Шейверная пластика при хирургическом лечении хронического гипертрофического ринита


В статье приводятся данные впервые используемого в Кыргызстане метода эндоскопической малоинвазивной риносинусохирургии, а также результаты применения шейверной пластики при хирургическом лечении хронического гипертрофического ринита в сравнении с контрольной группой.

Sheiver plastics in surgical treatment of the chronic hypertrophic rhinitis

The article provides data used for the first time in Kyrgyzstan the method of endoscopic minimally invasive rhino-sinusitis surgery, and also the results of using Sheiver plastics in surgical treatment of the chronic hypertrophic rhinitis in comparison with the control group.


В связи со сложившейся за последние десятилетия неблагоприятной экологической обстановкой, вызванной загрязнением окружающей среды сложными химическими аэрозолями, металлами, продуктами переработки и неполного сгорания нефти, газа и дизельного топлива и другими факторами, курение, возрастание аллергии, необоснованное применение различных медикаментозных средств привели к значительному росту заболеваний хроническими формами ринита [5]. В структуре заболеваний ЛОР-органов, по данным ряда авторов, гипертрофический ринит составляет от 6 до 16%.

Обструкция носовых путей, вызванная гипертрофией носовых раковин, не только ухудшает качество жизни пациента [7], но также может привести к серьезным патологическим состояниям со стороны верхних и нижних дыхательных путей, сердечно-сосудистым нарушениям и заболеваниям ЦНС. Патологические изменения слизистой оболочки полости носа нарушают ее важнейшую функцию — защиту от агрессивных факторов внешней среды: вирусов, бактерий, грибов, аллергенов, открывая пути для их дальнейшего продвижения [1, 2, 4, 6].

Для лечения гипертрофического ринита предложено много способов: различные виды коагуляций, криовоздействие, использование лазерных лучей, различные хирургические методы [7], что говорит о неудовлетворенности полученными результатами. Каждый метод наряду с положительными свойствами имеет определенные недостатки.

Хирургическое лечение, направленное на уменьшение размера носовых раковин, часто подразумевает повреждение наиболее важного в функциональном отношении эпителиального слоя. В это же время, по данным ряда авторов, щадящая хирургическая тактика при этой патологии не всегда приводит к ожидаемому клиническому эффекту, что зачастую требует повторного хирургического вмешательства. В концепции современной риносинусохирургии, предполагающей щадящее отношение к слизистой оболочке носа и носовых структур [3], представляет интерес выбор оптимального хирургического метода лечения гипертрофического ринита на основе этиопатогенеза и клинико-морфологических форм заболевания. Следует отметить, что эндоскопическая малоинвазивная риносинусохирургия максимально сохраняет принцип щадящего хирургического вмешательства в полости носа и околоносовых пазух, благодаря чему и достигается высокая эффективность и более короткие сроки лечения.


Материалы и методы. В ЛОР-отделении Медицинского центра Кыргызской медицинской академии им. И.К. Ахунбаева хирургические вмешательства по поводу заболеваний носа, носоглотки и околоносовых пазух были произведены 283 больным.

Возраст пациентов варьировал от 4 до 60 лет, из них женского пола — 173 пациента, мужского — 110. Распределение больным по диагнозам представлено в таблице 1.

Таблица 1.

Нозологические формы патологии носа и носовых пазух

ДИАГНОЗАбс.%
Вазомоторный ринит (аллергическая или нейровегетативная форма)9433,3
Хр. гипертрофический ринит8831
Искривление носовой перегородки4114,5
Полипозный риносинусит207
Хрон. рецидивирующий верхнечелюстной синусит20,7
Аденоидные вегетации3813,5
Всего283100

Все больные получили хирургическое лечение с помощью эндоскопической технологии. Последняя позволила провести максимальную коррекцию патологических изменений анатомических структур без ненужных «эктомий» и излишней радикальности.

Кроме того, для проведения оперативного вмешательства использованы специальные наборы инструментов. Эндоскопические внутриносовые операции выполнялись в положении лежа на спине, обычно под местной анестезией с предварительным введением анальгезирующих и седативных средств. Инструменты вводились в полость носа параллельно эндоскопу, и все манипуляции проводились под зрительным контролем. Это обеспечивает точность движений хирурга и минимальное поражение слизистой оболочки. Анемизация, контроль артериального давления, постоянное использование отсоса обеспечивают хороший обзор операционного поля.

Хотелось бы отметить преимущество шейверных систем при хирургическом лечении вазомоторного и гипертрофического ринитов, полипозных риносинуситов и т.д. Шейвер представляет собой последнее поколение риносинусохирургических инструментов, наконечник которого состоит из полой неподвижной части и вращающегося внутри нее лезвия. К одному из каналов ручки подключается отсос и подлежащая удалению ткань измельчается вращающимся лезвием и аспирируется в резервуар отсоса. Еще более важно то, что правильное использование шейвера при первичных вмешательствах практически не оставляет раневых поверхностей. При проведении подслизистой вазоконхотомии, полусинусотомии и микрогайморотомии в качестве основного инструмента использовалось именно вышеуказанная техника, которая позволяла удалить полипы, измененную слизистую оболочку, расширить естественные соустья верхнечелюстной пазухи. После проведенного лечения пациенты находились под наблюдением в стационаре в среднем 1-2 суток, после чего с рекомендациями выписывались домой, контрольный осмотр назначался на 7-е и 14-е сутки лечения.

Следует отметить, что в наших клинических наблюдениях для остановки носового кровотечения в послеоперационном периоде были применены тампоны из перфорированного латекса, наполненного 5%-ной синтомициновой эмульсией. Техника наложения последних заключалась в следующем: в полость носа тампон укладывался «сигарообразно», удалялся из полости на следующий день после операции. Контрольную группу составили 10 больных с хроническими и вазомоторными формами ринита, 10 человек с рецидивирующими гнойными гайморитами, 10 с искривлением носовой перегородки и 10 человек с полипозным риносинуситом. Всем больным контрольной группы оперативное лечение проводилось по традиционной методике, остановку носового кровотечения проводили марлево-мазевым тампоном. Для оценки эффективности используемых методов использовались данные визуального осмотра (риноскопия, орофарингоскопия), оценка общего состояния (жалобы, температура тела).

Результаты и их обсуждения. Стабильное улучшение носового дыхания в основной группе наблюдалось уже в первые сутки после операции у 263 больных, у 20 человек полная нормализация носового дыхания наступила на 3–4-е сутки, в то время как в контрольной группе у всех пациентов заложенность носа имела место еще в течение 7-12 дней. Данное обстоятельство в достаточной мере объясняется проявлением реактивного восстановления тканей в послеоперационном периоде, что и подтверждалось риноскопической картиной. Незначительные проявления местной отечности и более ранняя эпителизация операционной раны у больных, перенесших эндоскопические внутриносовые вмешательства, позволили сократить время пребывания больных в стационаре.

В послеоперационном периоде лица, получившие лечение по традиционной, общепринятой методике, также жаловались на сухость в носу, образование корки и периодическое чувство жжения в полости носа.

При осмотре больных на 7–14-е сутки после стационарного лечения стойкий эффект от проведенного хирургического вмешательства выражается в отсутствии жалоб, удовлетворительном носовом дыхании, подтвержденных данными риноманометрии, наблюдается у всех пациентов как основной, так и контрольной группы.

Таким образом, методы эндоскопической риносинусохирургии с использованием шейвера при хроническом гипертрофическом рините, такие как подслизистая шейверная конхотомия и шейверная частичная конхотомия под эндоскопическим контролем, отвечая требованиям принципа малоинвазивности оперативного вмешательства и максимального сохранения целостности слизистой оболочки с присущими ей свойствами являются достаточно эффективными для коррекции патологически измененных анатомических структур носа и околоносовых пазух. Кроме того, они облегчают работу ринохирурга и сокращают время хирургического вмешательства. Сроки стационарного лечения сокращаются в среднем до 2-3 дней.

 

В.А. Насыров, Т.М. Закиров, И.М. Исламов

Кыргызская государственная медицинская академии им. И.К. Ахунбаева, г. Бишкек

Насыров Вадим Алиярович — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой ЛОР-болезней


Литература:

1.    Азнобаев Л.Ф., Арефьева Н.А. Экология и иммунология слизистых оболочек верхних дыхательных путей // Российская ринология, 1996. — № 2-3. — С. 9-10. — Библиогр.: 5 назв.

2.    Быкова В.П. Структурные основы мукозального иммунитета верхних дыхательных путей // Российская ринология, 1999. — № 1. — С. 5-9.

3.    Лопатин А.С., Пискунов Г.З. Функциональная эндоскопическая ринохирургия с использованием микродебридера // Российская ринология, 1996. — № 2-3. — С. 90-91. — Библиогр.: 5 назв.

4.    Морозова О.Г. Клинико-морфологическое обоснование выбора метода хирургического лечения хронического гипертрофического ринита, автореферат к диссертации на соискание уч. степени к.м.н.: 14.00.04. болезни уха, горла, носа. — 2005. — С. 1-5.

5.    Пискунов Г.З., Пискунов С.З. Клиническая ринология. — Руководство для врачей. 2-е издание, 2006. — С. 110-212.

6.    Шульга И.А., Полякова В.С. Лизосомная активность слизистых оболочек носа в онтогенезе человека // Российская ринология, 1999. — № 1. — С. 96-100.

7.    Hoi M.K., Huizing E.H. Treatment of interior turbinate pathology: a review and critical evaluation of the different techniques // Rhinology, 2000. — V. 38 (4). — P. 157-166.

8.    Rhee C.S., Kim D.V., Won T.B. et al. Changes of nasal function after temperature-controlled radiofrequency tissue volume reduction for the turbinate // Laryngoscope, 2001. — V. 11R (1). — P. 153-158.