Психологические особенности пациентов с хронической крапивницей


А.Р. КЛЮЧАРОВА, В.Д. МЕНДЕЛЕВИЧ, О.В. СКОРОХОДКИНА

Казанский государственный медицинский университет, 420012, г. Казань, ул. Бутлерова, д. 49

Ключарова Алия Рафаиловна — аспирант кафедры клинической иммунологии и аллергологии, тел. (843) 261-74-11, e-mail: aliluia@yandex.ru

Менделевич Владимир Давыдович — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой медицинской и общей психологии с курсом педагогики, тел. (843) 238-60-74, e-mail: mend@tbit.ru

Скороходкина Олеся Валерьевна — доктор медицинских наук, профессор кафедры клинической иммунологии и аллергологии, тел. (843) 261-74-11, e-mail: olesya-27@rambler.ru


В статье представлены результаты психологического обследования 122 больных, страдающих хронической крапивницей (ХК), которое включало оценку функционального состояния и изучение когнитивных функций пациентов, а также социальную значимость заболевания. Анализ полученных данных показал, что ХК оказывала существенное негативное влияние на самочувствие, активность и настроение пациентов. Выявлены существенные изменения социальной и экономической сферы жизни больных. Кроме того, у пациентов с ХК наблюдалось ухудшение внимания, а также снижение гибкости мышления и кратковременной памяти. 

Ключевые слова: хроническая крапивница, социальная значимость заболевания, функциональное состояние, когнитивные функции.

 

A.R. KLYUCHAROVA, V.D. MENDELEVICH, O.V. SKOROKHODKINA


Kazan State Medical University, Butlerova St., 49, 420012 Kazan, Russian Federation 

Psychological characteristics of patients with chronic urticaria 

Klyucharova A.R. postgraduate student of the Department of Clinical Immunology and Allergology, tel. (843) 261-74-11, e-mail: aliluia@yandex.ru

Mendelevich V.D. — Doctor of Medical Sciences, Professor, Head of the Department of Medical and General Psychology with a course in Pedagogy, tel. (843) 238-60-74, e-mail: mend@tbit.ru

Skorokhodkina O.V. Doctor of Medical Sciences, Professor of the Department of Clinical Immunology and Allergology, tel. (843) 261-74-11, e-mail: olesya-27@rambler.ru 

The article presents the results of psychological examination of 122 patients with chronic urticaria (CU). The psychological examination included the assessment of the functional status, cognitive functions and social significance of the disease. Analysis of results showed that CU has a significant negativeinfluence on general state, activity and mood of patients. It is shown that the social and economic spheresof patients’life were significantly changed. Besides, attention, flexibility of thinking and short-term memory in patients with CU were reduced.

Key words: chronic urticaria, social significance of the disease, functional status, cognitive functions.

 

Согласно данным современной медицинской литературы, наиболее часто хроническая крапивница (ХК) наблюдается в трудоспособном возрасте (40-50 лет). Известно также, что основным клиническим признаком ХК является наличие уртикарных высыпаний, сопровождающихся кожным зудом различной степени выраженности, рецидивирование которых может продолжаться на протяжении 10 и более лет [1]. При этом симптомы заболевания носят спонтанный и непредсказуемый характер, что оказывает негативное влияние на образ жизни пациентов [2]. Однако влияние крапивницы на различные сферы повседневной деятельности больных изучено недостаточно. Впервые B.F. O’Donnel, F. Lawlor, J. Simpson описали психоэмоциональное состояние пациента с хронической крапивницей (ХК), которое признали схожим с состоянием больного стенокардией [3]. В последующих работах, касающихся этого вопроса, авторами сравнивались качество жизни и психологический статус пациента с ХК с больными, страдающими другими аллергическими или кожными заболеваниями неаллергической природы [4]. С помощью опросников, используемых для оценки качества жизни больных кожными заболеваниями, таких как QoL, SF-36, SAT-P, CU-Q2oL, было выявлено, что крапивница затрагивает практически все сферы деятельности пациентов, такие как физическая, финансовая, духовная, психологическая, в том числе и познавательные процессы [5-7]. Так, у пациентов с ХК отмечается ухудшение эмоционального фона и снижение физической активности [8]. Косметические дефекты, возникающие вследствие высыпаний и отеков, ухудшают эмоциональное состояние пациентов, ограничивают их социальную активность, что создает трудности в межличностных отношениях, общении с друзьями, одноклассниками, коллегами по работе [9]. У пациентов ХК на фоне выраженного кожного зуда, сопровождающего заболевание, нарушается сон, что приводит к снижению внимания, ухудшению мышления, существенному нарушению трудоспособности, а у лиц школьного возраста снижению способности к обучению [7]. Помимо этого у большинства больных, страдающих хронической крапивницей средней и тяжелой степени тяжести психические тревожно-депрессивные расстройства, а у 16% пациентов стресс, являются пусковым механизмом обострения заболевания [10, 11]. В то же время следует отметить, что одним из серьезных недостатков опросников, оценивающих качество жизни пациентов, является их объемность, что ограничивает использование данного исследования в поликлинических условиях.

Цель исследования — изучение особенностей психологического статуса больных ХК, в частности когнитивных.

Обследованы 122 пациента, страдающих хронической крапивницей, в возрасте от 16 до 50 лет (33,8±13,8) (рис. 1), в том числе 47 мужчин (38,5 %) и 75 женщин (61,5%). Обследование больных ХК проводилось на основании стандартов диагностики аллергических заболеваний и включало общеклинические методы исследования и специфическое аллергологическое обследование [1, 2]. С целью изучения самооценки функционального состояния пациентов использовался тест САН (самочувствие, активность, настроение), а для изучения социальной значимости болезни — опросник А.И. Сердюка, который среди других опросников, предложенных отечественными и зарубежными авторами, таких как КЖ-СМ, ВОЗ КЖ-100, LQLI (Lehman Quality of Life Interview), HQLS (Heinrichs-Carpenter-Hanlon Quality of Life Scale), LQLP (Lancashire Quality of Life Profile), признается наиболее удобным для проведения исследований в условиях поликлиники [12]. Кроме того, у всех больных ХК проводилось исследование когнитивных функций с помощью теста на оценку внимания (счет по Крепелину в модификации Шульте), теста на оценку гибкости и беглости наглядного и образного мышления по методике И.М. Лущихиной, а также теста для оценки кратковременной памяти.

Группа контроля была представлена лицами (29 человек) аналогичного возраста, образования и социального статуса, не страдавшими крапивницей, а также не имевшими других хронических заболеваний в суб- и декомпенсированной стадии.

Для исключения других факторов, способных оказывать влияние на психологическое состояние человека, в исследовании не принимали участия пациенты ХК, имевшие сопутствующую патологию.

Статистический анализ полученных данных проводился с помощью программ «MicrosoftOfficeExcel 2007», SPSS, Biostat. В связи с неравномерным распределением выборки обработка результатов исследования осуществлялась методом непараметрической статистики — критерием Манна — Уитни.

Анализ полученных результатов показал, что наиболее распространенной формой ХК являлась идиопатическая, которая наблюдалась у 71,9% больных. В то же время физическая крапивница была диагностирована у 22,7% пациентов, а аллергическая и холинергическая встречались у 2,3 и 3,5% больных соответственно. Более чем у половины пациентов (64,2%) наблюдалась крапивница средней степени тяжести, а тяжелое течение заболевания было выявлено у 8,7% больных. Большинство пациентов (43,4%) отмечали наличие основных симптомов хронической крапивницы более одного года. У 24,2% больных симптомы заболевания также наблюдались достаточно длительно, но срок рецидивов симптоматики составил от 6 месяцев до 1 года. Таким образом, у 67,6% пациентов симптомы ХК были длительными.

По результатам теста САН, в группе больных ХК более 2/3 пациентов отмечали снижение активности (77,9%), у 43,4% больных было выявлено ухудшение самочувствия. Кроме того, более чем у половины обследуемых (62,3%) наблюдалось снижение настроения, в то время как среди здоровых добровольцев низкие показатели активности были выявлены только у 27,5%, плохое самочувствие — у 24,1%, а ухудшение настроения — у 3,4% обследуемых (рис. 1). Следует отметить, что у пациентов, страдавших ХК, при проведении тестирования САН среднее значение самочувствия составило 4,7 балла, а средний показатель активности соответствовал 4,36 баллам. Указанные результаты были существенно ниже нормальных показателей (табл. 1).

При анализе ответов, полученных при использовании опросника Сердюка А.И., было выявлено, что 41,8% пациентов с ХК в связи с заболеванием, согласно назначению врача, были вынуждены соблюдать гипоаллергенную диету (рис. 2). Ограничения в выборе продуктов питания, а также определенный способ их кулинарной обработки отрицательно влияли на эмоциональное состояние пациентов. Помимо этого больные все свое свободное время вынуждены были использовать для посещения медицинских учреждений, а 45,1% опрошенных считали, что заболевание наносит им серьезный материальный ущерб, так как они расходовали значительное количество денежных средств на проведение диагностических мероприятий и приобретение лекарственных препаратов с целью лечения основного заболевания. Кроме того, 35,2% опрошенных, в связи с наличием распространенных уртикарных высыпаний и ограниченных отеков, считали себя физически непривлекательными для окружающих, что вынуждало их ограничивать себя не только в выборе одежды, но и в посещении различных общественных мест. В то же время, большинство пациентов, страдавших хронической крапивницей, чувствовали себя в целом комфортно в семье, в учебном заведении, в трудовом коллективе, и только 6,56% больных вели замкнутый образ жизни. На фоне непрерывного рецидивирования эпизодов ХК,14,7% пациентов отмечали ограничение трудоспособности, чувствовали слабость, повышенную утомляемость, снижение внимания, а 4,1% пациентов считали, что наличие ХК мешало их карьерному росту и ограничивало в выборе места работы.

Рисунок 1.

Показатели теста САН у обследованных

Screenshot_6

 

Таблица 1.                                             

 Сравнение результатов теста САН

Испытуемыеp (критерий Манна — Уитни)
больные ХКn=122контрольная группаn=29
Самочувствие(средний балл)4,7±0,85,8±0,12p<0,001
Активность(средний балл)4,36±0,085,3±0,19p<0,001
Настроение(средний балл)5,034±0,646,1±0,12p<0,001

 

Рисунок 2.

Оценка социальной значимости болезни пациентами с хронической крапивницей по данным опросника Сердюка А.И.

Screenshot_7

 

Таким образом, по результатам исследования ХК оказывала существенное негативное влияние на самочувствие, активность и настроение больных, а также социальную и экономическую сферы жизни пациентов.

Наряду с оценкой функционального состояния пациентов и социальной значимости болезни было проведено исследование когнитивной функций больных ХК. По результатам проведенных психологических исследований, у пациентов, страдавших ХК, по сравнению с группой контроля исходно наблюдалось снижение концентрации внимания (рис. 3), ухудшение гибкости вербального и образного мышления (табл. 2), а также незначительное снижение кратковременной памяти (рис. 4).

При выполнении задания на оценку истощения внимания, во время складывания пар чисел у 14,3% больных ХК истощение внимания было зафиксировано на третьей минуте выполнения задания (количество простых арифметических операций уменьшилось по сравнению с первыми 30 секундами на 15-20%), а 5% пациентов полностью не справились с тестом, в то время как в группе контроля с заданием справились все участники, а истощение внимания было зафиксировано только у 3,2% человек.

Рисунок 3.

Влияние хронической крапивницы на внимание пациентов

Screenshot_8

 

При исследовании активности мышления пациенты с легкостью выполняли задания, оценивающие беглость вербального и образного мышления. Однако после усложнения теста, при оценке гибкости мышления большинство больных (76,3%) с заданием не справились. Так, в проведенных тестах на оценку беглости вербального мышления, в случае, когда участники исследования должны были в течение одной минуты записать как можно больше женских имен, начинавшихся на заданную букву, пациенты фиксировали в среднем 8 слов, что согласно ключу теста соответствовало нормальным значениям. В то же время в тестах, оценивающих гибкость вербального мышления, когда в течение минуты необходимо было написать как можно больше предложений, состоящих из четырех слов, которые должны начинаться на определенные буквы, больные воспроизводили только два предложения при норме не менее трех (табл. 2). Аналогичные изменения наблюдались и при оценке образного мышления: в тесте на беглость мышления за 1 минуту участникам требовалось нарисовать максимальное количество рисунков на заданную тему, пациенты воспроизводили более 6 рисунков, при норме 5. Во время исследования гибкости образного мышления при выполнении задания, в котором необходимо было дорисовать представленные фрагменты до законченного рисунка, больные успевали оформить не более 4 фрагментов, т.е. данный показатель также был ниже нормального значения.

Таблица 2.

Сравнение результатов теста оценки активности вербального и образного мышления по методике И.М. Лущихиной

беглость вербального мышления(среднее кол-во слов)Ме (IQR)гибкость вербального мышления(среднее кол-во предложений)Ме (IQR)беглость образного мышления(среднее кол-во рисунков)Ме (IQR)гибкость образного мышления(среднее кол-во рисунков)Ме (IQR)
больные ХКn=1228 (7,4-8,3)p<0,0012 (1,4-1,8)p<0,0016,5 (6-6,9)р=0,1484 (3,5-4,2)p<0,001
группа контроляn=3110 (8,6-10,5)3 (2,7-3,2)6 (5,5-7,2)5 (5,3-6,6)

Примечание: Ме — медиана; IQR— доверительный интервал. Достоверность различий оценивалась по отношению к контрольной группе методом Манна — Уитни

 

При проведении тестирования на оценку кратковременной памяти, исходно все пациенты с легкостью вспоминали 7 и более слов, однако через час при повторении задания 10,9% больных с тестом не справились (рис. 7).

Рисунок 4.

Влияние хронической крапивницы на кратковременную память пациентов

Screenshot_9

 

Таким образом, на основании полученных результатов были сделаны следующие выводы:

1. Пациенты, страдающие ХК, отмечали ухудшение самочувствия, активности и настроения.

2. По данным опросника социальной значимости болезни Сердюка А.И., ХК влияла на различные сферы образа жизни пациентов: эмоциональную, социальную и экономическую.

3. У больных ХК наблюдалось ухудшение внимания, а также снижение гибкости мышления и кратковременной памяти.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Горячкина Л.А., Кашкина К.П. Клиническая аллергология и иммунология: руководство для практикующих врачей. — М: Миклош, 2009. — 432 с.

2. Российский национальный согласительный документ «Крапивница и ангиоотек» / Рекомендации для практических врачей. — Москва 2007. — 126 с.

3. O’Donne B.F., Lawlor F., Simpson J. et al. The impact of chronic urticaria on the quality of life // Br. J. Dermatol. — 1997. — 136. — P. 197-201.

4. Baiardin I., Giardini A. Pasquali M. Quality of life and patients’ satisfaction in chronic urticaria and respiratory allergy // Allergy. — 2003. — Vol. 58. — P. 621-623.

5. Менделевич В.Д. Неврозология и психосоматическая медицина / В.Д. Менделевич, С.Л. Соловьева. — М.: МЕДпресс-информ, 2002. — 608 с.

6. Baiardin I., Giardini A. Pasquali M. A new tool to evaluate the impact of chronic urticaria on quality of life: chronic urticaria quality of life questionnaire (CU-Q 2 oL) // Allergy. — 2005. — Vol. 60. — P. 1073-1078.

7. Weldon D.R. Quality of life in patients with urticaria // Allergy and Asthma Proceedings. — 2006. — Vol. 27. — P. 96-99.

8. Staubach P., Eckhardt A., Dechene M. Quality of life in patients with chronic urticaria is differentially impaired and determined by psychiatric comorbidity // British Journal of Dermatology. — 2006. — Vol. 154. — P. 294-298.

9. Maurer M., Ortonne J-P., Zuberbier T. Chronic urticaria: a patient survey on quality-of-life, treatment usage and doctor-patient relation // Allergy. — 2009. — Vol. 64. — P. 581-588.

10. Malhotra S.K., Vivek Mehta Role of stressful life events in induction or exacerbation of psoriasis and chronic urticaria and chronic urticaria // Indian J. Dermatol. Venereol. Leprol. — 2008. — Vol. 74. — P. 594-599.

11. Pasaoglu G. Psychological status of patients with chronic urticaria // Journal of Dermatology. — 2006. — Vol. 33. — P. 765-771.

12. Михайлов Б.В., Сердюк А.И., Федосеев В.А. Психотерапия в общесоматической медицине: Клиническое руководство — Харьков: Прапор, 2002. — 128 с.

REFERENCES

1. Goryachkina L.A., Kashkina K.P. Klinicheskaya allergologiya i immunologiya: rukovodstvo dlya praktikuyushchikh vrachey [Clinical Allergy and Immunology: a guide for practitioners]. Moscow: Miklosh, 2009. 432 p.

2. Rossiyskiy natsional’nyy soglasitel’nyy dokument “Krapivnitsa i angiootek”: rekomendatsii dlya prakticheskikh vrachey [Russian national consensus document «Urticaria and angioedema»: recommendations for practitioners]. Moscow, 2007. 126 p.

3. O’Donne B.F., Lawlor F., Simpson J. et al. The impact of chronic urticaria on the quality of life. Br. J. Dermatol., 1997, 136, pp. 197-201.

4. Baiardin I., Giardini A. Pasquali M. Quality of life and patients’ satisfaction in chronic urticaria and respiratory allergy. Allergy, 2003, vol. 58, pp. 621-623.

5. Mendelevich V.D., Solov’eva S.L. Nevrozologiya i psikhosomaticheskaya meditsina [Nevrozologiya and psychosomatic medicine]. Moscow: MEDpress-inform, 2002. 608 p.

6. Baiardin I., Giardini A. Pasquali M. A new tool to evaluate the impact of chronic urticaria on quality of life: chronic urticaria quality of life questionnaire (CU-Q 2 oL). Allergy, 2005, vol. 60, pp. 1073-1078.

7. Weldon D.R. Quality of life in patients with urticaria. Allergy and Asthma Proceedings, 2006, vol. 27, pp. 96-99.

8. Staubach P., Eckhardt A., Dechene M. Quality of life in patients with chronic urticaria is differentially impaired and determined by psychiatric comorbidity. British Journal of Dermatology, 2006, vol. 154, pp. 294-298.

9. Maurer M., Ortonne J.P., Zuberbier T. Chronic urticaria: a patient survey on quality-of-life, treatment usage and doctor-patient relation. Allergy, 2009, vol. 64, pp. 581-588.

10. Malhotra S.K., Vivek Mehta Role of stressful life events in induction or exacerbation of psoriasis and chronic urticaria and chronic urticaria. Indian J. Dermatol. Venereol. Leprol., 2008, vol. 74, pp. 594-599.

11. Pasaoglu G. Psychological status of patients with chronic urticaria. Journal of Dermatology, 2006, vol. 33, pp. 765-771.

12. Mikhaylov B.V., Serdyuk A.I., Fedoseev V.A. Psikhoterapiya v obshchesomaticheskoy meditsine: klinicheskoe rukovodstvo [Psychotherapy in somatic medicine: clinical manual]. Khar’kov: Prapor, 2002. 128 p.