Работа нижнекамской «скорой» в период пандемии

Нижнекамские бригады станции скорой медицинской помощи совершают по 250 выездов за смену. Фельдшер бригады №3 ССМП в профессии 31 год. Признается, за эти годы видел многое, ко многому привык, но к таким нагрузкам привыкнуть непросто. Сергей Макаров заступает на  дежурство с 7 утра. В машине «скорой» ему предстоит провести сутки. В период пандемии на отдых и полноценный обед бригада  не надеется.

«Сейчас бригады  ССМП совершают  по 250-260 выездов в сутки – рассказывает С. Макаров. —  «Скорую» практически не покидаем. Если раньше по окончании вызова мы возвращались на станцию с разрешения фельдшера по приему вызовов,  сейчас мы работаем до тех пор, пока у нас не закончатся медикаменты и не наступит пересменка. Люди ждут нашей помощи по много часов. Приезжая к пациентам, мы объясняем, что неотложные вызовы обслуживаем в порядке очереди. В случае ухудшения общего состояния пациента, фельдшер по приему вызовов вправе переквалифицировать вызов и экстренно перенаправить бригаду. И, конечно, во время такого потока звонков никто не отменял экстренные вызовы, на которые мы обязаны приехать в течение 20 минут».

— Сергей Александрович, что можете сказать о новой волне коронавируса?


— Сейчас болезнь стала агрессивней, болеют много молодых людей, болезнь протекает тяжелее. Мы привозим на компьютерную томографию органов грудной клетки  и 25-летних, и 30-летних пациентов, у многих обнаруживают тяжёлые формы  пневмонии, которые дают серьёзные осложнения на организм. Обычно пациенты жалуются на высокую температуру, которая может держаться неделю и более, одышку, кашель, общую слабость, у некоторых появляется диарейный синдром, рвота. Всех пациентов мы внимательно осматриваем, проверяем сатурацию (кислород в крови). И уже в зависимости от общего состояния, объективных данных, после оказания медицинской помощи, транспортируем пациента на КТ органов  грудной клетки, затем в приемное отделение ГАУЗ «НЦРМБ» для дальнейшего осмотра врачами, которые принимают решение госпитализировать или нет, либо рекомендуем обратиться к участковому терапевту для дальнейшего лечения и наблюдения.

— Говорят, что COVID-19 породил много так называемых панических атак, так ли это? И как это отразилось на вашей работе?

— Да, это так. Есть люди, которые паникуют, находясь в состоянии невроза. У них нарушен сон, они испытывают панические атаки, часто вызывают «скорую» необоснованно, болеют 2-3 дня, ещё никаких признаков пневмонии нет, но уже звонят в экстренные службы. У таких пациентов одышка больше неврогенного характера, чем признак пневмонии.

Но особенно огорчает то, когда мы тратим много времени на  пациента, который вызвал «скорую» просто потому, что ему так удобно, хотя в его состоянии можно было бы вызвать врача на дом или самому прийти в «красную зону» поликлиники. Такие пациенты часто агрессивны, требуют обследование на КТ, по окончанию которого мы чаще всего получаем отрицательный результат. Вообще, сейчас мы объясняем пациентам, что КТ органов грудной клетки – это не панацея от коронавируса, это обследование даёт большую нагрузку на организм. И облучаться просто так, без видимых на то причин, не стоит. Для этого обследования есть чёткие показания: низкая сатурация, высокая температура, которая не сбивается больше пяти дней, одышка. Вот в этом случае можно вызвать бригаду скорой помощи, а мы уже определим, куда направить пациента. А когда нас вызывают при температуре 37°С, видно, что человек мог самостоятельно добраться в «красную зону» поликлиники, понимаешь, насколько эгоистичны люди, они не думают, что в эту минуту те, кто действительно нуждаются в помощи, её не получают. Просим относиться к этому моменту ответственно, ведь на месте тяжёлых пациентов может оказаться любой из нас. И вообще, нужно запомнить одно важное правило – скорая помощь не лечит, мы просто оказываем экстренную и неотложную помощь, и в случае необходимости доставляем пациента  на госпитализацию в больницу.

— Что бы вы посоветовали нижнекамцам в это непростое время?

— Хотел бы сказать, что нужно прививаться, альтернативы прививке нет. Или мы переболеем с угрозой для жизни, или вакцинируемся. По нашим наблюдениям, привитые пациенты болеют гораздо меньше. Среди них нет больных с тяжёлыми формами заболевания и нет летальных исходов. Прививка работает, и это единственный способ победить пандемию.