Р.А.Алтунбаев: «Казани необходимы центры по лечению специфических неврологических состояний»


altunbaev1В народе существует вполне справедливое мнение, что «все болезни от нервов». Нервная система наряду с эндокринной и иммунной считаются тем механизмом, который «руководит» всем организмом. А поскольку они тесно связаны между собой, дисбаланс в одной из них вызывает проблемы и заболевания на уровне всего организма.

За последние годы в неврологии произошли существенные перемены, касающиеся представления о некоторых заболеваниях, появились новые методы обследования больных с нервными болезнями, увеличился арсенал лечебных средств. На смену старым медицинским терминам пришли новые.

О том, что представляет собой неврологическая служба города Казани сегодня, мы беседуем с главным внештатным неврологом управления здравоохранения Казани, профессором кафедры неврологии и реабилитации Казанского государственного медицинского университета Рашидом Асхатовичем Алтунбаевым.

Рашид Асхатович, с какими основными проблемами сейчас сталкиваются неврологи при решении своих основных задач?

— Основная задача неврологов — это помощь больным с неврологическими заболеваниями. И эту работу мы проводим как в поликлиниках, так и в стационарах. В поликлиническом звене есть относительный дефицит неврологов. Если смотреть по нормативам, то ставки заполнены, врачи работают, но тем не менее потребность в дополнительных кадрах высокая. Очень много людей хотят попасть на прием к неврологу, причем, сразу, как только возникнет такая необходимость. То есть создается некий дисбаланс между желаниями пациентов и возможностями поликлиник. Я думал, что такая проблема существует только у нас в стране, но, оказалось, что за границей такая же ситуация. Например, я интересовался, как в Швейцарии устроена амбулаторная помощь. Там больным с общими неврологическими болезнями помощь оказывается в основном врачами общей практики. А чтобы попасть к неврологу, нужно подождать два-три месяца. Поэтому та доступность, которая есть у нас, пусть и не всегда соответствует нашим запросам, но это благо и достижение. В поликлиниках в основном оказывают помощь больным с болевыми синдромами и с хронической недостаточностью мозгового кровообращения. Это пациенты, в том числе, с постинсультными расстройствами, которые нуждаются в реабилитации и наблюдении, с некоторыми болезнями хронического плана, например, нарушением памяти, некоторыми другими дегенеративными болезнями нервной системы (эпилепсией, рассеянным склерозом, паркинсонизмом).


Что нужно предпринять для усовершенствования работы поликлинического звена?

— Нам бы хотелось создать центры по лечению неврологических специфических состояний. Например, центр по лечению боли. Когда у человека возникает боль в каком-то участке тела и она связана с мышечной дисфункцией  или остеоартрозом, было бы хорошо, чтобы он приходил в такой специализированный центр, где ему окажут необходимую помощь и более целенаправленно лечили бы такие расстройства. Это одна задача. Еще одна — создание городского эпилептологического центра, где больные с эпилепсией могли бы проконсультироваться, провести электроэнцефелографию, при необходимости электроэнцефелографический видеомониторинг. Еще мы бы хотели создать центр по профилактике инсульта, в котором пациенты могли бы получить консультации по своим факторам риска развития инсульта. Здесь можно было бы провести оценку значимости артериальной гипертензии, выраженности атеросклероза сосудов, кровоснабжающих головной мозг. Для этого нужно исследование с помощью допплеровской ангиографии. Это позволит получить рекомендации по профилактике возможного инсульта. Число инсультов сейчас растет, и мы, к сожалению, упускаем больных, у которых могли бы предупредить инсульт, либо его отсрочить.

Какая-то работа по созданию таких центров уже начата?

— Пока это только методическая работа, и мы обдумываем, как эту идею воплотить в жизнь. Поскольку дополнительных резервов на это нет, это можно внедрять, перестраивая существующую систему и ориентируясь только на те ресурсы, которые мы сейчас имеем.


А в чем причина того, что кадров не хватает?

— Это к сожалению очень актуальный вопрос. Дело в том, что молодые специалисты, выпускники, не хотят идти на низкооплачиваемую работу. Специалист, который прошел шесть лет обучения, интернатуру, вынужден получать зарплату в шесть тысяч рублей. Причем, больных врач принимает ежедневно, и прием очень большой, по 20-30 человек. Поэтому молодежь не очень хочет идти в профессию. Устраиваются представителями в фармацевтические компании, где зарплата в разы выше, чем у врача, который начинает работу в поликлинике.

В стационарах другая ситуация?

— Да, стационары всегда привлекали специалистов. Кажется, что здесь живее, интереснее, больные разнообразнее, встречаются более сложные случаи, к работе с которыми настоящие профессионалы всегда стремятся. У нас в Казани около 460 коек неврологического профиля. В основном стационары оказывают как экстренную, так и плановую помощь. Экстренная помощь — это пациенты с инсультами, полиневритами и другими острыми заболеваниями, а также с хроническими болевыми синдромами и нарушениями мозгового кровообращения.

Какую-либо профилактическую работу проводите?

— Это вопрос справедливый, потому что направленность советской медицины, наследниками которой мы являемся, считала, что профилактическое направление главное. Легче предупредить болезнь, чем лечить. Но чтобы предупредить инсульт, нужно сначала выявить факторы риска у конкретного человека, о чем я уже говорил. А это возможно только с созданием специальных центров или хорошо организованных методических подходов. В советское время существовала система профилакториев при предприятиях, где люди могли даже без отрыва от производства получать профилактическое лечение, особенно, при заболеваниях опорно-двигательного аппарата. Сейчас, к сожалению, такая система перестала существовать, профилакториев стало значительно меньше, поэтому такая профилактическая направленность ушла. А перед поликлиникой слишком много стоит других задач и не так много ресурсов, чтобы эту профилактическую работу поднять на должный уровень.

Какие достижения казанских специалистов в области неврологии за последнее время можно отметить?

— В основном это касается помощи больным с инсультом. В  республиканских учреждениях, таких как МКДЦ, РКБ №1 и №2 созданы сосудистые центры, куда поступают больные с инсультом, и где проводится необходимая визуализация. То есть быстрая, детальная, адекватная диагностика, которая позволяет своевременно и точно установить диагноз сосудистого заболевания и провести лечение. К сожалению, не все больные пока могут получить такого качества помощь, и часть пациентов госпитализируется в учреждениях, где нет полного набора оборудования и методов исследования, который необходим для всеобъемлющей диагностики и лечения. Но мы будем дальше двигаться в этом направлении и развивать систему таких сосудистых центров, чтобы все сто процентов больных с инсультом могли получить адекватную диагностику и лечение. Если говорить о других направлениях неврологии, то нужно отметить, что  в уже несколько лет функционирует центр по лечению рассеянного склероза при Республиканской больнице восстановительного лечения, где концентрируется эта группа пациентов. Они получают там диспансерное наблюдение, необходимое профилактическое лечение. Также в этом году открылся центр по экстрапирамидной патологии при республиканском госпитале ветеранов войн, ставший преемником городского кабинета. Он курирует больныех с паркинсонизмом и другими экстрапирамидными расстройствами. Этот центр хорошо работает, использует современные методы лечения, в частности, ботулинотерапию. Также в Казани функционирует республиканский эпилептологический центр на базе РКБ №1. Но в силу своего  республиканского статуса, а также большого числа страдающих эпилепсией, в полной мере пока нет возможности всех больных эпилепсией из Казани концентрировать в нем.

16 декабра кафедра неврологии и мануальной терапии КГМА проведет в Казани научно-практическую конференцию, посвященую современным подходам к ведению больных с нейродегенеративными заболеваниями и рассеянным склерозом. Будете ли Вы принимать в ней участие? Насколько такие мероприятия актуальны и важны?

— Мне бы хотелось послушать доклады коллег. Такие мероприятия очень актуальны. Все они обычно проходят с привлечением специалистов из разных городов. Подготовка такой конференции — это большой труд. Во-первых, по набору докладов с учетом актуальности темы, сбор слушателей. Это тоже очень сложная работа — собрать всех специалистов с тем, чтобы представить для докторов, которые каждый день работают с больными, новые данные по диагностике и лечению. И, конечно, переоценить значимость таких мероприятий невозможно. Мы таких конференций проводим немало. Неврология в Казани вообще одна из ведущих медицинских отраслей. У нас шесть кафедр неврологии в двух вузах, много профессоров, которые очень активны. Все стремятся поделиться своими знаниями, своим опытом работы. Казанские неврологи одни из наиболее осчастливленных тем, что имеют возможность постоянно учиться. Дело в том, что существующая система обучения врачей предполагает обучение раз в пять лет, для того, чтобы обновить свой сертификат. Если 20 лет назад эта система вполне устраивала, то сейчас такой редкой учебы недостаточно, поскольку объемы информации быстро увеличиваются. Это касается и диагностики заболеваний, и понимания патологии нервных болезней, и особенно лечения.

Светлана Емельянова