и в первые послеродового периода» (Казань, 1892). В 1892-1898 годы – думский врач г. Казани. 4 ноября 1892 года утверждён приват-доцентом казанского университета с поручением преподавать «демонстративный курс гинекологии».

А.И.Захарьевский, работая думским врачом, проявил инициативу и убедил органы власти развернуть в Забулачной больнице родильный приют. С огромными трудностями, но, тем не менее, в 1896 году этот приют на три кровати был открыт. За первые полтора года работы в нём находилось 507 женщин, на содержание которых было израсходовано 800 рублей. По словам А.И.Захарьевского: «на первых же порах существования приюта в него охотно начали поступать роженицы, так что скоро пришлось выйти из пределов 3-х кроватей и принимать больше… Пришлось употребить в дело 4 кровати… Тем не менее бывали моменты, что кроватей всё-таки не хватало. Пришлось некоторых класть на пол» (А.И.Захарьевский – «История казанского родильного приюта». Казань, 1898).

3. Открытие гинекологического отделения. Гинекологическое отделение при университетской клинике выполняло, благодаря активной деятельности проф. Н.Н.Феноменова огромную работу. За 10 лет (1885-1895) в нём лечилось 1657 женщин; 1290 из них получили оперативное лечение с минимальной для того времени смертностью – 3,2%. При этом следует учесть, что у 505 из них произведены были чревосечения. Гинекологическое отделение Лихачёвского роддома только-только вставало на ноги (1888). За три последующих года в нём получили лечение, в том числе и оперативное, 801 женщина. Однако, этого было для растущего г. Казани не достаточно. Необходимость открытия гинекологического отделения в Забулачной больнице «стучалась во все двери и окна». Профессор Н.Н.Феноменов по просьбе думских врачей обратился в 1898 году к городскому голове с этой просьбой. Тот согласился и выделил 150 рублей, которых хватило на ремонт и обустройство выделенного помещения. И тут опять выручила О.С.Александрова-Гейнс. Пожертвовав 1000 рублей на год. На эту сумму Н.Н.Феноменов смог развернуть 5 бесплатных коек и содержать акушерку (180 руб.), сиделку (100 руб.), прачку (60 руб.), платить за освещение (50 руб.), водоснабжение (30 руб.) и обновление инвентаря (40 руб.). Содержание и лечение больных обходилось в 540 рублей. В этом отделении Н.Н.Феноменов проработал с конца октября 1898 г. по июль 1899 года. За этот период в отделении получили лечение 132 женщины, в том числе «произведено 10 больших и 102 малых гинекологических операций».

Заведуя Забулачным приютом, Н.Н.Феноменов использовал его для преподавательских целей: «Студенты старшего курса имели свободный доступ на роды и к акушерским и гинекологическим операциям» (Ж. а. и ж. б. 1903, стр. 437-438).

Результаты превзошли все ожидания. Если  в 1899 году находилось на лечении 451 пациентка, то в 1900 году число женщин, получивших стационарное, в том числе и оперативное лечение, удвоилось.

Кроме всего сказанного, Н.Н.Феноменов был консультантом при Родионовском институте, Казанской окружной психиатрической больнице, председателем Общества врачей при Казанском Университете, а впоследствии почётный член этого общества.

С 1898 года он член-корреспондент Императорской Военно-медицинской академии .

С мая 1899 года он директор Санкт-Петербургского родовспомогательного заведения и профессор акушерства и женских болезней в женском медицинском институте. С 22 июля 1902 года он лейб-акушер царского двора.

Плодотворная работа Н.Н.Феноменова и как организатора, и как клинициста акушера-гинеколога была по достоинству оценена Городской казанской управой, которая вручила ему выгравированный на серебряной доске благодарственный адрес, следующего содержания (приводим по К.Ш.Зыятдинову и Я.Г.Павлухину, 2005):

«Глубокоуважаемый Николай Николаевич!

Оставление Вами кафедры в родном нам университете крайне опечалило всех нас. За долгое пребывание Ваше в Казани мы привыкли вверять Вам здоровье своих близких нам женщин в уверенности, что всё возможное будет сделано для их полного выздоровления. В последнее время мы вверили Вам устройство и ведение дела врачевания в нашем городском Родильном приюте, и из заведения, вызывавшего столько горьких для нас нареканий, имеем теперь, благодаря Вашим трудам, энергии и знанию, образцовое учреждение, где могут найти приют, уход и лечение не одни лишь жёны бедняков, но и женщины всех сословий. Вполне сознавая, что Вам, как не дюжинному таланту, рамки деятельности в провинциальном городе были тесны и что они с переходом в столицу будут вполне соответствовать Вашим стремлениям, тем не менее мы, представители общественного управления, искренне скорбим о Вашем уходе и в то же время глубоко, от всего сердца благодарим Вас за всё Вами сделанное для нас и всего нашего города».

Так закончился казанский период деятельности проф. Н.Н.Феноменова, за который ему удалось подготовить почву для дальнейшего развития акушерства и гинекологии в Казани. Описание последующего Санкт-Петербургского периода любознательный читатель найдет в публикациях В.А. Столыпинского (Ж.а. и ж.б., 1923,т.ХХХIV, кн. 2) и Л.А. Кривского (Ж.а. и ж.б., 1929,т. ХL, кн.1). Умер проф. Н.Н. Феноменов 30 ноября 1918 года на 64-м году жизни.

Закончить этот очерк хочется цитатой из некролога: «Умер Н.Н., но его обаятельный образ никогда не изгладится из памяти тех, кто был близок к нему. Всегда одинаково внимательный к своим больным – из дворцов и лачуг – он умел быстро схватывать сущность заболеваний, и был блестящим диагностом. Слово его было решающим для больных. Без колебаний шли они к нему на операционный стол с глубокой верой в исцеляющую силу его ножа. Безразличный к материальной стороне своего дела, он только хотел помочь и часто рисковал своей репутацией искусного хирурга, не выбирая и не пугаясь сложных и тяжелых случаев. Ушел большой человек науки, ушел тихо и незаметно. Да будет легка земля тебе, дорогой учитель, как была легка рука твоя в деле исцеления страждущей женщина!»

Оглядываясь назад и обозревая все сказанное о развитии кафедры «Повивального искусства» в Казани за 100-летие, можно легко заметить, что путь этот состоит из 3-х периодов.

Первый период – от зарождения университета в 1804 году до 1833 года. В это время обучение акушерству велось теоретически, с заботой о наглядности через приобретение акушерских инструментов и фантома. О гинекологии речи не велось. По сути дела, сам термин «повивальное искусство» подразумевал умение вести физиологические роды акушерками, а врача приглашали в случае акушерской патологии и необходимости оперативного родоразрешения.

Второй период – с 1833 г. по 1885 год. Это период зарождения, становления акушерско-гинекологической клиники и выделения педиатрии в самостоятельную дисциплину. Отныне кафедра и клиника существуют вместе, нераздельно и формируют наглядность обучения «у постели больной», т.е. ведение родов. В этот период начинает развиваться «гинекология»  как «учение о женских болезнях», выделяясь  в самостоятельную дисциплину.

Третий период – с 1885 г. по 1899 год. Период окончательного формирования кафедры и клиники с раздельным пониманием существования двух дисциплин: акушерства и гинекологии, но в неразрывном их единении. В это время полностью сформировалось хирургическое направление в гинекологии. Обе дисциплины тесно объединило интенсивное внедрение асептики и антисептики. Среди чревосечений появляется упоминание о выполнении в Казани кесаревых сечений.

Краткий период заведывания кафедрой и клиникой в 1899-1900 уч. году приват-доцентом И.М.Львовым не внёс чего-либо существенного (см. МФВП, 2010,№24, стр. 26-27).

Впереди маячил XX век, время окончательного становления родовспоможения и гинекологической помощи женщинам в Казани. Зачинателем этого длительного процесса был профессор Викторин Сергеевич Груздев. К тому же акушерско-гинекологическая клиника собиралась поменять место дислокации в новое здание на Арском поле. Но это уже другая, новая история.

Opera et studio — Трудом и старанием.

Проф. Л.А.Козлов,

к.м.н., асс. Н.В.Яковлев,

Кафедра акушерства и гинекологии №1 (зав.-проф. А.А.Хасанов)