Ранняя диагностика


Ранняя диагностика Заболевания щитовидной железы широко распространены среди населения многих стран. Рак щитовидной железы — наиболее часто встречающаяся онкопатология эндокринных органов. Частота данной патологии ежегодно возрастает. Актуальность данной проблемы обусловлена также отсутствием у большинства врачей современных знаний о данной патологии.

О новых технологиях в диагностике и лечении рака щитовидной железы  нам рассказала профессор кафедры онкологии и хирургии ГБОУ ДПО КГМА Минздравсоцразвития России Зинаида Александровна Афанасьева.

Зинаида Александровна, какова на сегодняшний день актуальность проблемы рака щитовидной железы в Татарстане?

— Заболеваемость раком щитовидной железы(РЩЖ) у нас, в Татарстане, ниже, нежели в России. Так в 2006 году заболеваемость в республике составила 3,0 на 100 тысяч населения, а в Российской Федерации – 6,3 на 100 тысяч, т.е. Заболеваемость РЩЖ в Республике Татарстан в два раза ниже среднероссийского показателя. Тем не менее, проблема РЩЖ остается актуальной для нашей республики, так как данное заболевание поражает, прежде всего, женщин фертильного возраста. Поэтому эта проблема не только медицинская, но и социальная и экономическая. Кроме того, у женщин РЩЖ часто сочетается со злокачественными опухолями молочных желез, яичников, матки, то есть с опухолями органов репродуктивной системы. И на сегодня важно не только рано диагностировать РЩЖ у молодой женщины, но и позаботиться о ранней диагностике рака других органов. Поэтому для решения вопроса ранней диагностики полинеоплазий у женщин с поражением щитовидной железы и органов репродуктивной системы важно привлечь маммологов и гинекологов. РЩЖ страдают и мужчины. Так высокодифференцированными формами, для которых характерен хороший прогноз, мужчины болеют в 3-4 раза реже, а медуллярным и недифференцированным раком, для которых, напротив, характерен неблагоприятный прогноз, – одинаково часто, и возраст больных при этих формах, как правило, старше 60 лет. Актуальность проблемы для республики диктуется еще и тем, что до сих пор у нас нет коек для лечения радиоактивным йодом. Койки, которых мы, онкологи, ждали столько лет,  должны заработать в Ядерном центре осенью этого года.

— Что важно знать практикующему врачу-онкологу при обследовании пациентов на рак щитовидной железы?


— Врач-онколог в диагностической цепочке специалистов, занимающихся диагностикой РЩЖ, как и вообще рака любой другой локализации, стоит последним. Он или отвергает диагноз рака или утверждает его. Первичная диагностика РЩЖ лежит на плечах врачей общей практики, терапевтов, хирургов, педиатров (РЩЖ, к сожалению, болеют и дети) эндокринологов, средних медицинских работников фельдшерско-акушерских пунктов и смотровых кабинетов, поскольку это рак видимой локализации, и каждый специалист должен осматривать щитовидную железу при первичном приеме. Чтобы врач общей лечебной сети об этом не забывал, он должен в себе воспитать онкологическую настороженность. Любой быстро растущий узел в щитовидной железе или увеличенный лимфатический узел на шее должен  насторожить врача в отношении РЩЖ.

А врачу-онкологу надо знать и владеть методами уточняющей диагностики. Онколог должен правильно интерпретировать результаты УЗИ, РКТ, сцинтиграфии, цитологии и иммуноцитохимии, должен правильно делать тонкоигольную биопсию, в том числе и под контролем УЗИ.  Как  заведующий центром для диагностики и лечения больных опухолями щитовидной железы и других эндокринных органов РКОД, консультирую больных, а как профессор кафедры онкологии и хирургии КГМА обучаю врачей на циклах усовершенствования.  На нашей кафедре я и мои коллеги передаем нашим слушателям новейшие знания и необходимые навыки, касающиеся данной проблемы.

— В чем сложность диагностики рака щитовидной железы?

— Действительно, диагностика РЩЖ сложна, поскольку рак может быть и под маской узлового коллоидного зоба, и под маской аутоиммунного тиреоидита, и под маской кисты,  то есть ошибочно может быть поставлен любой другой диагноз, а только не рак. Чаще рак проявляется узлом, но может быть и в виде тотально увеличенной и плотной щитовидной железы, как при тиреоидите. В виде узла визуально проявляются и другие доброкачественные заболевания щитовидной железы. И как тут отличить одно от другого. Знания, опыт, онкологическая настороженность – вот главные помощники в диагностике РЩЖ. Есть золотое правило – если не знаешь, что у пациента, подумай, а нет ли здесь рака.


— Какой форме терапии уделяется внимание при лечении рака щитовидной железы? Какие группы препаратов назначаются?

— Главным методом лечения рака щитовидной железы является хирургический метод. Операция – единственная и радикальная – вот залог успешного лечения рака щитовидной железы. После операции больные обязательно всю оставшуюся жизнь должны пить левотироксин. Режим гормональной терапии – супрессивный или заместительный – выбирает онколог. Кроме того, в настоящее время для лечения высокодифференцированного рака – папиллярного и фолликулярного – применяется радиоактивный йод, для лечения медуллярного рака при его прогрессировании – препараты из группы соматостатинов — октреотид, октреотид-депо, сандостатин-ЛАР, ланреотид, SOM-230 и другие.  Редко используются химиотерапия и интерферонотерапия. В настоящее время также начали использовать таргетные препараты. Необходимо помнить каждому врачу, что успех лечения РЩЖ – это ранняя его диагностика.

— Каков прогноз заболевания?

— При  папиллярном и фолликулярном раке при адекватно выполненном хирургическом вмешательстве прогноз хороший. Десятилетняя, а по некоторым данным, и двадцатилетняя выживаемость составляют 100%. При других формах – прогноз хуже, особенно при недифференцированном раке. При этой форме рака только 50% больных живут 8-12 месяцев. Прогноз заболевания зависит от стадии, в которой выявлено заболевание. В ранней диагностике нам, онкологам, могут помочь и сами люди, ведь каждый из нас может сам осмотреть свою шею и прощупать область щитовидной железы.

— С какими специалистами осуществляется взаимодействие при ведении пациентов раком щитовидной железы?

— В лечении РЩЖ, как и в лечении рака любой другой локализации, используется мультидисциплинарный подход. В лечении данного заболевания принимают участие хирурги-онкологи, радиотерапевты, химиотерапевты, психологи.

— Не могли бы Вы вспомнить интересный клинический случай из практики, связанный с ведением пациентов раком щитовидной железы?

— Каждый пациент РЩЖ интересен и уникален. Для меня пациент интересен не только как пациент, имеющий интересное проявление заболевания, для меня всегда интересен пациент и как неповторимая личность. Хочу привести следующий пример. Это гимн здоровью, любви, человеческому счастью не смотря ни на что. В четырнадцать лет девочка заболевает раком щитовидной железы. Множественные метастазы в лимфатических узлах шеи и легких. Сложная операция, далее несколько курсов лечения радиоактивным йодом в институте медицинской радиологии в городе  Обнинске, постоянная гормональная терапия левотироксином, препаратами кальция  и витамина Д3. Девочка успешно окончила техникум, влюбилась, вышла замуж, родила двоих детей. Это пример не только нашей врачебной победы, это, прежде всего, пример мужества и огромного жизнелюбия самого пациента. РЩЖ излечим, но надо, чтоб врач и пациент не только оба желали этого, но и все делали для этого.

Гульнара Абдукаева