Пыльцевая аллергия в Республике Коми: клинико-эпидемиологическое исследование


Была обследована репрезентативная выборка из 2000 человек, отражающая возрастной и половой состав населения Республики Коми. Исследование проведено в столице республики (г. Сыктывкар) и в селе Сторожевске (Республика Коми, Корткеросский район). Было доказано, что у жителей Республики Коми чаще отмечаются симптомы аллергического ринита 23,2%, на пыльцу деревьев 18,7%.

Pollen allergy in the Komi Republic: clinical and epidemiological study

There was a representative sample of 2000 people, reflecting the age and sex composition of the population of the Komi Republic. The study was conducted in the capital of the Republic (Syktyvkar) and in the village Storozhevskaya (Komi Republic, Kortkerossky district). It was proved that the inhabitants of the Republic of Komi frequently observed symptoms of allergic rhinitis — 23,2%, pollen of trees — 18,7%.

За последние десятилетия отмечается бурный рост атопических заболеваний, в том числе и сезонного аллергического ринита (САР) (2, 3). Так, если в 70-е годы в Европе частота САР составляла 1-4%, то уже в 90-е достигала 10% (4). В России заболеваемость поллинозом увеличилась в 90-е годы в 4-6 раз и достигала 20% у взрослого населения (5).

По результатам эпидемиологических исследований, проведенных в разных областях России, распространенность САР составляет: в Ленинградской — 12,7%, Брянской — 15%, Ростовской — 19%, Свердловской областях — 24%, в Удмуртии — 21% и в Москве — 12%, в Саратовской области и Краснодарском крае превышает 5,5% (6,7). В России наибольшая заболеваемость поллинозом отмечена в Северо-Кавказском, Поволжском, Уральском регионах, где в некоторых городах она составляет до 80% от всех аллергических заболеваний (8).

Распространенность САР носит региональный характер и зависит от ботанических, климато-географических, экологических и других особенностей района (А.А. Солдатов, 2004). Сроки поллинации определяются не только климато-географическими условиями данного региона, но и особенностями погодных характеристик отдельных лет, межгодовые различия которых обычно не превышают 7-14 дней (9).


Следует отметить, что до сих пор отсутствуют полные данные о распространенности аллергического ринита по всей территории Российской Федерации, в том числе и в Республике Коми. До настоящего времени официальные данные об аллергической заболеваемости взрослого населения основываются лишь на результатах статистических отчетов по обращаемости. Полученные таким образом данные часто не соответствуют действительности (2). Это связано с тем, что, во-первых, не все пациенты, страдающие этим заболеванием, обращаются за врачебной помощью, а во-вторых, не у всех пациентов имеющийся ринит распознается врачом (1).

В настоящее время доказано, что аллергический ринит не только сам по себе резко снижает качество жизни больных, отражаясь на социальной активности, учебе, профессиональной деятельности, но и является предвестником и предрасполагающим фактором развития тяжелых, нередко инвалидизирующих заболеваний. Так, АР часто сочетается с бронхиальной астмой (БА) и является предвестником и одним из факторов риска ее развития (8). У 20% больных с сезонным аллергическим ринитом отмечается сочетание риноконъюнктивальных проявлений с астматическим синдромом, симптомы ринита имеются у 77% больных бронхиальной астмой.

Целью нашего исследования было изучение распространенности пыльцевой аллергии среди взрослого коренного населения Республики Коми.

Материалы и методы. Была обследована репрезентативная выборка из 2000 человек, отражающая возрастной и половой состав населения Республики Коми. Исследование проведено в столице республики (г. Сыктывкар) и в селе Сторожевске (Республика Коми, Корткеросский район). Первый этап включал анкетный скрининг с использованием опросника для выявления аллергических заболеваний и заболеваний органов дыхания Ga2len. Было анкетировано 1012 сельских жителей (53,6%) и 988 городских (46,4%); мужчин — 809 (40,5%), женщин — 1191 (59,5%).


Анкета содержала скрининговые вопросы о наличии у респондентов симптомов аллергических заболеваний и бронхиальной астмы.

 

Проводилось клиническое обследование пациентов, для характеристики функции внешнего дыхания проводили спирометрию с оценкой обратимости бронхиальной обструкции (после ингаляции 200 мгк фенотерола).

Аллергологическую диагностику осуществляли при помощи постановки кожных скарификационных аллергопроб. Использовали стандартные пыльцевые аллергены, содержащие 10000 PNU (единиц белкового азота) в 1 мл (производство ФГУП «Аллерген», г. Ставрополь). Оценка скарификационных кожных проб проводилась через 20 мин. Тест считали положительным при наличии волдыря диаметром не менее 3 мм. В сомнительных случаях и при наличии противопоказаний к кожному тестированию определяли специфические IgE — антитела с помощью иммуноферментных тест-систем (ФГУП «Аллерген», г. Ставрополь). Клиническую диагностику аллергического ринита осуществляли в соответствии с рекомендациями международного консенсуса (Отчет о международном консенсусе по диагностике и лечению ринита).

Результаты. По результатам анализа данных были выявлены 195 и 717 респондентов, у которых предполагалось наличие БА и АР. Дальнейшее обследование проведено у 521 пациента из 600 (мужчин — 199 человек, женщин — 322). Возраст от 15 до 81 (средний возраст — 37 лет). У пациентов старше 30 лет симптомы АР и/или БА чаще встречались у женщин (61,8%). Среди пациентов 15-29 лет преобладали лица мужского пола (56,2%).

После проведенного дообследования АР установлен у 23,2% (у 89% больных на АР), частота аллергического конъюнктивита (АК) составила 19,1% среди населения (у 73,1% больных с подозрением на АК), частота БА — 7,4% (у 28,2% больных с подозрением на БА). У 5,4% населения отмечались сочетанные формы — АР и БА; у 4,7% — БА и аллергический риноконъюнктивит. Диагноз АР не подтвердился лишь в 11% случаев.

У пациентов до 45 лет с неподтвержденным при обследовании диагнозом жалобы были обусловлены заболеваниями ЛОР-органов, сопровождающимися затруднением носового дыхания — риносинуситом, искривлением перегородки носа, вазомоторным ринитом, деформацией наружного носа. У пациентов старше 45 лет симптомы ринита в большинстве случаев были вызваны приемом антигипертензивных препаратов (побочный эффект — заложенность носа) в связи с заболеваниями сердечно-сосудистой системы.

У значительной части пациентов (71,8%), отвечавших положительно на вопросы анкеты Ga2len, при тщательном обследовании не было выявлено БА. Как правило, симптомы у пациентов были обусловлены наличием ХОБЛ (хронической обструктивной болезни легких) и/или патологией сердечно-сосудистой системы.

Для определения частоты сенсибилизации коренного населения Коми к различным пыльцевым аллергенам производилась постановка кожных скарификационных аллергопроб. У 374 обследованных отмечались положительные пробы на пыльцу деревьев, что составляет 18,7% среди населения (табл. 1). Практически такая же частота сенсибилизации была выявлена на сорные травы — у 358 пациентов (17,9% среди населения). Несколько реже выявляли аллергию на злаки — у 283 (14,2% населения).

Таблица 2.

Частота пыльцевой аллергии среди коренного населения Коми

 

 

аллергены

 

Деревья

 

Сорные

 

Злаки

 

Деревья

+сорные

Деревья

+злаки

Сорные

+злаки

Деревья+сорные + злаки
Частота встречае-мости среди населения, % 

374 (18,7%)

 

358 (17,9%)

 

283 (14,2%)

 

267 (13,4%)

 

219 (11%)

 

227 (11,4%)

 

177 (8,9%)

Что касается поливалентной сенсибилизации, то наиболее часто выявлялись положительные пробы на деревья+сорные, что составляет 13,4% среди населения; одинаковая частота сенсибилизации была выявлена на деревья+злаки и сорные+злаки — у 11 и 11,4% соответственно. Положительная реакция на деревья+сорные+злаки диагностирована у 177 пациентов, что составило 8,9% населения Республики Коми.

Таким образом, частота АР среди взрослого коренного населения Коми составляет 23,2%, БА — 7,4%; сочетание АР и БА — у 5,4%, а БА и аллергического риноконъюнктивита — 4,7%. Наиболее часто пыльцевая аллергия регистрируется на пыльцу деревьев, сорные и злаки — у 18,7; 17,9; 14,2% населения соответственно; несколько реже диагностировали сочетанную сенсибилазацию — на деревья+сорные — у 13,4%, на сорные+злаки — у 11,4%, на деревья+злаки — у 11%. Наиболее редко встречались положительные пробы на деревья+сорные+злаки.

 

О.А. Вахнина, Р.С. Фассахов, Л.В. Рочева

Консультативно-диагностический центр Республики Коми

Казанская государственная медицинская академия

Казанский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии

Вахнина Ольга Александровна — врач — аллерголог-иммунолог КДЦ РК

 

Литература:

1.    Ланцов А.А., Рязанцев С.В. Медикаментозное лечение аллергического ринита // Российская ринология, 1997. — № 1. — С. 18-23. — Материалы конференции, посвященной пятилетию Российского общества ринологов «Актуальные проблемы современной ринологии».

2.    Лусс Л.В. Аллергический ринит: проблемы, диагностика, терапия // Лечащий врач, 2002. — № 4. — С. 24-28.

3.    Гаджимирзаев Г.А., Гамзатова А.А., Гаджимирзаева Р.Г. и др. О некоторых итогах изучения проблемы аллергического ринита // Российская оториноларингология, 2005. — № 4. — С. 69-71.

4.    Puls KE., Bosh F. Pollen light forecasting in Germany and in Europe // Experentia, 1993. — Vol. 49. — № 11. — P. 943-946.

5.    Ильина Н.И. Аллергический ринит // Аллергия, астма и клиническая иммунология, 1997. — № 4. — С. 3-16.

6.    Ильина Н.И. Эпидемиология аллергического ринита // Российская ринология, 1999. — № 1. — С. 23-24.

7.    Астафьева Н.Г., Горячкина Л.А. Поллиноз — пыльцевая аллергия // Аллергология, 1998. — № 2. — С. 34-40.

8.    Завгородняя Е.Г., Прозоровская К.Н., Челидзе Н.Д. Некоторые аспекты эпидемиологии, патогенеза и консервативного лечения аллергического ринита // Вестник оториноларингологии, 2000. — № 5. — С. 73-75.

9.    Доценко Э.А., Гурина Н.С., Новиков Д.К. и др. Поллиноз // Здравоохранение, 2001. — № 2. — С. 35-39.