Связь психологической суверенности с особенностями психологического преодоления конфликтов у больных шизофренией


Проведено изучение особенностей психологического пространства личности, их взаимосвязь со стилями поведения в конфликтных ситуациях больных шизофренией в сравнении с контрольной группой. Установлено, что показатели суверенности физического тела, мира вещей и общий показатель суверенности психологического пространства личности в группе больных шизофренией выше, чем в контрольной группе психически здоровых людей.

На сегодняшний день проблема целостного описания личностных особенностей больных шизофренией в патопсихологии остается достаточно актуальной, в связи с чем представляется весьма перспективным изучение личности больного шизофренией с позиций концепции суверенного психологического пространства [1]. Целостность «Я», ненарушенность границ личности обладает высоким теоретическим и особенно прикладным значением, потому что практически каждый психотерапевтический случай связан с одним из видов насилия по отношению к идентифицированному пациенту — физического или эмоционального, в форме пассивной депривации или выраженной жестокости [2, 3].

Понятие «психологическое пространство личности» используется в различных областях научных исследований и психотерапевтической практике. Данное понятие, отражая тенденцию современной психологии личности к сближению естественнонаучной и гуманитарной парадигм, номотетического и идеографического подходов, сочетает в себе качество и количество, поэтому может использоваться и для феноменологического описания, и для исчисления.

В современной психологии топологические категории использовались для описания внутреннего мира человека практически с самого начала существования данной науки, что обусловлено феноменологической природой субъективного, недоступной никакому иному описанию, кроме как через уподобление его объективному. Описывая субъективное бытие человека, говорят о жизненном мире [4], топологии субъекта [2], внешнем и внутреннем «Я» [5], факторе места и обособлении личности [3], а также о категориях объективного существования человека — психологическом времени и пространстве [11, 12]. Такие понятия, как «пространство», (внутреннее, психосемантическое, социальное), «дистанция», «выше-ниже», «ближе-дальше», «границы», «барьеры» находят широкое применение в практической психологии [6-8].

Применительно к поведению человека понятие «личное пространство» было впервые использовано Р. Соммером [12], основоположником науки проксемики. Она изучает закономерности пространственного размещения и поведения людей в аспекте переживания ими субъективного комфорта, что достигается благодаря наличию у каждого невидимой пространственной «оболочки». Р. Соммер, однако, рассматривал личное пространство преимущественно территориально и как стабильное образование [11, 12].


Психологическое пространство личности можно соотнести с основными проявлениями психического: оно переживается субъектом как сохранное или нарушенное, что выражается в чувстве покоя или беспокойства, осознается вблизи своих границ и не осознается в тех областях, которые в последнее время не подвергались изменениям, выражается в поведении, направленном на объекты, значимые для внутреннего мира.

С.К. Нартовой-Бочавер [1] условно выделены шесть измерений психологического пространства личности, которые отражают физические (территориальные и темпоральные), социальные и духовные аспекты человеческого бытия: это физическое тело, территория, личные вещи, привычки, друзья и вкусы. Психологическое пространство развивается в онтогенезе при появлении новых измерений и переносе своих границ в рамках уже существующих измерений.

Эти измерения выделены эмпирически, они проявляются наиболее часто, но прослеживаются не у всех людей, причем возможно их дополнение и какими-то другими измерениями. Они взаимообратимы, так как вещи — это не только орудия деятельности, но и носители символического смысла, а круг знакомых может изменять территорию жизнедеятельности.

Что же касается психологического преодоления, то в современной отечественной персонологии развитие личности связывается с возрастанием способности отвечать и контролировать разные сферы жизнедеятельности, быть автором разрешения различных жизненных ситуаций. Поэтому резонно предположить, респонденты с более высокой с уверенностью будут чаще использовать активные виды психологического преодоления, требующие преобразования объективной ситуации и реже — иллюзорно-замещающие стратегии, трансформирующие отношение человека к переживаемым событиям [6,8,11].


Целью данного исследования было изучение и описание особенностей психологического пространства личности, их взаимосвязь с выбираемыми стилями поведения в конфликтных ситуациях больного шизофренией. В качестве объекта исследования выступила личность больного шизофренией, а предмета — психологическое пространство личности и его взаимосвязь со стилями конфликтного взаимодействия.

Рабочая гипотеза нашего исследования заключалась в том, что психологическое пространство личности больного шизофренией имеет свои особенности, обуславливающие выбор определенных стилей поведения в конфликтах.

Материалы и методы. Для проверки данной гипотезы нами проведено небольшое эмпирическое исследование с использованием опросника СПП (суверенное психологическое пространство), разработанного С.К. Нартовой-Бочавер [1] и опросника выявления типов поведения в конфликтной ситуации (опросник Томаса), адаптированный и стандартизированный к российской выборке Н.В. Гришиной [7, 8]. Статистический анализ проводился при помощи сравнения исследуемых выборок с вычислением степени достоверности полученных различий по t-критерию Стьюдента, корреляционного и дивергентного анализа взаимосвязей изучаемых показателей.

В исследовании приняли участие 20 больных параноидной формой шизофрении, находившихся на стадии становления лекарственной ремиссии в мужском отделении Казанской городской психоневрологической больницы им. В.М.Бехтерева в возрасте от18 до 32-х лет, не признанные инвалидами; в качестве контрольной группы выступили 20 студентов мужского пола географического факультета Казанского университета в возрасте 17-27 лет.

Результаты. В ходе работы было проведено сравнительное исследование особенностей психологического пространства и типов психологического преодоления конфликтов в экспериментальной и контрольной группах по целому ряду показателей, представленных в таблице 1.

Таблица 1.

Исследуемые показатели

ПоказателиОписание показателейМетодики
1Суверенность физического телаКонстатируется в отсутствие попыток нарушить соматическое благополучие человека

Суверенность психологического пространства

2Суверенность территорииХарактеризуется переживанием безопасности физического пространства, на котором находится человек
3Суверенность мира вещейВыражается в уважении к личной собственности человека, распоряжаться которой может только он
4Суверенность привычекПринятие временной формы организации жизни человека
5Суверенность социальных связейВыражается в праве иметь друзей и знакомых, которые могут не одобряться близкими
6Суверенность ценностейПодразумевает свободу вкусов и мировоззрения
7Суверенность психологического пространстваХарактеризует прочность границ психологического пространства, дающая человеку чувство уверенности, безопасности, доверия к миру
8СоперничествоВыражается открытой борьбой за свои интересы

Опросник Томаса

9СотрудничествоНаправлено на поиск решения, удовлетворяющего интересы всех сторон
10КомпромиссУрегулирование разногласий через взаимные уступки
11ИзбеганиеСтремление выйти из конфликтной ситуации, не решая ее, не уступая своего, но и не настаивая на своем
12ПриспособлениеТенденция сглаживать противоречия, поступаясь своими интересами

Средние значения показателей, выявленных в результате проведенного исследования, графически представлены в виде гистограмм (рисунок 1, 2,).

Достоверность наблюдаемых различий представлена в таблице 2.

Рис. 1. Гистограмма средних значений исследуемых показателей опросника «Суверенность психологического пространства»:

untitled-541.  Суверенность физического тела.

2.  Суверенность территории.

3.  Суверенность мира вещей.

4.  Суверенность привычек.

5.  Суверенность социальных связей.

6.  Суверенность ценностей.

7.  Суверенность психологического пространства.

Рис. 2. Гистограмма средних значений исследуемых показателей опросника Томаса:

untitled-638.  Соперничество.

9.  Сотрудничество.

10.  Компромисс.

11.  Избегание.

12.  Приспособление.

Таблица 2.

Данные статистического сравнения средних величин исследуемых показателей

№ показателей

Средние значения

Значения различия по t-критерию Стьюдента

1-я гр.2-я гр.
15,401,053,265 (р=0,01)
25,004,00
37,002,623,166 (р=0,01)
43,404,43
53,003,76
65,704,67
729,5020,522,192 (р=0,05)
86,806,38
95,455,33
106,206,86
116,106,00
125,455,43

Примечание: в таблицу включены значения показателей, по которым были обнаружены достоверные различия по t-критерию Стьюдента.

1-ая группа — больные шизофренией.

2-ая группа — психически здоровые.

Таким образом, выявлены достоверные различия между следующими показателями:

1.   Суверенность физического тела. В группе больных шизофренией данный показатель оказался выше, чем в контрольной группе, t-3,265 (р=0,01), но при этом и в экспериментальной, и в контрольной группах показатели располагаются в поле «нормы».

2.   Суверенность мира вещей. Здесь также показатель выше в группе больных шизофренией, чем в группе психически здоровых людей — t-3,166 (р=0,01), и в том, и в другом случае находятся в рамках нормы, то есть депривированность по данному показателю не отмечается.

3.   Общий показатель суверенности психологического пространства выше в группе больных шизофренией- t- 2,192 (р=0,05). Показатели как в экспериментальной, так и в контрольной группах также не выходят за пределы принятой нормы.

Обобщая полученные в ходе исследования результаты, можно сделать вывод о том, что депривированность психологического пространства личности у больных шизофренией отсутствует. Напротив, показатели суверенности физического тела, мира вещей и общий показатель суверенности психологического пространства личности в группе больных шизофренией оказались выше, чем в контрольной группе психически здоровых людей. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что границы психологического пространства личности у больных шизофренией обозначены жестче, имеется тенденция к их расширению и фиксации. Следует также отметить, что полная суверенность («псевдосуверенность») достижима только в случае жесткого отделения и аутистического противопоставления себя окружающему миру (С.К. Нартова-Бочавер). При этом, учитывая особенности личности больного шизофренией, необходимо отметить «хрупкость» суверенности психологического пространства.

Различий в выборе определенных стратегий поведения в конфликте между экспериментальной и контрольной группами не обнаружено.

Для подтверждения гипотезы об особенностях психологического пространства личности больного шизофренией и взаимосвязях с определенными стратегиями поведения в конфликте и уровнем тревожности была проведена ранговая корреляция данных.

Данные корреляционного анализа представлены в таблице 3

Таблица 3.

Данные корреляционного анализа

Взаимосвязь показателей*Показатель корреляций экспериментальной группыПоказатель корреляций контрольной группы
1-20,80
1-30,71
1-8-0,54
2-40,53
2-8-0,760,65
2-120,72
3-70,75
4-60,550,58
5-60,70
5-90,59
5-11-0,55
7-8-0,57
7-120,57

* — обозначения показателей как на рис.1 и 2.

При анализе плеяд, образованных взаимосвязями исследуемых показателей, по обеим выборкам испытуемых отмечены следующие различия, которые касаются как количества взаимосвязей, так и характера самих взаимосвязей. Структура показателей пациентов психоневрологической больницы представлена 14 взаимосвязями, структура контрольной группы — 3 взаимосвязями.

Для группы больных шизофренией были получены обратные взаимосвязи между показателями:

  • суверенность физического тела и соперничество,
  • суверенность психологического пространства и соперничество,
  • суверенность социальных связей и избегание,

Прямые взаимосвязи в этой же группе обнаружены между показателями:

  • суверенность физического тела и суверенность территории,
  • суверенность территории и суверенность привычек,
  • суверенность социальных связей и суверенность ценностей,
  • суверенность социальных связей и сотрудничество,
  • суверенность территории и приспособление,
  • суверенность психологического пространства и приспособление.

В контрольной группе испытуемых прослеживается только лишь прямая корреляция по критерию:

  • суверенность физического тела и суверенность мира вещей.

Таким образом, отмечаются различные корреляции по показателям суверенности психологического пространства и способов преодоления конфликта в экспериментальной и контрольной группах. В данной работе была предпринята попытка выявления и описания особенностей психологического пространства личности больных шизофренией, взаимосвязь выявленных особенностей с предпочитаемыми стратегиями поведения в конфликте. Выяснилось, что показатели суверенности физического тела, мира вещей и общий показатель суверенности психологического пространства личности в группе больных шизофренией выше, чем в контрольной группе психически здоровых людей. Исходя из вышесказанного, можно говорить о том, что границы психологического пространства личности у больных шизофренией обозначены жестче, имеется тенденция к их расширению и фиксации. Однако, полная суверенность достижима только в случае жесткого отделения и, возможно, аутистического противопоставления себя окружающему миру. При этом, учитывая особенности личности больного шизофренией, необходимо отметить «хрупкость» суверенности психологического пространства.

При помощи корреляционного анализа нами была выявлена взаимосвязь особенностей психологического пространства личности больного шизофренией с такими стратегиями поведения в конфликте, как сотрудничество и приспособление. Именно данные стили поведения наиболее характерны для больных шизофренией.

Таким образом, выдвинутая гипотеза о том, что психологическое пространство личности больного шизофренией имеет свои особенности, обуславливающие выбор определенных стилей поведения в конфликтах и взаимосвязанных с повышенным уровнем личностной тревожности, в результате проведенного исследования подтвердилась. Полученные результаты исследования могут использоваться при ранней диагностике и выявлении предрасположенности к заболеванию шизофренией.

Е.А. Сахаров, Э.Н. Ахмадуллина

Казанский государственный медицинский университет

Сахаров Евгений Александрович — доцент кафедры медицинской и общей психологии Казанского государственного медицинского университета.

Литература:

1. Нартова-Бочавер С.К. Человек суверенный: психологическое исследование человека в его бытии. СПб.:Питер, 2008. 400 с.

2. Тхостов А.Ш. Топология субъекта. Вестник МГУ. Сер. 14 Психология; 2:  3-13; 3: 3-12

3. Мухина В.С. Возрастная психология. М., 2000. 21с.

4. Василюк Ф.Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций. М., 1984. с. 76-81.

5. Орлов А.Б. Личность и сущность: внешнее и внутреннее Я человека. Вопросы психологии 1995; 2: 5-18.

6. Психологические тесты. Под ред. А.А. Карелина: в 2 т., т. 1. М.: ВЛАДОС, 2003. с. 39-45.

7. Психологические тесты. Под ред. А.А. Карелина: в 2 т., т. 2. М.: ВЛАДОС, 2003. с. 69-76.

8. Левин К. Теория поля в социальных науках. СПб., 2000. с.101-108.

9. Нартова-Бочавер С.К. «Суверенность психологического пространства» — новый метод диагностики личности. Психологический журнал 2004; Т. 25:5: 77-89.

10.   Котова О.В., Нартова-Бочавер С.К. Там, где трудно одному (Сила и слабость единственных и неединственных детей) — Наш малыш 2003; 3: 13 -15.

11.   Абрамова Ю.Г. Психология среды: истоки и направления. Вопросы психологии 1995; 2: 130-131.

12.   Валединская О.Р., Нартова-Бочавер С.К. Личное пространство человека и возможности его «измерения». Психология зрелости и старения. М., 2002. с. 60-77.

13.   Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения. Кострома, 2004. с. 23-29.