Смертность от неестественных причин в Республике Татарстан: уровень и динамика в первом десятилетии XXI века


Проанализированы уровень смертности от неестественных причин в Республике Татарстан и ее динамика за 2002-2010 гг. Республика Татарстан относится к регионам с минимальными показателями смертности. За изученный период показатель смертности от неестественных причин всего населения РТ снизился на 27,6%. Темп убыли смертности у женщин составил 20,5%, в то время как прирост показателя у мужчин составил 32,0%. Смертность детей 0-17 лет снизилась с 31,1 на 100 тыс. населения соответствующего возраста в 2002 г. до 22,1 в 2010 г. или на 28,9%. Снижение произошло как в городе, так и в сельской местности. Уровень смертности от травм на селе выше, чем в городе, а у мальчиков выше, чем у девочек. Смертность от самоубийств населения Республики Татарстан по сравнению с 2001 г. снизилась на 51,2%, а среди детей – на 64,1%.

Mortality from unnatural causes in the Republic of Tatarstan: the level and dynamics in the first decade of XXI century

 Analyzed mortality from unnatural causes in the Republic of Tatarstan and its dynamics over the 2002 — 2010 years. The Republic of Tatarstan is a region with minimal mortality. Over the period studied, deaths from unnatural causes all of the RT decreased by 27.6%. Air decrease mortality in women was 20.5%, while the growth rate for men was 32.0%. Mortality rates among children 0-17 years fell from 31.1 per 100 thousand population of the corresponding age in 2002  to 22.1 in 2010  or a 28.9% decrease was in the city and in the countryside. The death rate from injuries in rural areas than in the city, while higher for boys than for girls. Mortality from suicide and the Republic of Tatarstan, compared with 2001  decreased by 51.2%, and among children — by 64.1%.

Под «смертностью от «неестественных причин» понимается смертность, обусловленная не болезнями, а различными внешними воздействиями: умышленными (убийства и самоубийства) или неумышленными (всякого рода несчастные случаи). Травмы и отравления в настоящее время в России вносят аномально большой вклад в уровень общей смертности. Достаточно сказать, что в последние годы травматизм вторая по значимости причина смерти для мужчин (в некоторых регионах и для женщин). Отметим, что вся смертность от травм и отравлений является преждевременной, ни в каком возрасте человек не должен умирать насильственной смертью, поэтому, по критериям ВОЗ, необходимо оценивать ситуацию для всех возрастных групп.  Единственным обнадеживающим фактом является начавшееся в2001 г. снижение данного показателя.

Минимальные значения смертности российских мужчин от внешних причин, по данным Росстата, были зафиксированы в2010 г. на Северном Кавказе (Ингушетия, Дагестан, Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Ростовская область и Ставропольский край), а также в Воронежской и Курской областях, Санкт- Петербурге, Республике Татарстан, где они составили от 142,0 до 270,5 на 100 тыс. населения. Наиболее высокие уровни смертности российских мужчин в2010 г. отмечались на территориях Европейского Севера (Ленинградская и Пермская области, республики Карелия и Коми), северо-востоке Сибири (Чукотский автономный округ), Дальнем Востоке (Сахалинская область) и юге Сибири (Кемеровская и Читинская области, республики Тува и Алтай), а также в Тверской области. На неблагополучных территориях смертность мужчин от травм и отравлений в2009 г. была на уровне 424,3-667,4 на 100 тыс. населения. Таким образом, в этих регионах искомый показатель в 2-3 раза превышал таковой в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и в 7-10 раз – показатель Европеского Союза (ЕС). Между смертностью на «лучшей» (Дагестан) и «худшей» (Тува) территориях в2010 г. наблюдался почти 5-кратный разброс, что свидетельствует об огромных резервах снижения смертности мужчин внутри страны. Говоря о проблеме, нельзя забывать, что средний возраст мужчин, умерших на российских территориях от травм и отравлений, не превышал 45 лет в Омской области и не достигал 40 лет в республике Тува.

Для женщин стран СНГ, как уже указывалось, травмы и отравления в2010 г. также являлись очень массовыми причинами смерти, вызывающими особую озабоченность общества. Действительно, в2010 г. смертность женщин от травм составила 84,1 на 100 тыс. населения, т.е. более чем втрое превышала аналогичный показатель в странах центральной и восточной Европы (24,9 на 100 тыс. населения), и более чем вдвое — в странах ЕС (37,7 на 100 тыс. населения).


Отметим, что перечень территорий с низкой смертностью женщин очень близок к таковому для мужчин: это Северный Кавказ (Ингушетия, Дагестан, Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Ставропольский край и Ростовская область), а также Курская, Воронежская, Белгородская области и Республика Татарстан. На этих территориях уровень смертности женщин от внешних причин составил в2010 г. 29,6-53,7 на 100 тыс. населения, т.е. даже в наиболее благополучных российских регионах смертность женщин превышала европейский уровень. Список территорий с высокой смертностью женщин от травм также близок к таковому для мужского населения: это республики Тува, Алтай и Коми, Чукотский автономный округ, Кемеровская, Пермская, Читинская и Ленинградская области, но, кроме них, сюда вошли Амурская, Магаданская и Калининградская области и Республика Хакасия. Смертность на этих территориях колебалась более чем вдвое: от 111,3 на 100 тыс. населения в Амурской области до 227,5 на 100 тыс. населения в Туве. Таким образом, смертность женщин на этих территориях в 4-9 раз превышала уровень стран ЕС и в 3-6 раз — Центральной и Восточной Европы. Средний возраст погибших женщин также был очень низок: от 41,1 года в Республике Тува до 54,2 лет в Чувашской Республике.

По сравнению с2001 г. смертность от травм населения Республики Татарстан снизилась на 27,6%: с 190,9 на 100 тыс. населения в2001 г. до 138,2 на 100 тыс. населения в 2010г. [1, 2] (табл. 1).

Таблица 1.

Смертность от травм всего населения Республики Татарстан в зависимости от пола и места проживания, на 100 000 соответствующего населения


Смертность от неестественных причин в Республике Татарстан: уровень и динамика в первом десятилетии XXI века

Максимальный уровень смертности от травм у мужчин за последние 10 лет был зарегистрирован в2004 г. – 334,1 на 100 тыс. населения, минимальный в2001 г. – 181,3 на 100 тыс. населения. Темп прироста смертности травматизма у мужчин за период 2001-2010 гг. составил 32,0%. Максимальный уровень смертности от травм у женщин за последнее десятилетие был зарегистрирован в2003 г. – 69,2 на 100 тыс. населения, минимальный в2010 г. – 51,7 на 100 тыс. населения. Темп убыли смертности травматизма у женщин за период 2001-2010 гг. составил 20,5%.

Смертность детского населения от травм и отравлений остается актуальной проблемой современного здравоохранения. В2010 г. смертность детей 0-17 лет снизилась с 31,1 на 100 тыс. населения соответствующего возраста до 22,1 в2002 г. или на 28,9% .

За анализируемый период времени пик детской смертности пришелся на2003 г., когда он составлял 35,7 на 100 тыс. населения соответствующего возраста. Если в2002 г. смертность детей 0-17 лет в сельской местности составляла 72,4 случая на 100 тыс. населения соответствующего возраста и в городской – 28,8, то в2010 г. – 34,2 и 17,5 соответственно. Смертность в сельской местности превышала анализируемый показатель в городской местности в2010 г. на 95,4% (в2002 г. – на 151,4%).

Среди детей 0-17 лет во все годы рассматриваемого периода смертность мальчиков выше смертности девочек, максимальное превышение отмечалось в2003 г. — 168,2% (в2010 г. – 138,8%). При этом, в городской местности в2010 г. смертность мальчиков 0-17 лет от травм выше смертности девочек 0-17 лет на 153,1%, а в сельской местности на 123,9%, в2002 г. — 129,5% и 148,8%, соответственно (табл. 2).

Таблица 2.

Смертность от травм среди детей (0-17 лет) Республики Татарстан в зависимости от пола и места проживания, на 100 000 соответствующего населения

Смертность от неестественных причин в Республике Татарстан: уровень и динамика в первом десятилетии XXI века

Убыль смертности от травм в городской местности за период 2002-2010 гг. составила: у мальчиков – 37,5%, у девочек – 43,4%. Убыль смертности в сельской местности за период 2002-2010 гг. составила: у мальчиков – 10,0%, у девочек — 0%.

В структуре причин смертности детей 0-17 лет травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин занимают первое место.

Таким образом, за период 2002-2010 гг. в Республике сложились основные тенденции и закономерности смертности детей 0-17 лет от травм и отравлений.

1. Наблюдается динамика снижения показателя смертности детей, как в целом, так и в городской и сельской местности.

2. В структуре причин смертности детей 0-17 лет травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин занимают первое место.

3. Смертность детей 0-17 лет в сельской местности выше, чем в городской местности.

4. Уровень смертности мальчиков 0-17 лет выше, чем у девочек.

Полученные данные могут использоваться при подготовке целевых программ сохранения здоровья детского населения.

Самоубийства.

На постсоветском пространстве по смертности от самоубийств Россия занимала 2 место после Литвы [3, 4]. По этому показателю Российский показатель почти в 2,5 раза превышал таковой в странах ЦВЕ (29,6 на 100 тыс. населения) и в 4 раза — ЕС (18,3 на 100 тыс. населения). Российскими территориями с минимальным уровнем смертности мужчин от самоубийств в2010 г. были Ингушетия (где смертность была нулевой), Карачаево-Черкессия, Дагестан, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Ставропольский край и Ростовская область (т.е. северокавказский регион), Воронежская область, города Москва и Санкт-Петербург, Республика Татарстан. Смертность на этих территориях колебалась от 0 до 36,1 на 100 тыс. населения, т.е. была близка к европейскому уровню. Максимальные показатели смертности от самоубийств зафиксированы на Европейском Севере (Пермская, Кировская и Архангельская области, республика Карелия), в Поволжье (республики Марий-Эл, Башкортостан, Удмуртия), на юге и северо-востоке Сибири (республики Бурятия и Алтай, Читинская область, Чукотский автономный округ), и Дальнем Востоке (Еврейская автономная область). В этих регионах смертность колеблется от 104 до 154 на 100 тыс. населения, превышая, таким образом, смертность в странах Центральной и Восточной Европы в 3-5 раз, в странах ЕС — в 5-7 раз. Необходимо отметить крайне высокий разброс искомого показателя на российских территориях: смертность от самоубийств жителей Карачаево-Черкессии и Алтае различается в 70 раз. Средний возраст самоубийц в России в2009 г. составил 44 года, причем нельзя забывать, что в некоторых регионах он был еще ниже: так, в Республике Тува он не превысил 38 лет.

Уровень самоубийств женщин в России также существенно превышает показатели в странах ЦВЕ (в 1,6 раза) и ЕС (в 2 раза). На постсоветском пространстве смертность жительниц Литвы (16,3 на 100 тыс. населения), Эстонии (12,6 на 100 тыс. населения) и Латвии (12,4 на 100 тыс. населения) от самоубийств была выше, чем в России (11,6 на 100 тыс. населения).

Минимальный уровень смертности женщин от самоубийств в2010 г. отмечен на Северном Кавказе (Ингушетия, Карачаево-Черкессия, Северная Осетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Ставропольский край и Ростовская область), а также в Воронежской, Курской и Ульяновской областях и в городе Москве. Отметим, что в Ингушетии и Карачаево-Черкессии смертность женщин от самоубийств в2010 г. была нулевой. В остальных регионах она колебалась от 1,2 в Северной Осетии до 5,6 в городе Москве. Таким образом, на этих территориях смертность была ниже общеевропейской. Отметим, что перечни территорий с высоким уровнем смертности от самоубийств мужчин и женщин во многом совпадают. Чукотский автономный округ, республика Алтай, Марий-Эл, Хакасия, Удмуртия и Бурятия, Читинская и Еврейская автономная области являются зонами повышенного риска для женщин. Специфическими для женщин являются Кемеровская и Калининградская области, а также Республика Тува. На этих территориях смертность колеблется от 19,6 на 100 тыс. населения в Кемеровской области до 32,9 на 100 тыс. населения в Республике Алтай, т.е. в 2,8-4,7 раза превышает таковую в странах Центральной Европы и в 3,4-5,7 раз — общеевропейскую.

Смертность от самоубийств населения Республики Татарстан по сравнению с2001 г. снизилась на 51,2%: с 41,8 на 100 тыс. населения в2001 г. до 20,4 на 100 тыс. населения в2010 г. Максимальный уровень смертности от самоубийств у мужчин за последние 10 лет был зарегистрирован в2002 г.: 78,4 на 100 тыс. населения, минимальный в2010 г.: 36,9 на 100 тыс. населения (темп убыли – 52,9%) (табл. 3).

Таблица 3.

Смертность от самоубийств населения Республики Татарстан в зависимости от пола и места проживания, на 100 000 соответствующего населения

 Смертность от неестественных причин в Республике Татарстан: уровень и динамика в первом десятилетии XXI века

Темп убыли смертности от самоубийств у мужчин за период 2001-2010 гг. составил 16,1%. Максимальный уровень смертности от самоубийств у женщин за последнее десятилетие был зарегистрирован в2007 г.: 8,4 на 100 тыс. населения, минимальный в 2010г.: 6,2 на 100 тыс. населения. Темп убыли смертности самоубийств у женщин за период 2001-2010 гг. составил 16,2%. Таким образом, мужчины прибегают к суициду чаще женщин, причем в основном это люди зрелого, работоспособного возраста. По результатам Росстата, средний возраст мужчины-самоубийцы в России — 45 лет, тогда как женщины — 52 года. Во многом на рост самоубийств в России повлиял сложный период 90-х. Так, если в1995 г. в России было 42 случая суицида на 100 тыс. населения, то в2010 г. этот показатель сократился до 23,5. Так, в мире средняя частота суицидов на 100 тыс. населения составляет 14 случаев, то есть в России этот показатель на сегодняшний день в 1,7 раза выше.

Частота суицидальных действий среди молодежи Российской Федерации, в течение последних двух десятилетий удвоилась. У 30% лиц в возрасте 14-17 лет бывают суицидальные мысли, 6% юношей и 10% девушек совершают суицидальные действия. Из общего количества суицидов 90% совершается людьми с психическими состояниями и лишь 10% — без психических расстройств. Некоторые специалисты пишут о том, что в 10% суицидальное поведение имеет цель покончить собой, и в 90% суицидальное поведение подростка – это привлечение к себе внимания.

По данным Росстата, количество детей и подростков, покончивших с собой, составляет 12,7% от общего числа умерших от неестественных причин. За последние пять лет в Российской Федерации самоубийством покончили жизнь 14157 несовершеннолетних. За каждым таким случаем стоит личная трагедия, катастрофа, безысходность, когда страх перед жизнью побеждает страх смерти.

Анализ материалов уголовных дел и проверок обстоятельств причин самоубийств несовершеннолетних, проведенный Генеральной Прокуратурой России, показывает, что 62% всех самоубийств несовершеннолетних связано с семейными конфликтами и неблагополучием, боязнью насилия со стороны взрослых, бестактным поведением отдельных педагогов, конфликтами с учителями, одноклассниками, друзьями, черствостью и безразличием окружающих.

Изучение проблемы суицида среди молодежи показывает, что в целом ряде случаев подростки решались на самоубийство в целях обратить внимание родителей, педагогов на свои проблемы и протестовали таким страшным образом против бездушия, безразличия, цинизма и жестокости взрослых. Решаются на такой шаг, как правило, замкнутые, ранимые по характеру подростки от ощущения одиночества, собственной ненужности стрессов и утраты смысла жизни. Своевременная психологическая поддержка, доброе участие, оказанное подросткам в трудной жизненной ситуации, помогли бы избежать трагедии. По данным официальной статистики, от самоубийства ежегодно погибает около 2800 детей и подростков в возрасте от 5 до 18 лет, и эти страшные цифры не учитывают случаев попыток к самоубийству.

За период с 2002-2010 гг. пик детских самоубийств (0-17 лет) в Республике Татарстан пришелся на2007 г., когда он составлял 4,7 на 100 тыс. населения (табл. 4). Максимальный уровень смертности от самоубийств детей 0-17 лет среди мальчиков отмечался в2004 г. – 7,4 случаев на 100 тыс. населения, среди девочек максимальное значение отмечено в2008 г. — 2,5 случаев на 100 тыс. населения. Смертность от самоубийств снизилась с 3,9 на 100 тыс. населения в2002 г. до 1,4 в2010 г. или на 64,1%, убыль в городской местности составила 55,3%, а в сельской местности — 94,3%.

Все годы рассматриваемого периода смертность мальчиков от самоубийств выше аналогичного показателя у девочек. Максимальное превышение показателя отмечается в2004 г. – в 10,6 раза, (в2010 г. – в 8,3 раза). Если в сельской местности в2002 г. смертность от самоубийств детей 0-17 лет составляла 8,7 случаев на 100 тыс. населения, а в городской – 3,8, то в2010 г. – 0,5 и 1,7 соответственно. Смертность от самоубийств детей 0-17 лет в2010 г. в городской местности превышала анализируемый показатель на селе в 3,4 раза (в2002 г. показатель сельской местности превышал показатель города в 2,3  раза). При этом в городской местности в2010 г. смертность мальчиков 0-17 лет от самоубийств выше смертности девочек в 7,5 раза. В сельской местности в2010 г. случаев самоубийств девочек 0-17 лет не зарегистрировано. В структуре причин смерти детей 0-17 лет в2002 г. самоубийства занимали 12,7% от всех травм и отравлений, в2010 г. — 6,3%. За анализируемый период наблюдается снижение смертности от самоубийств детей 0-17 лет на 64,1%.

Таблица 4.

Смертность от самоубийств детей (0-17 лет) Республики Татарстан в зависимости от пола и места проживания, на 100 000 соответствующего населения

Смертность от неестественных причин в Республике Татарстан: уровень и динамика в первом десятилетии XXI века

Таким образом, за период 2002-2010 гг. в Республике сложились основные тенденции и закономерности смертности детей 0-17 лет от самоубийств.

1. Наблюдается динамика снижения показателя смертности детей от самоубийств, как в целом, так и в городской и сельской местности.

2. Смертность детей 0-17 лет от самоубийств в городской местности выше, чем на селе.

3. Уровень смертности мальчиков 0-17 лет от самоубийств является более высоким по отношению к девочкам.

Полученные данные могут использоваться при подготовке целевых программ сохранения здоровья детского населения.

Мы полагаем, что описанные данные могут быть использованы при разработке комплексных программ по профилактике травматизма, снижению ее социально-экономических последствий и сохранению здоровья детского населения.

 

 

               Е.Г. Чернова, Р.Х. Ягудин, И.И. Шайхутдинов

               Республиканский медицинский информационно-аналитический центр МЗ РТ

               Республиканская клиническая больница МЗ РТ, г. Казань

 Ягудин Рамил Хаевич — кандидат медицинских наук, кандидат экономических наук, заместитель главного врача по развитию, науке и ОМР

 

Литература:

1. Зыятдинов К.Ш., Гильманов А.А., Шерпутовский В.Г. и др. Статистика здоровья населения и здравоохранения (по материалам республики Татарстан за 2001-2005 гг.): учебно-методическое пособие. — Казань, 2006. — 268 с.

2. Фаррахов А.З., Шерпутовский В.Г., Молокович Н.И. и др. Статистика здоровья населения и здравоохранения (по материалам республики Татарстан за 2006-2010 гг.): учебно-методическое пособие. — Казань, 2011. — 268 с.

3.Антонюк В.В., Ермаков С.П., Семенова В.Г. Смертность от неестественных причин – убийства, самоубийства, травмы и отравления. — 1998. — Режим доступа www.sci.aha.ru/ATL/ra73d.htm, свободный.

4. Клебанов И.Г. Смертность от внешних причин. — 2011. — Режим доступа www.kaivg.narod.ru/external.pdf, свободный.