Татарстанская гастроскопия — расширение горизонтов


muraviev2Эндоскопия в Татарстане развивается семимильными шагами. Еще сравнительно недавно, в 1971 году, в нашем городе появился первый эндоскоп, который дал возможность разглядеть патологические участки пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки.

Сегодня мы видим совсем другой уровень эндоскопической службы: появилось новейшее эндоскопическое оборудование, обладающее широкими техническими возможностями, внедрены новые подходы к диагностике и лечению малоинвазивными эндоскопическими методиками не только гастро, но и  другой патологии.

В Эндоскопическом центре Министерства здравоохранения РТ, который расположен на базе Республиканского клинического онкологического диспансера, за прошлый, 2009 год было выполнено 26,5 тысячи исследований, а это, как по оценкам российских, так и зарубежных ученых, сумасшедшие цифры.

Служба расширила и свои позиции в отношении территорий: в сентябре этого года в Альметьевске было открыто онкологическое поликлиническое отделение № 3, на базе которого также организован филиал Эндоскопического центра.

Какие изменения произошли в работе эндоскопической службы за последнее время, какое место сегодня занимает гастроскопия, и каковы ее основные функции — об этом мы решили поговорить с организатором, а ныне руководителем Эндоскопического центра Министерства здравоохранения РТ, главным внештатным эндоскопистом республики доктором медицинских наук, профессором кафедры эндоскопии, общей и эндоскопической хирургии КГМА Владимиром Юрьевичем Муравьевым.


Какая гастропатология на сегодняшний день выявляется у большинства пациентов, обратившихся в Эндоскопический центр?

— Скорее всего, на первое место в структуре гастрозаболеваний сегодня вышли грыжа пищеводного отверстия диафрагмы и гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь.

Какие эндоскопические методики используются для лечения данной патологии?

— Мы используем новейшие эндоскопические технологии, в частности аргоноплазменую коагуляцию.


А в отношении ГЭРБ проводится только диагностика, и пациенты направляются к гастроэнтерологам для получения медикаментозной терапии?

— ГЭРБ диагностируется в плане стадии, и мы уже можем назначать здесь лечение и эндоскопически контролировать пациентов, в некотором смысле освобождая наших коллег-гастроэнтерологов от огромной загруженности, которая на них падет.

Сотрудники Эндоскопического центра одновременно являются и сотрудниками кафедры эндоскопии, общей и эндоскопической хирургии КГМА. Какими на сегодняшний день разработками занимаются доктора, и что сегодня приоритетно?

Мы сейчас очень серьезно занимаемся проблемой онкологии пищевода и предраковой патологией пищевода: имеется в виду пищевод Барретта. Могу сказать без преувеличения, что мы идем «впереди России всей» по результатам обследования и лечения ахалазии кардии. Достаточно широко используется стентирование при запущенных раках пищевода и начальных отделов желудка. Гастростомов мы стараемся избегать. Сегодня установлено более 150 пищеводных стентов и около 30-40 трахеальных.

Все эти методики внедряются в практическую деятельность?

— Скорее, практика заставляет нас давать научное описание. Все, кто защищает свои диссертационные работы под моим руководством, вышли из практической эндоскопии. Абстрактными вещами мы не занимаемся, все черпается из практики.

Какие задачи стоят перед фиброгастродуоденоскопией? Изменились ли они кардинальным образом?

— Фиброгастродуоденоскопия рассчитана на выявление ранних форм рака желудка, пищевода. Так было изначально, с того самого момента, как 10 декабря 1976 года вышел приказ Минздрава тогда еще Советского Союза по созданию эндоскопической службы в нашей стране. Этот приказ и поставил главной задачей выявление онкологических заболеваний, желательно на ранних стадиях. Несколько позже появилась колоноскопия, исследование прямой и толстой кишки, которое, по сути, ставило перед собой ту же задачу — ранняя выявляемость патологии органов желудочно-кишечного тракта. Прошло уже более 30 лет, и до настоящего дня для эндоскопической службы является актуальной проблема ранней выявляемости рака. В основном ориентируясь на эти задачи, онкологическая служба расширила свои горизонты — месяц тому назад была открыта новая база Онкологического диспансера. Это не просто обычная поликлиника в Альметьевске — это концентрация девяти районов: Бугульмы, Азнакаево, Бавлов, Менделеевска и так далее с целью своевременного прохождения пациентами диагностики, не выезжая в Казань.

Естественно, на базе онкологической поликлиники № 3 открыта и эндоскопическая служба, где начали работу наши ученики. На первых порах мы, безусловно, будем выезжать в Альметьевск и оказывать консультативную помощь нашим молодым коллегам.

В чем она будет заключаться?

— Приведу пример. Кабинет эндоскопии, в частности гастроскопии, колоноскопии, бронхоскопии, начал свою работу на базе альметьевской онкологической поликлиники буквально на прошлой неделе. Мы выехали сразу же для приема первых пациентов.

Необходимо отметить, что в настоящее время налаживается достаточно интересная информационная связь, организованная при поддержке Министерства информатизации и связи Республики Татарстан и министра Николая Анатольевича Никифорова.   Это новое направление в развитии и онкологической и эндоскопической помощи. Допустим, молодой доктор, продиагностировав пациента, нашел новообразование, но ему недостаточно ясен диагноз, есть сомнения. Необходимо взять гистологию. Сегодня есть возможность через Интернет передать информацию и «картинку» специалисту-гистологу, который сумеет проконсультировать и помочь. Такая связь имеет колоссальное значение в первую очередь для пациента — не нужно никуда ехать, перевозить биоптат в нашу гистологическую лабораторию, все можно сделать на месте благодаря средствам информационной связи.

На каком уровне находится оснащение эндоскопического центра в Альметьевске: есть ли существенная разница между головным центром эндоскопии и филиалом?

— Практически отличий никаких нет. По федеральной программе выделена достаточная сумма на онкологическую службу, и в частности на эндоскопию. Наша база в Альметьевске оснащена самой современной эндоскопической аппаратурой. На данном этапе то, чем сегодня работают японцы, доступно и нам.

Какие именно эндоскопы сегодня считаются современными?

— Более усовершенствованные. Резкой новизны нет, но каждое новое поколение эндоскопов отличается углом, качеством изображения на мониторе за счет фиброволокон, матриц и так далее. Это ощущаем мы, врачи, но наши пациенты как «глотали, так и будут глотать» в ближайшие двадцать лет — ничего другого ученые не прогнозируют. Будет улучшаться качество самих приборов, но никак не само исследование.

Екатерина Лобанова