Совершенствование неврологической помощи в Казани


Совершенствование неврологической помощи в Казани Ведущие специалисты страны и мира  в области неврологии и нейрохирургии  каждый раз  приезжая в Казань для участия во всевозможных съездах и форумах отмечают высокий уровень подготовки специалистов неврологов. И речь идет не только о тех специалистах, которые занимаются развитием теоретической неврологии, но и тех, кто ежедневно в поликлиниках и стационарах ведет пациентов к выздоровлению. Об оказании неврологической помощи в столице Татарстана — Казани мы поговорили с главным неврологом Управления здравоохранения г.Казани, профессором Рашидом Асхатовичем Алтунбаевым. 

— Какова в целом ситуация относительно неврологической заболеваемости в Казани?

— Говорить о снижении неврологической заболеваемости в Казани пока не приходится. Но если сравнивать показатели заболеваемости с теми же показателями в  других городах и регионах  по некоторым позициям мы выглядим лучше. Надо сказать, что высокой остается заболеваемость инсультами и она имеет небольшую тенденцию к росту. Во многом это обусловлено большей выявляемостью  пациентов и их госпитализацией в  сосудистые центры. По Казани отмечается около шести тысяч инсультов в год. Конечно, это не мало. Что касается других заболеваний, отмечается рост вертеброгенных заболеваний — пациенты, которые обращаются с этими проблемами составляют 1/3 из общего числа неврологических больных.

— А что можно сказать о таких заболеваниях как хроническая усталость и мигрень —  сегодня в условиях мегаполиса, пожалуй их численность увеличивается?

— Относительно хронической усталости сегодня развернута  серьезная дискуссия.  Постоянно меняются взгляды относительно  этиологии заболевания. Так, по мнению некоторых авторов это заболевание имеет неинфекционную этиологию, тогда как раньше считалось, что заболевание вызвано неким вирусом.   В строгом смысле это заболевание не относится к неврологическому профилю. Оно лечится на стыке нескольких дисциплин.    Что касается мигрени, такое заболевание мало диагностируется, поскольку врачи склонны называть мигрень вегето-сосудистой дистонией, головной болью напряжения, либо головной болью, связанной с шейным остеохондрозом и так далее. Пока еще стоит вопрос о более четком диагностировании этого заболевания. Это необходимо потому, что медикаментозное лечение мигрени отличается от лечения других видов головной боли. Для установления точного диагноза  требуется  детальный сбор анамнеза, необходима длительная беседа для выявления характерных мигренозныз признаков заболевания. А у невролога, особенно если большая очередь на прием,  времени для этого не много — 10-15 минут, конечно не достаточно. В идеале для осмотра пациента в самом общем виде  необходимо около 30 минут. Понятно, что при таком раскладе мы не можем оставлять «за бортом» других пациентов. Необходимо  действовать систематично.


— Какие задачи стоят перед  амбулаторно-поликлинической службой по оказанию неврологической помощи и каков на сегодня ее общий портрет?

— Вообще, амбулаторно-поликлиническая помощь в столице нашей республики поставлена достаточно хорошо. Однако сегодня  пациенты жалуются на то, что достаточно проблематично попасть на прием к неврологу, поскольку вначале  необходимо  получить направление от терапевта, затем уже записываться на прием, и даже если  в некоторых поликлиниках налажена прямая запись, приходиться ждать пару дней. Для наших пациентов один-два дня ожидания уже становятся поводом для разбирательств и верой в ущемление их  прав. Надо подчеркнуть, что за границей, например в Швейцарии,  прийти на прием к неврологу по системе страхования не так то просто. В этой благополучной стране  очередь до пациента может дойти спустя  два-три месяца, поскольку  невролог считается узкой, элитной специальностью. Хотя, надо сказать, что набор функций невролога за границей значительно отличается от функций российского невролога. Неврологи за границей в основном занимаются сугубо неврологическими проблемами: болезнью Альцгеймера, паркинсонизмом, эпилепсией, и другими. Наши же неврологи  вынуждены отвлекаться на головную боль, боль в шее, спине.  Учитывая все эти нюансы и сравнивая организацию нашей работы  надо полагать, что поликлиническая помощь в нашей республике, в частности в Казани организована достаточно четко.

— Вопрос о кадрах: какие проблемные вопросы в этой области есть и как они решаются?

— В Казани на 10 тысяч населения имеется порядка пяти-шести неврологов. По разным регионам такие показатели несколько разнятся, но в целом, это количество неврологов удовлетворяет потребности населения в неврологической помощи. К сожалению, надо отметить, что сегодня  прослеживается четкая тенденция к текучести кадров. Молодые неврологи в поликлиниках надолго не задерживаются,  поэтому основной костяк составляют лица старшего, уже предпенсионного возраста. Молодые специалисты ищут работу в частных клиниках, там где им будет предложена достойная заработная плата. Но несмотря на это, укомплектованность кадрами не страдает. Конечно, бывают периоды, когда в поликлинике вообще отсутствует невролог, но такие ситуации решаются кардинально и в экстренном порядке. Важно, чтобы наши пациенты не страдали и не испытывали неудобств по получению неврологической помощи.


— Как вы можете оценить уровень знаний неврологов поликлинической и стационарной служб?

— Городские неврологи — это специалисты высшей категории, заслуженные врачи республики, кандидаты наук. И надо сказать, что в Казани в первичном звене отмечается неплохой уровень знаний. Безусловно, ошибки не исключение, но это редкость. Специалисты имеют большой стаж работы, что является несомненным преимуществом при проведении диагностических мероприятий.  В Казани на базе высших медицинских учебных заведений шесть неврологических кафедр, которые обеспечивают достойную  подготовку специалистов. То есть Казань в этом смысле не страдает. У нас проходит очень много конференций, хорошо работает общество неврологов. И что самое главное, наши неврологи — люди интересующиеся,  постоянно стремятся к совершенствованию своих умений и навыков. То есть в целом, в Казани созданы все условия для развития  сообщества неврологов.

— Каковы показатели стационарной помощи неврологическим больным? (имеется ли нехватка оборудования, летальность)

— Стационарную помощь оказывают учреждения городского и республиканского  уровня. В городском подчинении всего около 450 коек. Это достаточно большое количество. Койко-день в среднем составляет около 10-11 дней, но в  последние  годы эти цифры уменьшаются. Это происходит благодаря активной политике Министерства здравоохранения республики, интенсификации работы койки, а также госпитализации пациентов  в остром периоде.  То есть сегодня на одно койко-место  приходится  не 15 человек в год  как было раньше, а около 30. Что касается оснащенности стационаров надо сказать, что мы всегда стремимся к чему то лучшему. Но и сегодня стационары неврологического профиля оснащены всем необходимым. Летальность при разных заболеваниях разная. При инсультах по Казани было отмечено 14%.

— Какие задачи стоят в целом перед неврологической службой города и перспективы их решения?

— Сегодня у нас очень хорошо налажена работа по инсультологии: функционирует три республиканских центра (РКБ, РКБ №2, МКДЦ) и два городских первичных медицинских центра («Городская больница №2» и «Городская больница №7»). Этого, конечно,  еще не достаточно, поэтому  в других больницах планируется развернуть подобные центры в ближайшие несколько лет. Открытие таких центров требует серьезных вложений, как финансовых, так и кадровых. Что касается других неврологических заболеваний, необходимо создавать консультационные центры для лечения сложных неврологических заболеваний, которые  не каждый невролог сможет диагностировать, по примеру центра по лечению  экстрапирамидной патологии, также необходимы кабинеты по лечению болевых синдромов.   Необходим центр по нервно-мышечным заболеваниям, их не так много, но диагностика этих расстройств бывает весьма затруднительной. Планы,  конечно,  у нас серьезные и перспективы их несомненны.

Альфия Хасанова