Регенерация нервных клеток: особые условия в Марий Эл


sevastyanovОткуда берутся «безнадежные» диагнозы? Явное пренебрежение философскими идеями  времен Сократа, когда человек рассматривался как некий микрокосмос с непознанными границами и неизученными возможностями. «Черный ящик» нашего мозга способен на многое, вот только до сегодняшнего дня еще никому не удалось узнать, на что именно. Попытка расширить границы возможного, исключив некоторые вещи из разряда невозможных, увенчалась успехом у доктора медицинских наук, профессора кафедры радиотехнических и медико-биологических систем Марийского государственного технического университета, заслуженного врача РМЭ и РФ, почетного гражданина штата Мэриленд (США), действительного члена Нью-Йоркской академии наук, главного врача государственного учреждения РМЭ «Центр патологии речи и нейрореабилитации, нейросенсорных и двигательных нарушений» Виктора Викторовича Севастьянова. Его запатентованные методики лечения способны разорвать замкнутый круг таких «безнадежных» в плане прогноза лечения заболеваний, как тяжелые формы ДЦП, патология сетчатки, атрофия зрительного нерва, аутизм, речевые расстройства, возникшие из-за нарушения мозгового кровообращения, нейроинфекций, черепно-мозговых травм и гипоксически-ишемических поражений центральной нервной системы и других.

priemУченый с мировым именем создал при поддержке Правительства республики и руководства Министерства финансов России  уникальный в своем роде Центр патологии речи и нейрореабилитации нейросенсорных и двигательных нарушений, где с июля 1999 года данные методики профессора В.В. Севастьянова стали воплощаться в реальность, возвращая надежду на выздоровление. И помощь получают не только жители Марий Эл. Центр известен далеко за пределами республики, в странах ближнего и дальнего зарубежья.

На чем именно основывается специфика центра — нам рассказал непосредственно его создатель и руководитель, профессор Виктор Викторович Севастьянов.

—   Чем была продиктована необходимость организации Центра патологии речи и нейрореабилитации нейросенсорных и двигательных нарушений? Каким образом ваши идеи нашли отражение в реальной жизни?

—   До недавнего времени существовала точка зрения, что атрофия зрительного нерва неизлечима. Пациент должен находиться пожизненно на инвалидности —  таковы были общепринятые стандарты мышления. Именно тогда, 36 лет назад, к нам поступил маленький пациент с атрофией зрительного нерва. Ему были проведены два курса лечения по собственно разработанным методикам, и мальчик увидел в окне солнце.


В этот момент созрела идея собрать группу больных с тяжелым диагнозом и провести подобное лечение. Результаты получились достойные — стало очевидным, что нервные клетки в определенных условиях способны к регенерации. Мы опубликовали наши исследования, но на тот момент они не нашли отклика одобрения в глазах коллег, поскольку убеждение в том, что нервные клетки не восстанавливаются, было аксиомой. Взгляды, мнения, времена и нравы могут быть какими угодно, но пациентов нужно было лечить. Так появился сначала на базе Детской республиканской больницы в Йошкар-Оле нейроофтальмологический центр, где мы занимались восстановлением зрения у детей с детским церебральным параличом. В 1991 году по распоряжению экс-министра здравоохранения В.К. Федорова мы стали лечить считавшихся неизлечимыми больных с ДЦП, у которых были нарушены функции зрения, слуха, наблюдались судорожные приступы. К нам приезжали больные из разных регионов России, Украины, Азербайджана, Армении, Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии. Наш центр стал первым в республике лечебным учреждением, куда приехали иностранные граждане из Йемена. А уже в 1999 году открылся Центр патологии речи и нейрореабилитации Марий Эл таким, каким вы его видите сейчас.

pri—   В чем заключается суть ваших методик? Есть ли у вас посредники, использующие аналогичное лечение в других регионах России?

—   Суть методик заключается в использовании новейших технических разработок таких, как многоканальная программируемая под особенности каждого конкретного человека электростимуляция мышц, лазеролечение, мультимедийные технологии. Созданная в Марийском государственном техническом университете лаборатория зондовой микроскопии позволяет проводить исследование зрительных нервов уже с применением нанотехнологий.

Также, наряду с данными методиками, мы используем ряд медикаментозных препаратов, которые улучшают мозговой кровоток и активизируют  обменные процессы.


Дело в том, что до конца всей сути запатентованных методик, я раскрыть не могу. Мы можем рассказать только те основы, на которых они работают, поделиться нашими результатами. И это мы делаем, становясь участниками различных российских и зарубежных форумов.

Мы используем целый комплекс обучающих и развивающих программ. Центр оказывает комплексную медицинскую помощь, включая социальную, медико-педагогическую и медико-психологическую.

—   В Центре хорошие, можно сказать домашние, условия пребывания пациентов. Назвать «палатой» комнату с кухней, ванной, балконом, очень сложно, скорее — это гостиничный номер европейского образца. Чем обосновано создание такого интерьера?

—   Дело в том, что мы принимаем на лечение пациентов вместе с родителями. Объяснение простое: ребенок с ДЦП чувствует себя незащищенным, ему страшно находиться одному, а когда рядом родные люди и палата больше похожа на уютную домашнюю комнату, ситуация становится комфортной, лечение в таких условиях результативнее.

—   Где закупается оборудование под ваши уникальные методики?

—   Мы работаем с институтом физики Российской академии наук и Научно-исследовательским институтом по разработке лазерной технике — используем их продукцию.

—   С какими лечеными и научными учреждениями вы работаете в тесном контакте?

pedagogi—   Научно-исследовательский  институт молекулярной генетики Российской академии наук.  Чтобы достичь хорошего результата, прежде всего, нужна полноценная диагностика. Здесь нам во многом помогает лаборатория иммунодиагностики и иммунокоррекции Института трансплантологии органов и тканей во главе с профессором В.С. Сусковой, которая является одним из ведущих мировых иммунологов. Нарушения иммунного статуса, вялотекущие инфекции отрицательно влияют на течение болезни.

—   Расскажите, пожалуйста, о сотрудниках центра?

—   Наша команда специалистов нацелена на скорейшее и эффективное лечение самых тяжелых больных, а потому приоритетным для нас является непрерывное обучение. Опытная, добросовестная медсестра должна быть рекомендована к учебе в медицинском вузе, дипломированный врач — продолжать образование в аспирантуре, защищать кандидатскую диссертацию. Цепочку можно продолжить и дальше, что мы и делаем. Наши сотрудники постоянно повышают свою квалификацию, участвуют в различных съездах, семинарах в России и за рубежом, где выступают с докладами о своих разработках и результатах нашего лечения.

Все высокотехнологичные методики применяются совместно с неврологом-генетиком, психиатром, психологом, нейроофтальмологом, логопедом, сурдопедагогом, физиотерапевтом, специалистом по лечебной физкультуре, музыкальным работником и хореографом, что позволяет сделать лечение более эффективным. Также в нашем центре проводят консультации отоларинголог, педиатр-аллерголог, кардиолог.

Коллектив Центра накопил немалый опыт работы с очень тяжелыми больными, и данными разработками сегодня интересуются коллеги-соотечественники и зарубежные исследователи. Чтобы не быть голословным, приведу пример — в нашем Центре побывала с ознакомительным визитом делегация Центра научных исследований Университета Осло во главе с директором Юлией Феркис. Выступления специалистов центра патологии на всероссийских и международных конгрессах неизменно вызывает интерес слушающих. О результатах их работы рассказали многие российские издания и журналы США, Италии, Израиля, Литвы.

lazesrkoagulyaciaВ нашем центре работают творческие личности, прекрасно сочетающие практическую деятельность  с научными исследованиями: кандидат медицинских наук, доцент кафедры радиотехнических и медико-биологических систем МарГТУ, заслуженный врач РМЭ, победитель республиканского конкурса профессионального местерства в номинации «Лучший невролог» Н.Ю. Глазунова, кандидат педагогических, почетный работник сферы молодежной политики Российской Федерации О.П. Заболотских, психиатр и психолог, победитель республиканского конкурса профессионального мастерства «Лучший врач стационара» в номинации «Лучший психиатр» С.В. Шуварова, получившая грант Президента РМЭ, и другие специалисты.

—   С какого возраста вы принимаете пациентов на лечение в ваш Центр?

—    От 3 месяцев до 104 лет.

—   А есть пациенты, возраст которых 104 года?

—   Есть у  нас одна пациентка, которая предполагала, что умрет в 98 лет. Мы взяли ее на лечение, и получили в результате обратное развитие катаракты, улучшение мозгового кровообращения, слуха. Два раза в год мы проводим курс лечения, и сегодня пациентка чувствует себя вполне хорошо. В следующем году ей исполнится 105 лет.

—   Как осуществляется финансирования Центра? Могут ли получить пациенты медицинскую помощь на бюджетной основе?

—   Безусловно, финансирование для жителей нашей республики бюджетное. Что касается других регионов,  то мы работаем с различными фондами.

—   Какими вы видите перспективы развития центра?

—   Центр будет работать, а его сотрудники будут продолжать осваивать новые направления, лечить сложных пациентов, заниматься наукой. Наша основная задача  — доказать, что в человеке заложены колоссальные, безграничные возможности для  регенерации нервных клеток, а значит, для восстановления высших психических функций, речи, зрения и слуха.

Екатерина Лобанова